Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

Скачать Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

     Глава 21

     Я не знаю слова Liebe
     Если чувство к кому-либо
     У меня в душе и есть,
     Это только ненависть.
              А.Фришберг

     В один голос раздались  мамин  призыв  с  кухни:  "Володя!
Ужинать!" - и телефонный звонок.
     - Черт-те  что,  -  пробормотал  Сид.  - Пожрать не дадут.
Алло, Саня?
     - Привет, Сид. Как дела? - И не дожидаясь ответа, так  как
точно  знал,  что  никаких новых "дел" у Сида за те пару часов,
что они не виделись, появиться не могло, Фришберг продолжил:  -
Представляешь, какой облом? Захожу я тут к Кошерскому...
     - А,  ну-ну.  Он  тебя не убил за "богослова"? Мне страшно
было  его  туда  даже  провожать.  Хотя  по  дороге  мы  весьма
интересно побеседовали.
     - Что, и этот душу изливал?
     - Что-то типа.
     - Ну-ка, расскажи?
     - Ладно, давай ты первый. У тебя новости свежее.
     - Новость  одна,  но убийственная: Кошерский послал на фиг
Юльку!!!
     - Что-то я не вижу тут для тебя особых причин убиваться, -
Сида честно изумил Санин  возбужденно-расстроенный  тон.  Ведь,
казалось  бы,  не  дружеской  ли  ему,  Сане,  услуги  ради  он
исподволь помог Олегу тогда,  по  дороге  к  Коляну,  прийти  к
выводу,  что  с Юлькой ему надо расстаться. К выводу, который и
так сидел уже у того в душе, но, может быть, помедлил бы  выйти
на поверхность еще полгода или даже год. Только немного энергии
извне потребовалось, чтобы Кошерский сказал себе сам, что Юлька
- это  не  то, что ему надо, и что он не женится на ней в самом
деле потому, что боится, что она перестанет изображать из  себя
то,  что  по  ее  -  правильному - мнению должно ему нравиться,
сдерживать недостатки и в считанные дни  превратится  просто  в
другого  человека.  А раз так, нечего тратить время: если он ее
не любит - свое, а если любит - ее. Ей ведь и в самом деле пора
замуж... Но что же расстраивает Саню? Когда недели две назад он
увидал эту парочку в  СКК  на  концерте,  у  него  не  возникло
впечатления,   что   Фришберг   печется   именно   о   семейном
благополучии Кошерского.
     - Ты идиот! - шепелявила телефонная  трубка.  -  Я  сделал
все-все!  -  чтобы  она  от  него  ушла.  Клянусь  тебе, что не
сегодня-завтра это бы уже произошло. Не далее, как этим вечером
я собирался ставить вопрос ребром: я или он, и,  клянусь  тебе,
результат  был бы однозначен... Ты понимаешь, какую игру он мне
обломал?
     - Ах, игру!.. - теперь до Сида дошло все.
     - А оказывается, когда я вчера у нее  в  ногах  валялся  и
сказки  про любовь рассказывал - такие, что сам чуть не поверил
- он ее уже два дня как бросил!
     Сид представил эту картину Юлькиными глазами. Да, Фришберг
выглядел в ней, пожалуй, и впрямь жуть глупо. А ведь это именно
то, что страшнее для Сани всего на свете.
     - Ну, ладно, - неуверенно  утешил  он  друга.  -  В  конце
концов, тебе осталось неплохое наследство...
     - Ты что, думаешь, мне нужна эта твоя?.
     - Моя-то с какого боку?
     - Да  в  гробу  я  ее видел! Я и смотреть на нее больше не
смогу! Это же постоянное напоминание, что я ПРО-ИГ-РАЛ!
     - Кому?
     - Обстоятельствам.
     - По крайней мере, достойный противник.
     - Ладно, - Саня, кажется, несколько успокоился.  -  Так  о
чем тебе-то "вещий Олег" рассказывал?
     - Да,  так,  ничего  особенного. - Теперь пересказывать их
разговор не просто не хотелось, но могло быть чревато тем,  что
Саня  выльет  свою  обиду  на  виновника,  пусть неумышленного,
своего фиаско.
     - А все-таки?
     - Теперь это уже неактуально.
     - Тем интереснее. Давай-давай, - стал уже настаивать Саня,
почуяв в Сидовых отговорках что-то неладное.
     Ну, про книгу его говорили...
     - Так, Зернов, ты мне не хо-чешь говорить?
     - Да.  Так  как  это,  -  ляпнул  Сид  первое   попавшееся
обоснование,  -  Тайна  исповеди,  и Олег, зная, что мы друзья,
специально  оговорил,  что  именно  тебе   просит   ничего   не
рассказывать. А тебе это действительно неважно.
     - Ну,  как  хочешь,  уломал,  - беззаботно ответил Саня. -
Пиво-то пить когда пойдем?

     Итак, Сид что-то скрывает. Ну ладно же. Теперь ему,  стало
быть  предстоит  не игра, а настоящая война: ведь и противником
будет не какой-то там щелкопер, которого если что и волнует, то
только его неправдоподобные Иисус Бар Иосиф и Симон.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1299 сек.