Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Светлана Ягупова - Твой образ (Второе лицо)

Скачать Светлана Ягупова - Твой образ (Второе лицо)

7

   Пухлощекий человек в  зеркалах  уже  не  отталкивал.  Некторов  сросся,
слился с ним. Однако на смену вражде к своему телу пришло щемящее  чувство
жалости. Оно захлестнуло с такой силой, что на  время  вытеснило  то,  что
зарождалось в нем к Октябревой. Кто знает, во что бы вылилась эта жалость,
если бы не одно происшествие.
   Некторов лежал и рассматривал бородулинскую фотофантазию "Превращение",
когда стук каблучков в коридоре  возвестил,  что  его  мучительница  будет
сейчас здесь.
   - Все модничаете? - буркнул он, заметив плиссировку на ее халате. - Еще
бы нацепили на нос батистовую маску с кружевами. Между  прочим,  ваш  курс
уже закончил практику.
   Октябрева протянула ему градусник:
   - Я вам надоела?
   - Очень!
   - Благодарю. Вы мне тоже. - Она  присела  на  теплобатарею,  вынула  из
халата миниатюрный флакончик с лаком и стала подкрашивать ногти.  -  А  не
пора ли вам уходить  из  этой  кельи?  Косовский  не  решается  предложить
что-нибудь, надо бы и самому подумать о своем будущем.
   - Профессор не был сегодня на обходе. Почему?
   - У него неприятность.
   - Кто-нибудь умер?
   - Да Обезьяна.
   - Клеопатра?!
   - Кажется.
   Октябрева мельком взглянула на него и замерла. Лицо Некторова  исказила
гримаса ужаса. Он медленно встал. Градусник выскользнул из-под его руки  и
звякнул об пол.
   - Что с вами! - она бросилась к нему.
   Он оцепенело смотрел куда-то мимо нее и беззвучно шевелил губами.
   - Отчего она умерла? - наконец выговорил он.
   - Неизвестно. Знаю только, что Косовский очень дорожил  ею.  -  Догадка
вдруг мелькнула в ее глазах, и она испуганна прикусила губу.
   - Мне нужно побыть одному. - Он тяжело опустился на койку.
   Она попятилась к двери и, мысленно ругая себя за болтливость, вышла.
   Некторов судорожно притянул  к  себе  подушку,  зарылся  в  нее,  будто
скрываясь  от  незримой,  подступившей  вплотную  угрозы.  Неужели  что-то
упустили, и его срок тоже отмерян какими-то жалкими месяцами? Да  что  там
месяцы, в любую минуту и секунду  может  прерваться  его  связь  с  миром.
Черная тяжесть навалится на него, придавит,  расплющит,  и  уже  не  будет
ничего. _Ничего_. Боже мой! Ему подарили  способность  дышать,  двигаться,
говорить, любить... А он валяется на этой койке и терзает себя никчемными,
жалкими мудрствованиями. И ведь уже побывал _по ту сторону_, но свершилось
чудо, а он до сих пор не понимал этого.
   Как бы не веря себе самому,  что  он  живой,  встал,  сделал  несколько
шагов, согнул руки в локтях,  подпрыгнул.  Обвел  глазами  палату.  Сердце
колотилось сильно и болезненно. И эта неожиданная боль была тоже одним  из
компонентов его бытия, физическую полноту которого он никогда так остро не
ощущал.
   - Надо что-то делать, что-то делать, - забегал он по палате. Бросился к
шкафу и стал поспешно одеваться.
   Во дворе института наткнулся на служителя  питомника,  схватил  его  за
плечи и встряхнул:
   - Что с Клеопатрой? Отчего она умерла?
   - Да ты кто такой? Да отпусти же! - дядя Сеня вырвался из его объятий и
сердито отряхнулся. - Она что тебе,  тетка  или  бабушка,  эта  Клеопатра?
Ходят тут всякие. Обожралась эта дура порченными  консервами,  вот  и  все
дела. Куда ж там, траур мировой устроили! Косовский  аж  почернел.  А  кто
виноват? Уборщица. Это она угостила шимпанзе отравой.  А  меня,  наверное,
теперь уволят, - тоскливо сказал он.
   - Консервы! - Некторов опять бросился к дяде Сене  и  поцеловал  его  в
нос. - Консервы!
   - Ты чего? - опешил служитель.
   Некторов рассмеялся и побежал в лабораторию.
   Консервы!  Выходит,  ему  дана  отсрочка   на   неопределенное   время.
Собственно говоря, у каждого подобная отсрочка,  но  многие  считают,  что
они, если не вечны, то, по крайней мере, отмечены печатью долгожительства.
   Манжурова сидела у микроскопа, когда он вошел. Подняла голову  и  опять
уткнулась в микроскоп.
   - Отчего умерла Клеопатра? - с ходу спросил он.
   Не отрываясь от работы, Манжурова небрежно бросила:
   - Порченные консервы. - Лицо ее было сосредоточенно скучным.
   - Точно?
   - Точно.
   - Ясное море!
   Ирина вздрогнула, обернулась.
   - Ясное море! - повторил он весело. - Отчего ты  такая  кислая,  Ирина?
Отчего люди вообще часто хмурятся? Злятся? -  и,  не  дав  ей  опомниться,
выскочил из лаборатории.
   Был обычный сентябрьский  день  с  чадом  машин  и  деловой  кутерьмой.
Некторов шел по улицам и смотрел вокруг глазами  человека,  который  вдруг
вынырнул из черной пропасти и вот оглушен, ослеплен и очарован  хлынувшими
на него звуками, красками, запахами.
   Я иду. Мои ноги твердо ступают по земле,  воздух  омывает  мои  легкие,
сердце стучит в полную мощь, глаза впитывают, уши внимают, - ликовало  его
существо. - Я ощущаю, чувствую, думаю. Я - человек! Я - живу!
   Мимо пробежала облезлая рыжая дворняга  с  высунутым  языком.  Некторов
обернулся и с восторгом проводил ее глазами  -  в  жизни  не  видел  такой
прелестной собаки! С работы деловым шагом возвращались люди,  и  он  вдруг
впервые разглядел, как  они  по-разному  красивы  в  своей  озабоченности,
погруженности в себя или веселой открытости. Все вокруг  куда-то  спешили,
бежали,  ехали.  Троллейбусы   были   переполнены   пассажирами,   сновали
автомобили, мотоциклы. И это всеобщее движение было символом самой  жизни,
ее буйства и торжества.
   Что-то щелкнуло его в макушку, под  ноги  подкатился  блестящий  орешек
каштана. Мимо проехала  стайка  девчонок  на  велосипедах.  Одна  из  них,
длинноногая, с рыжей челкой, чем-то смахивала на Октябреву, и он  заспешил
в клинику.
   Они столкнулись в вестибюле.
   -  Где  вы  пропадали?  Пожалуйста,  докладывайте,  когда   собираетесь
куда-нибудь исчезнуть.
   Лицо Октябревой было взволнованно, веки чуть припухли, Неужели плакала?
   - Весь парк обегала. Где вас носило?
   - Леночка! - он улыбался до ушей. - Вы и вправду переживали?
   Подошел, взял ее руку, прислонил ладонью к своей щеке. Не  место  и  не
время было для подобных  сцен,  но  оба  оцепенели,  как  в  детской  игре
"замри", и он вдруг увидел в ее глазах свое  отражение.  С  минуту  строго
рассматривал его, потом обнял ее  за  плечи,  повернул  к  зеркалу,  перед
которым  они  остановились,  и  грустно  сказал,   глядя   на   маленького
пухлощекого человека и стройную девушку:
   - Видишь, как мы не смотримся рядом. Но главное, я - жив! Поэтому знаю,
что мне делать. - И  непонятно  для  Октябревой  добавил;  -  Обещаю  тебе
исполнить это.







 
 
Страница сгенерировалась за 0.099 сек.