Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Рэндал ГАРРЕТ - ДЕЛО ОБ ОПОЗНАНИИ

Скачать Рэндал ГАРРЕТ - ДЕЛО ОБ ОПОЗНАНИИ

     Лорд Дарси,  высокий  человек  с  худощавым,  привлекательным  лицом,
пересек холл и открыл дверь, на которой красовался герб Нормандии.
     - Ваше Высочество хотели  меня  видеть?  -  В  его  англо-французском
чувствовался заметный английский акцент.
     В комнате находились трое. Самый молодой - высокий, белокурый Ричард,
герцог  Нормандский,  брат  Его  Императорского  Величества  Джона  IV,  -
повернулся на звук открываемой двери.
     - А, лорд Дарси. Входите.
     Он повел рукой в сторону полного человека,  облаченного  в  пурпурную
епископскую мантию.
     - Ваше преосвященство, я хочу представить вам  главного  следователя,
лорда Дарси. Лорд Дарси, это его преосвященство епископ Гернси и Сарка.
     - Очень рад познакомиться, лорд Дарси.
     Епископ протянул вошедшему руку.
     Лорд  Дарси  поклонился  и,  взяв  протянутую  ему  руку,   поцеловал
перстень.
     - Ваше преосвященство.
     Затем, повернувшись, он поклонился  третьему  мужчине  -  худощавому,
начавшему седеть маркизу Руанскому.
     - Милорд маркиз.
     Затем лорд Дарси вновь обернулся к герцогу  Нормандскому  и  замер  в
ожидании.
     Герцог еле заметно нахмурился.
     - Похоже, возникли не совсем  приятные  обстоятельства,  связанные  с
милордом маркизом Шербурским.  Как  вам  известно,  его  преосвященство  -
старший брат маркиза.
     Лорд Дарси знал историю этой семьи. У предыдущего маркиза Шербурского
было три сына. После его смерти титул  и  правление  перешли  к  старшему.
Средний принял церковный сан, а младший стал офицером королевского  флота.
Когда старший из братьев умер, не оставив после себя наследников, маркизом
стал младший Хью - епископ не мог наследовать титул.
     - Возможно, вам  стоило  бы  поподробнее  объяснить  положение,  ваше
преосвященство, - сказал герцог. - Будет лучше, если  лорд  Дарси  получит
информацию из первых рук.
     - Разумеется, Ваше Высочество.
     На  лице  епископа  легко  читалось  беспокойство,  его  правая  рука
беспрестанно теребила большой наперсный крест.
     - Прошу вас, милорды, - герцог жестом указал на стулья. - Садитесь.


     После того, как все расселись, епископ заговорил.
     - Мой брат маркиз, - сказал он, глубоко вздохнув, словно  бросаясь  в
холодную воду, - исчез.
     Брови  лорда  Дарси  едва  заметно   приподнялись.   При   нормальных
обстоятельствах  исчезновение  одного  из  губернаторов  Его  Королевского
Величества  вызвало  бы  колоссальный  шум.  Известие  об  этом  мгновенно
прокатилось бы от одного края Империи до другого -  от  мыса  Данкансби  в
Шотландии до самой южной оконечности Гаскони,  от  германской  границы  на
востоке до Новой Англии и Новой Франции,  там,  за  океаном.  И  если  его
преосвященство епископ Гернси и Сарка  желает,  чтобы  такое  происшествие
держалось в тайне, значит, тому есть - _о_ч_е_н_ь_ хотелось бы  надеяться,
что есть, - серьезная причина.
     - Вы знакомы с моим братом, лорд Дарси?
     - Весьма поверхностно, ваше преосвященство. Встречался с ним однажды,
год тому назад, или около того. Можно сказать, что я  его  практически  не
знаю.
     - Понятно.
     Нервно поиграв наперсным крестом, епископ  начал  излагать  известные
ему факты. Три дня тому назад, десятого января,  в  Сент-Питер  Порт,  где
расположен кафедральный собор епархии Гернси и Сарка, кораблем прибыл один
из слуг Элайн, маркизы Шербурской,  невестки  епископа.  Во  врученном  им
запечатанном послании сообщалось, что маркиз, брат епископа, исчез.  Никто
не видел его с вечера восьмого числа. Вопреки обыкновению милорд маркиз не
уведомил миледи  маркизу  о  намерении  покинуть  замок.  Более  того,  он
сообщил, что отправится почивать по окончании работы с некими официальными
документами. Однако, после того, как маркиз вошел в  свой  кабинет,  никто
его больше не видел. Миледи Шербурская заметила исчезновение  мужа  только
утром, когда оказалось, что постель его осталась неразобранной.
     - Если я  верно  понял,  милорд,  это  произошло  девятого  утром,  в
четверг? - спросил лорд Дарси.
     - Совершенно верно, милорд.
     - Могу ли я задать вопрос, - осторожно спросил лорд Дарси,  -  почему
мы не были уведомлены раньше?
     Судя   по   запинкам,   его   преосвященству   оказалось    несколько
затруднительно дать внятный ответ.
     - Ну, вы понимаете, милорд... тут... понимаете, миледи Элайн считает,
что... э-э... что его лордство,  мой  брат,  не  совсем...  э-э...  точнее
говоря, _в_о_з_м_о_ж_н_о_, что он не совсем... э-э... не  совсем  в  своем
уме.
     "Вот оно! -  подумал  лорд  Дарси.  -  Наконец-то  он  выдал!  Милорд
Шербурский умом тронулся. Или, во всяком случае, так думает его женушка".
     - Как это отражалось на его поведении?
     Лорд Дарси спросил это совершенно спокойно, словно речь шла о  чем-то
совершенно заурядном.
     Теперь епископ говорил быстро и четко.  Первый  припадок  случился  у
милорда Шербурского в канун дня Святого Стефана, 26-го декабря 1963  года.
На его лице появилось совершенно идиотское выражение, оно как-то  обмякло,
в глазах не осталось и проблеска разума. Он бормотал какую-то бессмыслицу,
казалось,  что  он  не  понимает,  где  находится,  и  даже  боится  всего
окружающего.
     - Проявлял ли он какие-нибудь признаки буйства?
     - Нет, совсем наоборот. Был крайне покорен,  легко  позволил  уложить
себя в постель. Леди Элайн сразу же вызвала целителя: она опасалась, что у
моего брата апоплексический удар. Как вам  известно,  в  Шербурском  замке
живут бенедиктинцы, поддерживаемые маркизатом, так что отец Патрик  был  у
моего брата уже через несколько минут.
     Но к тому времени  приступ  уже  полностью  прошел.  Отец  Патрик  не
обнаружил никаких тревожных симптомов, а мой брат  сказал,  что  это  было
всего лишь легкое головокружение,  ничего  серьезного.  Однако  за  первым
припадком последовали еще три - все по вечерам. Второго, пятого и седьмого
числа этого месяца. А теперь он исчез.
     - Так значит,  вы,  ваше  преосвященство,  подозреваете,  что  у  его
лордства случился один из этих припадков, и может быть так, что он  где-то
блуждает... м-м... non compos mentis [в помраченном рассудке (лат.)],  как
в предыдущих случаях?
     - Именно этого я и опасаюсь, - твердо ответил епископ.
     На секунду лорд Дарси задумался, а затем вопросительно  посмотрел  на
Его Королевское Высочество герцога.
     - Я бы хотел, лорд Дарси, чтобы вы расследовали это  происшествие  со
всей возможной тщательностью, -  ответил  на  невысказанный  вслух  вопрос
герцог, - и со всей возможной конфиденциальностью. Скандал был  бы  крайне
нежелателен. Если что-либо приключилось с рассудком милорда Шербурского  -
ему будет, несомненно, обеспечено наилучшее лечение. Но  сперва  его  надо
найти.
     Герцог взглянул на стенные часы.
     -  Поезд  в  Шербур  отходит  через  сорок  одну  минуту.  Вы  будете
сопровождать его преосвященство епископа.
     Лорд Дарси встал.
     - Мне как  раз  хватит  времени  собраться,  Ваше  Высочество.  -  Он
поклонился епископу. - Ваш покорный слуга, ваше преосвященство.
     Он повернулся и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.


     Однако лорд Дарси вовсе  не  направился  сразу  в  свои  апартаменты,
вместо этого он тихо встал за дверью, чуть  сбоку.  Через  узкую  щель  он
поймал взгляд герцога Ричарда.
     Внутри продолжался разговор.
     - Милорд маркиз, - сказал герцог, - вы можете проследить,  чтобы  его
преосвященству дали подкрепиться? Если ваше лордство не возражает, у  меня
есть срочные дела. Нужно как  можно  скорее  послать  моему  брату  королю
донесение об этих событиях.
     - Конечно, конечно, Ваше Высочество.
     - Вас и лорда Дарси будет ждать экипаж. Мы  еще  увидимся  до  вашего
отъезда, милорд. А сейчас прошу меня извинить.
     Покинув комнату, он посмотрел на  ожидающего  лорда  Дарси  и  жестом
пригласил его в соседнюю комнату. Лорд Дарси  последовал  за  ним.  Герцог
плотно закрыл за собой дверь и тихим голосом заговорил:
     - Возможно, все гораздо хуже, чем может показаться на первый  взгляд,
Дарси. Де Шербур работал с одним из личных  агентов  Его  Величества.  Они
пытались  раскрыть  сеть   польских   agents   provocateurs   [провокаторы
(франц.)], действующих в Шербуре. Если  у  маркиза  и  вправду  умственное
расстройство, и он попал к ним в руки - значит, здесь  приложил  руку  сам
Дьявол.
     Лорд  Дарси  понимал  всю  серьезность  положения.  Амбиции  польских
королей сильно возросли за последние  полвека.  Аннексировав  всю  русскую
территорию, какую могли проглотить, - от Минска на севере и  до  Киева  на
юге, - поляки устремили свои взгляды на запад, в сторону рубежей  Империи.
Последние несколько столетий германские  государства  играли  роль  буфера
между могущественным Королевством  Польским  и  еще  более  могущественной
Империей. Теоретически, будучи в прошлом частью Священной Римской Империи,
германские государства находились в вассальной зависимости от  Императора,
однако уже многие столетия ни один из англо-французских королей не пытался
требовать  подтверждения  этой  зависимости   на   практике.   Фактически,
германские   государства   сохраняли    свою    независимость    благодаря
неустойчивому равновесию сил между Польшей и Империей. Если бы,  например,
войска Казимира IX попытались войти в Баварию,  Бавария  прибежала  бы  за
помощью к Империи - и получила бы эту помощь. С другой  стороны,  если  бы
Джон IV попытался обложить Баварию налогом хотя бы в один соверен и послал
свои войска для сбора этого налога, Бавария с той же быстротой побежала бы
за помощью к Польше. Пока сохранялось равновесие сил, немцам можно было ни
о чем не беспокоиться.
     По правде говоря, у короля Джона  и  желания  такого  -  присоединить
германские государства к Империи силой - не было. Агрессия  уже  давно  не
входила в число средств политики Империи. Для имперской армии не составило
бы ни малейшего труда захватить Ломбардию или  северную  Испанию.  Однако,
имея в своем владении весь Новый Свет, Империя не  интересовалась  мелкими
территориальными приобретениями в Европе. В эти дни, в этом веке  агрессия
против миролюбивого соседа была просто немыслима.
     Пока Польша продвигалась на восток, политика  Империи  была  простой:
пусть Польша занимается своими делами, пока  Империя  распространяет  свое
влияние на Новый Свет. Однако продвижение на восток застопорилось:  королю
Казимиру хватало хлопот и с теми русскими, которых он уже завоевал.  Чтобы
не дать развалиться своей квазиимперии, ему надо было  все  время  держать
перед глазами подданных какую-то угрозу извне, но  продвигаться  в  Россию
дальше  он  не  решался.  За  время  жизни  последнего  поколения  русские
государства образовали нечто вроде рыхлой коалиции,  и  предыдущий  король
Польши Сигизмунд III был вынужден отступить. Если русские  когда-нибудь  и
вправду объединятся, они будут очень серьезным противником.
     Оставались германские государства на  западе  и  Румелия  на  юге.  С
Румелией Казимир связываться не хотел, однако относительно немцев  у  него
были некоторые планы.
     Главное  богатство  Империи,  основа  ее  непрестанно   развивающейся
экономики, находилось в Новом Свете. Импорт хлопка, табака и сахара  -  не
говоря уж о найденном на южном материке  золоте  -  был  становым  хребтом
экономики Империи. Подданные короля сытно  ели,  хорошо  одевались,  имели
пристойное жилье - в общем, были счастливы. Однако прерви на  сколь-нибудь
значительное время поток грузов, доставляемых кораблями через океан,  -  и
неминуемо возникнут серьезные трудности.
     Конечно же, польский военный флот - не чета королевскому.  Поляки  не
могли миновать Северное море, не столкнувшись  либо  с  имперским  флотом,
либо с кораблями скандинавских союзников Империи. Северное море  считалось
совместной  имперско-скандинавской  собственностью,   вход   в   него   не
дозволялся ни одному чужому  военному  кораблю.  Польским  торговым  судам
разрешался  свободный  проход  -  после  досмотра  патрулями  на   предмет
обнаружения пушек. Польский флот, плотно закупоренный в  Балтийском  море,
был беспомощен; он не был силен настолько, чтобы пробиться через  проливы.
Однажды, в 1939 году, польские корабли попробовали - и все ушли на дно.  У
короля Казимира хватило ума не повторять такую попытку.
     Правда, он сумел купить несколько испанских и сицилийских кораблей  и
переоборудовал их в каперы, однако они лишь досаждали  и  не  представляли
серьезной угрозы. Имперский флот относился к ним как к пиратам -  их  либо
топили, либо захватывали и вешали  всю  команду.  Имперское  правительство
даже не брало на себя труд посылать полякам протест.
     Однако у короля Казимира была, видимо, припрятана еще какая-то  карта
в его  королевском  рукаве.  Происходило  нечто  непонятное,  доставлявшее
головную боль лордам Адмиралтейства и лордам прибрежных областей.  Корабли
покидали порты Империи - Гавр, Шербур, Ливерпуль, Лондон  и  так  далее  -
покидали и время от времени исчезали. Больше о них никто ничего не слышал.
Они просто не доходили до Новой Англии.  И  их  исчезало  так  много,  что
нельзя было списать все на пиратов и погоду.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1008 сек.