Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

Скачать Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

      Глава 3

     Исторический роман
     Сочинял я понемногу,
     Пробиваясь, как в туман,
     От пролога к эпилогу.
             Б.Окуджава

     Тема интересная. Олег на радостях даже  бритвенное  лезвие
сменил.  Пока, правда, ему представилось - и то только смутно -
место действия и пара самых общих черт героев. Он прикинул  уже
их первую беседу, но она скорее походила на философские диалоги
Спинозы, чем на повесть. Скорее всего, споров вообще никаких не
надо - один голый сюжет, и все. Мешало то, что тема обязывала к
знанию  деталей  быта  двухтысячелетней  давности,  а где же их
взять? Да сами личность и учение Христа... хорошо, допустим, со
времен юности они  могли  еще  сто  раз  измениться,  хотя  лет
двадцать в те века - не такая уж и юность... Все это оставалось
в сознании Кошерского смутным. Зато ясно, как уже напечатанные,
видел   он   критические   отзывы:   "самоплагиат",   "перепевы
Булгакова" (почему-то образ  Иисуса  ассоциируется  у  критиков
всегда  не с Евангелиями, не с Леонидом Андреевым, не с Ренаном
и Ллойдом Вебером, а только  и  именно  с  Булгаковым),  "чужое
амплуа"...  Олег  уже  почувствовал  в груди жжение ненависти к
будущим авторам этих  будущих  пасквилей.  Но  ничто  не  могло
омрачить  его  удовольствия, стоило Кошерскому представить, как
будет   воспринята   добропорядочными   христианами,   особенно
новообращенными,  первая же фраза, с которой войдет в роман его
Иисус: "Истинно, истинно  говорю  тебе,  базар  на  том  берегу
гораздо дешевле..."
     Если  бы  мысли занимали время, Кошерский додумывал бы все
это в автобусе. Но идеи похожи на землетрясение; первый  толчок
застал писателя в ванной, второй - на кухне, во время завтрака,
вслед  за  третьим  по  прогнозам  метеорологов  могло начаться
вулканическое извержение словесной лавы. Этот последний  толчок
настиг  Олега  уже  открывающим  выходную  дверь  квартиры.  Он
неожиданно замер, произнес громко - на всю лестницу разнеслось:
     - Да ну их к черту!  -  не  ту  самую  фразу,  с  которой,
видимо,  стоило  приниматься  за  работу  над романом об Иисусе
Христе, и, с силой хлопнув дверью, вернулся к  письменному  (он
же  и  обеденный)  столу. За ним, не поднимая головы, Кошерский
просидел до того самого момента, пока его не  оторвал  телефон.
Звонил Саня Фришберг (вот ведь вспомни о дураке, он и появится:
только утром же о нем подумал!), просил разрешения зайти.
     - Очень  здорово!  Жду  с  нетерпением  и  ставлю  кофе, -
неохотно сдружелюбничал Олег. Не то  чтобы  его  огорчало,  что
Саня  отвлекает его от работы, но, Боже мой, как не переваривал
Кошерский этого Фришберга! А ведь поначалу тот и ему  показался
милым парнем...

 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1387 сек.