Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

Скачать Виктор Шнейдер. - Ближнего твоего...

      Глава 8

     Я - царь,
     Я - раб,
     Я - червь,
     Я - бог.
            Г. Державин

     - Бог бережет? - недоверчиво переспросил Шимон,  -  что-то
не   больно  он  тебя  уберег,  когда,  Яков  рассказывал,  вас
обчистили бедуины.
     - Точно-точно, - согласно закивал Бар-Йосеф и  замялся.  -
Так  и  было.  Да  еще  и  кулаками  неслабо  отходили. Это все
нормально. Пойми, испытания посылаются и  посылаться  будут.  И
более  того,  чем  дальше  -  тем более трудные. Но все-таки не
труднее, чем я могу  преодолеть  на  сегодняшний  день.  Что-то
вроде военной или спортивной тренировки, не более.
     - Я  тебе  могу  привести  примеров  двадцать, когда людям
посылались испытания, ну, совершенно непреодолимые.
     - Всего-то  двадцать?  Не  густо.  Я,   пожалуй,   семижды
двадцать.  Но  это  нормально.  Может быть, это было наказание,
может быть - искупление... Но я - избранный.
     - Тебе нечего искупать?
     - А я чем постоянно занимаюсь? Ты думаешь,  посты,  вечная
пасха, половое воздержание - это все так приятно? Несколько раз
я уходил в пустыню...
     - К ессеям?
     - И  к  ессеям  тоже... Не в этом дело. Ты знаешь, что мне
открылось? Что я - Мошиах. - и сказав это, Бар-Йосеф  посмотрел
на  собеседника  так  удивленно,  как будто тот сообщил ему эту
странную новость, а не наоборот.  -  Точно-точно  тебе  говорю!
Представляешь?  Я  даже  разочаровался  несколько... Ну, я ведь
тоже себе Мошиаха представлял,  как  все  это  будет:  солидный
такой  дяденька,  царь...  Оказывается,  нет.  И все очень даже
просто.
     - Нет, ну царем-то он должен быть,  -  пробормотал  Шимон.
Убежденный тон гостя действовал на него сейчас сильнее, чем все
писание. - Ты хотя бы потомок царя Давида?
     - Да,  -  ответил  Бар-Йосеф,  пожалуй,  слишком  громко и
уверенно. Конечно, он не врал. У Давида было потомство от  семи
жен,  у  одного  только его сына Соломона - от тысячи. Разве за
всеми уследишь? И разве главное - доказательства? Разве главное
- плотское родство? Пускай не было  царской  крови  в  плотнике
Йосефе,  неотесанном  грубом  мужлане,  но  добряке,  пускай не
блещет аристократизмом  провонявшая  рыбой  визгливая  толстуха
Мириам,  Йошуа,  их  первенец, чувствует свое родство с великим
псалмопевцем. Может быть, и не кровное - от  этого  оно  только
выше. Но стоит ли объяснять это другим? Не всегда надо говорить
людям  то,  что  ты понял, надо говорить из этого то, что могут
понять они. Так  сказал  Бар-Йосефу  когда-то  ессей  Егуда  и,
пожалуй,  был  прав. Если Йошуа, пасынок плотника и незнамо чей
сын, верит в свое происхождение от Давида, значит,  так  оно  и
есть. И Бар-Йосеф повторил еще раз:
     - Да, точно тебе говорю.
     - А...  Хм... А не боишься, что камнями побьют? - не нашел
ничего лучшего Шимон, как повторить свой вопрос, заданный вчера
Боруху.
     - Не боюсь, не побьют. Я уже объяснял, почему.
     - Ах, ну да, ну да. Тем более: "Да не преткнешься о камень
(и именно о камень) ногою своей." Постой-ка,  постой!  "Ангелам
своим  заповедает  о  тебе,  и  на  руках  понесут  тебя, да не
преткнешься о камень..." Так?
     - Все так, кажется.
     - И это все о тебе?
     - И это все обо мне.
     - Реб Йошуа Бар-Йосеф, спрыгни-ка  с  крыши.  Тебе  же  не
страшно: тебя ангелы понесут. Спрыгнешь?
     - Конечно,   нет.   (Щурится-то   как,   щурится!  Вылитый
Сатаняра!) Требовать от Бога чуда - по меньшей мере,  наглость.
Это  ведь  я  ему  служу, а не он мне. Вот если бы мне пришлось
прыгать с этой самой крыши или меня бы с нее столкнули,  тогда,
точно  говорю,  Господь  как-нибудь  выкрутился бы. (Чему и нас
учит. Этого, однако, вслух произносить не стоит.)
     - Ангела бы прислал?
     - Скорее воз с сеном.
     - Хм... Ну, а как с царством-то будем? Я боюсь, ни  Ироды,
ни всеблагой император Тиберий такому конкуренту не обрадуются.
     - Посмотрим. Мое время еще не пришло.
     - И  знамений,  хоть каких-нибудь, значит, явить пока тоже
не можешь? Так с чего ты сам взял, что ты мессия? Кто тебе  это
сказал-то? Самому "открылось"?
     Пожалуй,  в его словах тоже была доля истины. Сказано: "не
искушай",  но  сказано  и  "без  нужды".  И  Бар-Йосеф  решился
все-таки  на  эксперимент.  Вместо ответа он пропел сокровенное
имя  Бога,  которое  слышал  только   дважды,   когда   был   в
Иерусалимском   храме   с   родителями   в   День  Очищения,  и
первосвященник произносил то его  имя,  которое  больше  никем,
нигде  и  никогда  произноситься не должно... И молния в тот же
миг не испепелила Йошуа, к собственному его удивлению.

 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0381 сек.