Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

Скачать Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

   Глава 15

     Я имя трамваю задумал
     "трамвай"
     (и т.д., см.ниже)
               Дима Строцев

     - Пожалуй, подожду троллейбуса: все  быстрее,  чем  пешком
топать,  -  решил  Саня,  но, дойдя до троллейбусной остановки,
остановился в нерешительности. Нет, а и пьян же он! Даже адреса
не спросил! Ну, и куда ехать? Хотя раз  первые  цифры  телефона
такие  же, как у дяди Гриши, значит, перво-наперво надо ехать к
нему, заодно, кстати, стрельнуть гитару и  оттуда  перезвонить.
Хорошая  идея.  Если  только  у  дяди Гриши есть гитара. Должна
быть! Играешь ты или нет, а в каждом приличном доме должна быть
гитара.  Саня  повторил  эту  свежую,  но  утешительную   мысль
несколько  раз,  не  чтобы  запомнить,  а  просто так, и строго
погрозил  пальцем  фонарному  столбу,  который,  кажется,   был
несогласен.
     Троллейбус  подошел  не  сразу - по Саниному ощущению, так
вечности через две-три. Но вид этой  рогатой  телеги  показался
Фришбергу  таким  уморным,  что сердиться на его медлительность
просто не было сил. Пассажиры тоже были на  редкость  смешными.
Смешны  были  их одежды, жесты, разговоры. Но особенно комичной
выглядела нарочистая серьезность  на  всех  лицах.  Каждый  как
будто  пытался  изобразить себя аккумулятором народной мудрости
или народной скорби.  Но  Фришберга  обмануть  было  не  так-то
просто: он по себе ощущал сейчас ту звенящую легкость полушарий
под  черепом,  которую должен был чувствовать, конечно, и любой
другой  в  этом  троллейбусе,  только  почему-то  стеснялся  ее
выразить.  Первым  порывом  Сани  было  развеселить этот народ,
расшевелить: ну, спеть им какую-нибудь веселую  песенку,  фокус
показать,  рассказать  о  чем-нибудь  захватывающе  интересном,
например, о вторичных мессенджерах у растений. Но он  прекрасно
понимал  безнадежность  затеи  и  сел  обреченно на ступеньку у
выхода.
     - Грязно ведь,  -  сказал  кто-то  рядом;  фраза  не  была
обращена  ни  к кому конкретно, но относилась, видимо, к Сане и
ступеньке.  Фришберг  оглянулся  на   говорившего,   постепенно
продвигая  взгляд  от импортного туфля вверх к лицу человека не
только не пьяного, но явно и не пьющего, одним словом - чуждого
духом...
     - Грязь внешняя лучше грязи внутренней,  -  нравоучительно
изрек  Саня, помолчал и спросил, - А Вы и есть то человечество,
ради которого жертвовать?
     Никакой реакции не последовало. Тогда, не  отрывая  своего
взгляда   от   непьющих   глаз,   Фришберг  стал  декламировать
прочитанное где-то на днях:
     - Я имя трамваю задумал -" трамвай",
     Он будет, задумал, по рельсам ходить,
     По городу станет маршрут совершать,
     Поэтому имя такое - трамвай.
     Читал Саня громко, но нечуткая к лирике публика  никак  им
не  заинтересовалась.  Только  одна  старушка,  чувствуя себя в
относительной безопасности в другом конце троллейбуса,  сказала
что-то о милиции и хулиганстве.
     Автобусу имя задумал другое.
     Автобусу имя "автобус" задумал.
     Он будет маршрут совершать автономно,
     Но тоже удобный общественный транспорт...
     Народ  безмолствовал.  Трезвый  тоже.  Но и не отвернулся:
стоял, смотрел Сане прямо в лицо и слушал.
     - Вот!  А  троллейбус   что?   Гибрид?   Автоэлектрический
полукровка?  Кентравр  -  Минотавр?  -  и  сочтя,  что  Трезвый
морально уже повержен, Фришберг умолк и вышел не на  нужной,  а
на  ближайшей  остановке,  тем  более,  что  после  пивной  его
особенно манила укромная подворотня напротив.
     Пробыв там минут пять, не больше,  Саня  пошел  через  два
троллейбусных перегона пешком к дяде, а еще через четверть часа
стоял с гитарой под мышкой у Юлькиной квартиры.
     - Выкристаллизовывался конвергенциальный неоколониализм, -
пробормотал  Фришберг  себе  под нос. Получилось отчетливо, без
единой оговорки, - Хм, не так уж и пьян, - и позвонил в дверь.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0361 сек.