Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Елизавета МАНОВА - ОДИН ИЗ МНОГИХ НА ДОРОГАХ ТЬМЫ...

Скачать Елизавета МАНОВА - ОДИН ИЗ МНОГИХ НА ДОРОГАХ ТЬМЫ...



                                7. ЗАСАДА

     Вот и все. Простились с Даггаром и Майдой. Простились  со  слугами  -
невидимками, которые вдруг обрели естество: один глубокий старик, двое - в
тех же годах, что  Даггар.  Простились  с  Рансалою;  грохнули  за  спиной
ворота, и снова пылит заброшенная дорога, и серое небо вдали  сливается  с
серой землей.
     Расшумелись, подумал о  спутниках  Торкас,  рады,  что  выбрались  из
Рансалы. А Тайд молчит и поглядывает с тревогой, и  Другой  затих,  словно
вовсе исчез, но он никуда не ушел, он где-то во мне,  и  от  этого  как-то
увереннее и спокойнее. В се равно, как сильный отряд у тебя за спиной.
     Через несколько я увижу маму, подумал он, и она  сразу  встала  перед
глазами. Девочка в черном со строгим и прекрасным лицом, и в глазах у  нее
тайна. А у Энраса не было Тайны, подумал он, почему же она его так  любит?
Я увижу маму, подумал он, и расскажу о Даггаре и Майде. А  отец...  что  я
должен сказать отцу? Я люблю  отца  и  почитаю  его,  но  мне  не  хочется
говорить ему все...
     Тишина стояла кругом - только топот дормов и  звяканье  сбруи.  Давно
уже скрылись из глаз башни Рансалы, и день наливался тяжестью  и  духотой.
Тихий день, но внутри холодок тревоги. Острый тоненький холодок, как  жало
змеи.
     Они ехали, день тянулся к закату, и тревога делалась все сильней.
     - Что там? - спросил у Безымянного Торкас, но тот не ответил  ему.  И
когда впереди показались люди, он тоже не дрогнул внутри.  Он  знает,  что
делает, подумал Торкас, а я не знаю, что делать мне.
     Люди в серых плащах, но не горцы - другая повадка  и  иначе  сидят  в
седлах. Их в трое больше, подумал Торкас, трое на одного, бывало хуже...
     Миг - и вот мы готовы к бою. Тайд по левую  руку,  Кинкас  -  справа,
остальные трое за нашими спинами. И когда они налетели на нас, мы привычно
сомкнулись в круг мечей. Круг мечей,  молчаливая  доблесть  Такемы;  малое
против большого - но мы стоим до конца, как стоят наши скалы.
     Странный, безмолвный бой. Мы молчим, потому что наш клич -  это  лязг
мечей о мечи, но молчат и они, только звон мечей о  мечи,  только  хрип  и
стоны и редкие крики боли. Кто-то упал позади, но я не могу обернуться. Мы
еще держим круг, нас мало, нас слишком мало,  Я  ошибся,  подумал  Торкас,
надо было пробовать прорваться, вон, справа, подъезжает еще отряд.
     Он свалил того, кто был перед ним, и достал того, кто напал на тайда.
Удар! Он еле успел прикрыться, отбил, ударил, снова ушел. Обманный выпад -
и его меч яростно взвизгнул, сметая голову с плеч, но Кинкас охнул, упал -
и круг мечей разомкнулся.
     Он не успел почувствовать страх - Другой откинул его, как щенка;  меч
вдруг стал легким, словно тростинка, слишком легкий, подумал он, и  больше
он ничего не думал, он просто смотрел чужими глазами: не его это были  уже
глаза, не его это было теперь тело.
     Так в суш обходится с зарослями пожар.
     Миг - и в руках у странника два меча, и то, что  он  делает  с  ними,
непостижимо.
     - Хей! - он врубается в самую гущу, а все остальные словно  стоят,  и
вялые медленные удары ничем не могут ему повредить.
     - Хей! - два меча вонзаются в плоть, рубят, крошат, сметают с дороги.
Они бегут, но Другой быстрей, он встает на пути и рубит, крошит, сметает.
     -  Не  надо!  -  взмолился  Торкас.  -  Хватит!  -  но  он  засмеялся
безрадостно: - Нет, малыш! Никто не должен уйти, потерпи, и никто не ушел,
он один стоит среди трупов, залитый кровью.
     Тайд, подумал Торкас. Где Тайд? И другой глянул на скопище трупов.
     Все погибли, когда ты покинул круг!
     Нет, малыш. Двое еще стояли, когда я погнал это стадо. Глянь - ка  за
ту скалу.
     Они там и были, Тайд и Лонгар, израненные, но - слава Небу! -  живые.
Лонгар сумел подняться, но Тайд, лежал на земле, и Безымянный встал  рядом
с ним на колени, осмотрел кое - как перевязанный бок,  покачал  головой  и
сказал угрюмо:
     - Крепко тебя достали!
     - Господин! - сказал Тайд еле слышно. Очень бледен он был, и губы его
запеклись, но в суровых его глазах не было страха. - Ты уже бог, господин?
- спросил он. - До конца?
     - Нет, - ответил Другой. - Только на время. Потерпите, - сказал он. -
Я скоро вернусь.
     И мы бредем среди изувеченных тел, отыскивая  того,  в  ком  теплится
жизнь.
     И смятое смертной мукой лицо и глаза, исходящее смертным страхом.
     - К то вас послал? - спросил Другой. - Глупец! - сказал  он,  -  я  -
бог! Я достану тебя и там! - кровавый  меч  указал  на  кровавое  небо,  и
бледные губы шепнули: - Ваннор.
     - А! - сказал Безымянный.  -  Знакомец!  -  и  страшный  меч  оборвал
последнюю боль.
     - Тайд! - сказал Другой. - Ты можешь ехать верхом?
     - Не знаю, господин.
     - Сможешь! - сказал он и встал рядом с ним на колени.  -  Сможешь!  -
сказал он и положил ему руки на грудь. И Торкас почувствовал облако темной
силы - тяжелое, властное, такое же,  как  _т_о_г_д_а_.  Тайд  шевельнулся,
лицо его порозовело.
     - Да, господин, - сказал он. - Похоже, смогу.
     - Вы с Лонгаром вернетесь в Рансалу. Молчи! - сказал он, - сейчас  вы
будете мне обузой. _Н_о_ если ты  хочешь,  чтобы  Торкас  вернулся...  Мне
нужен Даггар, - сказал он Тайду. - Скажи, что я жду его в Ланнеране. Пусть
подлечат тебя, и сразу же выезжают.
     - А если он не захочет?
     Но тот лишь усмехнулся в ответ.
     - Лучше бы нам вернуться в Такему.
     - Чтобы навлечь на нее войну?
     Он кликнул  Лонгара,  и  они  пошли  на  поиски  дормов.  Те  убежали
недалеко. Сбились в кучу - чужие и наши -  и  понуро  ждут,  кто  за  ними
придет.
     Надо было поить скотину, и мы стали снимать седельные мехи с водой. У
чужих было мало воды - они долго  ждали  в  засаде.  И  когда  мы  выбрали
пятерых, остальные дормы пошли за нами.
     - Доведи их в Рансалу, - сказал он Лонгару. - Сам видел:  Даггару  не
на чем ехать.
     Будто пушинку поднял он Тайда в седло, махнул напоследок  Лонгару,  и
мы остались одни. Только мы и мертвые, и полная смерти ночь...
     Другой связал гуськом трех отобранных дормов и мы полетели в ночь.
     Ночные, подумал Торкас, но он засмеялся: - Пускай они боятся меня!
     Враги...
     У вас не придумали луков, а в ближнем бою вы мне не страшны.
     Я не хочу в Ланнеран!
     - Твоя мать - Аэна? - спросил Безымянный.
     - Да!
     - Мне нужен в Ланнеране один человек. Он  пытал  твоего  отца,  хотел
убить твою мать, а сейчас охотится на тебя. Ну?
     Он не сжал кулаки и не скрипнул зубами, потому что тело  было  теперь
не его. Он только страстно подумал: да!






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0537 сек.