Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Рэндал ГАРРЕТ - ДЕЛО ОБ ОПОЗНАНИИ

Скачать Рэндал ГАРРЕТ - ДЕЛО ОБ ОПОЗНАНИИ

   Все же, как с облегчением заметил  лорд  Дарси,  жизнь  в  гавани  не
совсем замерла. Не говоря уж о судах, направлявшихся в средиземноморские и
африканские рейсы, были и корабли, сумевшие, видимо, набрать  команду  для
перехода через Атлантику к северному континенту  -  Новой  Англии,  или  к
южному - Новой Франции.
     Один из крупных кораблей, "Гордость Кале", прямо  кипел  активностью.
Под громко выкрикиваемые команды через его борт грузили тюки товаров. Лорд
Дарси рассмотрел сетку, полную винных бочонков. На каждом  поднимаемом  на
борт бочонке красовалась надпись: "Винодел Ордвин Вейн", а также выжженное
на дереве клеймо волшебника, гарантирующее на время рейса защиту  вина  от
прокисания. Большая часть этого  вина,  как  было  известно  лорду  Дарси,
предназначалась  команде.  По  закону  каждому  моряку  полагался  в  день
эквивалент одной бутылки; кроме того, вина Нового Света столь великолепны,
что импорт из Европы просто не имеет смысла.
     Лорд Дарси увидел, как грузятся и другие корабли, направляющиеся,  по
его сведениям, через Атлантику. Видимо,  пока  что  "Проклятие  Атлантики"
перепугало до полусмерти еще не всех моряков Империи.
     "Справимся, - думал лорд Дарси. - Что бы там ни делал король Польши -
справимся. Мы всегда справлялись".
     Он не подумал: "Мы всегда справимся". Лорд Дарси знал, что империи  и
культуры умирают и на их место приходят другие. Римская империя  пала,  ее
сменили орды варваров, которые постепенно создали феодальное общество,  из
которого, в свою очередь, развилась современная система. Возможно, конечно
же, что восьмисотлетняя Империя,  основанная  Генрихом  II  в  двенадцатом
веке, однажды падет, подобно Римской, - но она существует уже почти в  два
раза дольше и ей пока  не  угрожают  ни  варварские  орды,  ни  достаточно
серьезные  внутренние  разногласия.  Империя   устойчива   и   развивается
по-прежнему.
     Устойчивостью  и  развитием   она   большей   частью   обязана   Дому
Плантагенетов,  династии,  основанной  Генрихом  II  после  смерти  короля
Стефана.  Старик  Генрих  поставил  большую  часть  Франции   под   власть
английской короны. Его сын,  Ричард  Львиное  Сердце,  первые  десять  лет
своего правления пренебрегал Англией,  однако,  чудом  избежав  смерти  от
арбалетной стрелы при осаде Шалю, он утихомирился  и  стал  править  своей
Империей, править твердо и мудро. Детей у него не было,  однако  их  место
занял племянник Артур, сын умершего Джеффри, брата короля  Ричарда.  Артур
вместе с королем боролся против предательства принца Джона, младшего брата
Ричарда и единственного другого  серьезного  претендента  на  трон.  После
смерти Джона,  последовавшей  в  1216  году,  Артур  остался  единственным
наследником, а после смерти в 1219 году старого Ричарда тридцатидвухлетний
Артур воссел на английский трон. Народные предания часто смешивают  короля
Артура с другим, более ранним королем Артуром из Камелота [герой кельтских
народных преданий, король бриттов Артур, живший в VI веке и  боровшийся  с
англо-саксонскими завоевателями] - и не без  причины.  Этот  монарх,  даже
теперь вспоминаемый как король Артур Умелый, правил  своими  подданными  в
той же рыцарственной манере - отчасти воодушевленный легендами  о  древнем
вожде бриттов, отчасти  в  согласии  со  своими  собственными  внутренними
склонностями.
     С того времени  династия  Плантагенетов  прошла  через  восемь  веков
несчастий и испытаний, крови, пота, трудов и слез. Она  удерживала  врагов
Империи огнем и мечом, тонкой умелой дипломатией не давала своим владениям
развалиться и все время расширяла их.
     Империя выстояла. Она выстоит и  дальше,  пока  каждый  ее  подданный
осознает, что она падет,  если  все  ее  бремя  ляжет  на  одного  короля.
"Империя ожидает, что каждый человек выполнит свой долг".
     В данный момент долг лорда Дарси был чем-то большим,  нежели  простая
обязанность выяснить, что же произошло  с  милордом  маркизом  Шербурским.
Проблема была глубже.
     Его размышления прервал голос епископа.
     - Вон там башня Цитадели, лорд Дарси. Скоро доедем.
     И действительно, уже  через  несколько  минут  запряженный  четверкой
экипаж остановился у главного входа  Шербурского  замка.  Лакей  в  ливрее
открыл дверь, и все трое вышли, причем мастер Шон так ни на секунду  и  не
выпустил ручку своего чемоданчика.


     Миледи Элайн, маркиза де Шербур,  глядела  на  Канал  из  окна  своей
гостиной, расположенной над Большим залом. Ледяные волны катились, плясали
и разбивались,  производя  почти  гипнотическое  воздействие,  однако  она
смотрела на них, едва ли их видя.
     "Где ты, Хью? - думала она. - Вернись ко мне, Хью.  Я  никогда  и  не
подозревала, как ты мне нужен". Затем ее мысли успокоились, и в голове  не
осталось ни одной мысли. В нее проникал лишь рокот волн.
     Сзади послышался звук открываемой двери. Маркиза  резко  повернулась,
длинная бархатная юбка тяжелой волной обвилась вокруг ее ног.
     - Да? - Собственный голос казался  ей  странным,  словно  доносящимся
издали.
     - Вы звонили, миледи.
     Это был сэр Гийом, сенешаль.
     Миледи Элайн попыталась собраться с мыслями.
     - О! - сказала она после крохотной паузы. - О, да.
     Она указала на столик с напитками, на  котором  стояли  три  графина:
пустой, с портвейном и с хересом.
     - Бренди. Не налили бренди. Принесите мне "Сен Корлан  Мишель"  46-го
года.
     - "Сен Корлан Мишель-46", миледи? - Сэр Гийом неуверенно поморгал.  -
Но милорд де Шербур...
     Маркиза посмотрела на него в упор.
     - Я уверена, что в такое время милорд Шербурский не отказал бы жене в
своем лучшем шампанском бренди, _с_ь_е_ Гийом! - резко  сказала  она.  То,
что она произнесла вместо обычного  англо-французского  местное  обращение
"сье", служило мягким, но  достаточно  строгим  напоминанием.  -  Или  мне
принести самой?
     Лицо сэра Гийома чуть побледнело, но не изменило выражения.
     - Нет, миледи. Ваше желание для меня - приказ.
     - Очень хорошо. Спасибо, сэр Гийом.
     Маркиза снова повернулась к окну. Она слышала, как открылась и  вновь
закрылась дверь.
     Затем она повернулась, подошла к столику с напитками и посмотрела  на
бокал, из которого она пила несколькими минутами ранее.
     "Пусто, - подумала маркиза. - Как в моей жизни. Смогу ли я вновь _е_е
наполнить?"
     Она взяла со столика  графин  хереса,  вынула  из  него  пробку  и  с
преувеличенной аккуратностью наполнила свой бокал. Бренди, конечно, лучше,
но пока сэр Гийом принесет бренди,  пить  нечего,  кроме  сладких  вин.  И
зачем, собственно, она настаивала на  самом  лучшем  и  тонком  бренди  из
подвалов Хью? Никакого смысла. Сошел бы любой бренди, даже  "Aqua  Sancta"
1960 года,  вонючий  самогон.  Маркиза  знала,  что  сейчас  ее  н„бо  уже
настолько утратило чувствительность, что она просто не заметит разницу.
     Да, но _г_д_е _ж_е_ бренди? Где-то там. Да. Сэр Гийом.
     Раздраженно,  почти   не   размышляя,   она   начала   дергать   шнур
колокольчика. Рывок. Пауза. Рывок. Пауза. Рывок...
     Когда дверь отворилась, она все еще дергала шнур.
     - Да, миледи?
     Она яростно развернулась - и замерла.
     Лорд Сейгер ее напугал. Она всегда его боялась.
     - Я вызывала сэра Гийома, милорд, - сказала она, вложив в  эти  слова
все достоинство, на какое была сейчас способна.
     Лорд  Сейгер,  мужчина  крупного  телосложения,   всегда,   казалось,
распространял вокруг себя волны того  ледяного  холода,  который  царил  в
норвежском доме его далеких предков. Это был очень светлый блондин,  почти
альбинос,  со  светло-голубыми  ледяными   глазами.   Маркиза   не   могла
припомнить,  чтобы  он  хотя  бы  раз  улыбнулся  в  ее  присутствии.  Его
правильное лицо было всегда спокойно  и  лишено  всякого  выражения.  Леди
Элайн подумала вдруг, что ее больше устрашила бы улыбка лорда Сейгера, чем
его обычное невозмутимое лицо. От этой мысли по спине пробежал холодок.
     - Я вызывала сэра Гийома, - повторила она.
     - Конечно, миледи, однако так как сэр Гийом, видимо,  не  отвечал,  я
счел своим долгом явиться сюда.  Вы  вызывали  его  несколько  минут  тому
назад. Теперь вы позвонили снова. Могу я чем-нибудь помочь?
     - Нет... нет... - Что могла она сказать?
     Он вошел в комнату и прикрыл за собой дверь. Леди Элайн казалось, что
даже с расстояния в двадцать пять футов она чувствует  исходящий  от  него
холод. Он приближался, а она не могла ничего сделать.  Слова  замерзали  у
нее на языке. Высокий красивый блондин, лорд  Сейгер  обладал  не  большей
сексуальной привлекательностью, чем  слизняк.  Даже  меньшей  -  ведь  тот
притягателен хотя бы для другого слизняка,  и  слизняк  -  все-таки  живое
существо. Миледи ничем не привлекал этот мужчина, он не казался  ей  живым
существом.
     Он  приближался  к  ней  как  линейный  корабль  -  двадцать   футов,
пятнадцать...
     Миледи  судорожно  схватила  ртом  воздух  и  указала  на  столик   с
напитками.
     - Вы не могли бы налить  мне  вина,  милорд?  Я  бы  хотела  бокал...
хереса.
     Словно бы, подумала она, на боевом корабле резко переложили  штурвал.
Сейгер отклонился от курса на тридцать градусов и направился к столику.
     - Херес, миледи? Конечно. С величайшим удовольствием.
     Точными, экономными движениями сильных рук он вылил в  бокал  остатки
вина из графина.
     - Тут не хватает на полный бокал, миледи, - его светло-голубые  глаза
по-прежнему были бесстрастны. - Возможно, миледи желает портвейн?
     - Нет... Нет, путь будет херес, милорд, пусть будет херес. -  Маркиза
судорожно сглотнула. - Может быть, вы нальете и себе?
     - Я никогда не пью, миледи. - Лорд Сейгер протянул ей неполный бокал.
     Ей ничего не оставалось, как взять бокал у  него  из  руки.  Странно,
подумала она, что его  пальцы  такие  же  теплые,  как  у  любого  другого
человека.
     - Миледи действительно считает, - голос лорда Сейгера  был  столь  же
бесстрастен, как и его лицо,  -  что  нужно  так  много  пить?  За  четыре
последних дня...
     Рука миледи вздрогнула, он она смогла произнести только:
     - Это все нервы, милорд. Нервы.
     Она вернула ему пустой бокал.
     Не услышав просьбы налить снова, лорд Сейгер  посмотрел  на  маркизу,
держа бокал в руке.
     - Я здесь для того, чтобы защитить  вас,  миледи.  Это  -  мой  долг.
Только у ваших врагов есть основания меня бояться.
     Вообще-то, его слова были  истинной  правдой,  и  она  знала  это.  И
все-таки...
     - Налейте мне, пожалуйста, бокал портвейна, милорд.
     - Хорошо, миледи.
     В тот момент, когда он  наливал  вино,  дверь  распахнулась.  У  сэра
Гийома в руках была бутылка бренди.
     - Миледи, милорд, прибыл экипаж.
     Лорд Сейгер все с той же бесстрастностью посмотрел на него,  а  затем
повернулся к миледи Элайн.
     - Это следователи, которых прислал герцог. Мы будем говорить  с  ними
здесь, миледи?
     - Да. Да, милорд, конечно. Да.
     Она не могла оторвать глаз от бренди.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.096 сек.