Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

Скачать Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

      Глава 12

     А тот, который во мне сидит
     Изрядно мне надоел...
              В.Высоцкий

     - Я?!  С  чего ты взял? - пытался оправдаться Яков, но его
поникший вид подтверждал, что обвинения обоснованы.
     - Да у тебя до сих пор этой гадостью изо рта разит! - орал
Бар-Йосеф. - А почему постель опять с утра не убрал?!
     - Я посуду вымою, - неуверенно пообещал Меньшой.
     - Что ж мне тебя, благодарить за это? Это же твоя посуда!
     - А если моя, - постепенно и Яков перешел на  крик,  -  то
твое  какое  дело? Хочу - мою, хочу - нет! Хочу - стелю, хочу -
нет! Что захочу, то и буду есть, и пить тоже!
     Гроза, так долго собиравшаяся, наконец  разразилась.  Если
поначалу  Меньшой  не  признавал  требований  Йошки ни умом, ни
сердцем, но выполнял их из страха и послушания, то  постепенно,
чем  больше  голова  Якова  соглашалась  со Святым, тем сильнее
давал о себе знать тот Второй, в нем живущий.
     Это старший ему  объяснил  в  свое  время,  что  в  каждом
человеке  живут  Двое,  которые  постоянно воюют, и теперь Яков
почти физически ощущал их в себе. Верхний,  занявший  голову  и
грудь,  говорил,  думал  и,  собственно,  называл  себя Яковом.
Нижний не такой тщеславный - не называл себя никак, но  зато  в
нем  была  сила.  Наверное,  потому,  что вся еда и вся энергия
доставалась именно ему. Ощущение этой раздвоенности,  не  самое
приятное,    проходило    только    во   время   тихих   бунтов
пересмешничанья и обжорства  откровенной  трефниной  за  спиной
Святого,  да  еще  когда они с братом ругались, что происходило
теперь все чаще, а сегодня конфликт был уже третий.
     Но  в  промежутках   Нижний   бесновался,   ему   хотелось
кого-нибудь  убить, в первую очередь, конечно, Бар-Йосефа, но и
не обязательно  только  его,  он  рвался  переломать  мебель  и
изорвать  всю  одежду  в  доме...  Сначала только в присутствии
родственника, а потом уже и  никого  не  стесняясь,  Яков  стал
рычать, лаять, скрести ногтями каменные стены. Причем наступали
такие  моменты совершенно неожиданно, во время умного разговора
или приятных раздумий:  это  Второй  бушевал,  чувствуя  измену
Верхнего.  Святой быстро научился приводить Меньшого в чувство:
одного удара в  нос  обычно  было  достаточно,  и  вся  Иудейка
смотрела  с  ужасом  на Бар-Йосефа, доведшего бедного родича до
сумасшествия и продолжающего над ним издеваться.
     - Аха? Точно говоришь. - Тон Йошуа  вдруг  опять  стал  на
удивление  спокойным. - Хочешь жить как скот - живи. Но уж коль
сам по себе, так изволь, готовь себе сам,  на  базаре  все  сам
закупай и до Шабата найди себе, желательно, другое жилье.
     - Ты  считаешь,  что  я  без тебя не проживу? - запальчиво
спросил Меньшой. Сам-то он так и точно считал. -  Только,  вот,
давай все денежки пополам делить.
     - Да,   конечно.   Это  нормально,  без  проблем.  Все  до
последнего Зуза... Может, тебе еще и Разводное Письмо  дать?  -
съязвил  Бар-Йосеф.  И  Яков,  так как не нашелся, как ответить
остроумно, ответил надменно:
     - Я не обижаюсь.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0944 сек.