Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

Скачать Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

    Ощущение пустоты  и  обреченности  овладело  Пьером,  когда  он  увидел
обугленный остов дома старухи Тибо. Баланс вымер; на его  жителях  срывали
злость десантники Пфлаума, ворвавшиеся в городок по трупам защитников. Они
жгли,  стреляли,  кололи,  давили.   Могла   ли   уцелеть   в   этом   аду
шестидесятилетняя женщина с грудным младенцем? Пьер добирался  до  Баланса
неделю.  За  это  время  оставшиеся  в  живых  макизары  оставили  Веркор,
просочились на  юго-запад  и  соединились  с  партизанами,  освобождавшими
Монпелье. Немцы, расстреляв более тысячи защитников Веркора,  двигались  к
Тулону, навстречу американскому десанту.
   Кто-то тронул Пьера за рукав.
   - Кого-нибудь ищете, мсье?
   - Здесь жила вдова Тибо. Вы ничего не знаете о ней?
   - Мадам Тибо погибла в первый же день, когда  боши  вошли  в  город.  -
Говоривший оказался  сутуловатым  стариком.  Правый  пустой  рукав  серого
пиджака  приколот  булавкой  к  карману.  В  левой  руке  сигарета.  -  Вы
разрешите? - Он потянулся к тлеющей сигарете Пьера, прикурил. -  Она  ваша
родственница?
   - Да нет.
   "Почему он ничего не сказал о ребенке?" - лихорадочно  соображал  Пьер,
глядя в прищуренные от дыма глаза старика.
   - Вот и  я  смотрю,  откуда  бы  у  мадам  Тибо  взялся  такой  молодой
родственник. Ведь она вообще осталась одна, когда ее дочь ушла к  русскому
пленному. Он тут появлялся недавно, хотел отдать ей ребенка - их дочь, как
он сказал. Но старуха взвилась! Знать, говорит,  ничего  не  хочу.  Пусть,
говорит. Колет сама придет да на коленях у меня  прощения  просит,  тогда,
говорит, подумаю.
   - Ну потом-то взяла, наверно? - голос Пьера неестественно  зазвенел.  -
Внучка ведь.
   - Плохо вы знали старуху Тибо, молодой человек. Если она  что  сказала,
то как отрезала. Муж ее покойный, Жан Тибо, говаривал...
   - И что же он, этот русский, так и ушел с ребенком?
   - Жена нашего кюре взяла девочку к себе. Уж так он ее  благодарил,  так
благодарил.
   - И где она сейчас? У кюре?
   - Кюре нашего  расстреляли.  А  девочка  осталась  у  его  жены,  мадам
Бетанкур. Утром я их видел. Нас всего-то здесь осталось человек  тридцать.
В доме  кюре  сохранился  радиоприемник.  Мы  слушаем.  Американцы  уже  в
Монтелимаре. Через день-два будут здесь.
   - Извините, вы не покажете мне, где дом кюре?
   - Покажу и провожу, молодой человек. Так вас, стало быть, интересует не
старуха Тибо, а ее внучка? Что?  Вы  не  расположены  говорить.  Напрасно.
Сейчас-то как раз  нужно  говорить.  Как  можно  больше.  Мы  столько  лет
молчали, знаете, или говорили шепотом. Я устал молчать,  молодой  человек.
Хочется кричать о том, что было. Здесь,  в  Балансе.  Здесь,  во  Франции.
Здесь, в этом мире. Когда кричишь, начинает казаться, что это не  страшно.
Не так страшно, как когда  молчишь.  Или  когда  шепчешь.  Мы  и  говорим,
наверно, чтобы отогнать страх. А храбрецы молчат. Вы храбрец, мсье.
   Увидев стройную тонконогую женщину лет сорока, пеленавшую ребенка, Пьер
понял, что забирать Бланш - безумие. Но и оставить дочь Базиля он не  мог.
И Пьер остался. Три года он прожил рядом с мадам Бетанкур и Бланш, помогая
им, чем мог, а когда в 1947  году  вдова  кюре  скончалась  от  сердечного
приступа, уехал с девочкой в Париж  поступать  в  университет.  В  Веркоре
осталась его юность, его боль и две дорогие ему могилы - Василия Дятлова и
Люс Бетанкур.


   Мяч в последний раз стукнулся о машину и отскочил в кусты. Цыплячья шея
Харилая торчала из черной судейской фуфайки. Он достал  свисток  и  трижды
озабоченно свистнул.
   - Продолжаем заседание!
   Пока члены Совета гоняли мяч, Пьер скромно стоял на  краю  поляны.  Был
теплый день. Хорошо, Кубилай  пошел  на  уступки:  отменил  шарф  и  очки.
Правда, тут же сунул Пьеру холщовую  торбу  с  бородатой  рожей  на  одной
стороне и кудлатой певицей на Другой.
   - Цукерторт, на кого вы похожи! Заправьте футболку, - сказал Харилай и,
встав на широкий  пень,  призвал  собравшихся  к  энергичному  и  деловому
обсуждению проблемы.
   Истерический выкрик прервал председателя. Какая-то женщина бросилась  к
Пьеру:
   -  Долой!  Долой  фальшивую  радость!  Долой  проклятые   игры!   Долой
режиссеров! Судью на мыло!
   Она сорвала с головы парик. Потом еще один. Еще. "Сколько их у нее?"  -
изумился Пьер. Два крепких молодца подхватили кричавшую под руки.  В  одно
мгновение они скрылись за деревьями.
   -  Талантливо  сыгран  стихийный  протест,  не  правда  ли?  -  спросил
очутившийся рядом Гектор.
   - Боже мой! - прошептал Пьер. - Она играла?
   - Конечно. Такова ее роль.
   - А эти, которые ее увели?
   - У них своя роль, - терпеливо разъяснил Гектор.
   Председатель снова овладел вниманием собрания.
   - Итак, я предлагаю высказаться главному техническому эксперту инженеру
Калимаху.
   - Тот  факт,  -  решительно  заговорил  Калимах,  -  что  этот  аппарат
сработал, находится в вопиющем противоречии с наукой. - Инженер  обернулся
к Пьеру. - Сей сундук на гусеничном ходу мог закинуть вас черт знает куда,
мог разрезать пополам - половину бросить в двадцать третий век, а другую -
в двадцать седьмой. Он мог вообще растащить вас  по  атомам  -  на  каждую
секунду по атому. Вы, дорогой мой, вытянули один шанс из миллиарда.
   Пьер виновато улыбнулся.
   - Вы сами это построили? - Инженер небрежно кивнул на машину.
   - Не совсем, - сказал Пьер. - Это длинная история. Идею машины  выносил
один человек. Василий Дятлов. Но построить ее он не успел.  Дятлов  погиб.
Перед смертью он передал мне свои записи. Потом я с двумя друзьями... - Он
замялся.
   - Расскажите подробно, - потребовал председатель, - это интересно.


   Как  быстро  Париж  стал  прежним,  довоенным  Парижем.   Только   чуть
сосредоточенней. Только куда голоднее - двести граммов хлеба  в  день.  Из
них половину он отдавал Бланш. Но без Шалона  и  Дю  Нуи  было  бы  совсем
тяжко.  Когда  после  занятий  он  забегал  за  девочкой  и   вел   ее   в
Люксембургский сад, увалень Шалон встречал их, случайно, конечно,  как  он
всегда подчеркивал, либо у входа, либо на главной аллее и тащил за  собой,
бормоча:
   - Тут, понимаешь, Альбер оказался... У него новая девушка. Он хочет  ее
показать тебе.
   Или:
   - У Альбера сегодня праздник. Он расстался с Жюли и хочет нас угостить.
   Альбер Дю Нуи встречал Бланш безупречным  поклоном,  сверкал  зубами  и
пробором, сажал ее на плетеный стул и грозно кричал:
   - Самую большую чашку кофе со сливками и самое  вкусное  пирожное  доля
мадемуазели!
   Когда Пьер намекал, что ему неловко, Дю Нуи говорил:
   - Оставь свою пролетарскую заносчивость. Считай, что ты экспроприируешь
моего отца.
   К выпуску стало ясно, что сближает эту троицу многое. Лидером незаметно
стал Шалон. Он увлек их в организацию Ива Фаржа. А когда Пьер показал  ему
тетрадь Дятлова, Шалон сказал, что отныне ему понятно, зачем он  живет,  а
также зачем живут они - Пьер Мерсье и Альбер Дю Нуи. Смысл этот  явствовал
из такого сообщения:
   - Ну что ж, это... Ясное дело, а? И вообще...
   Они работали. Бланш росла. И когда в апреле 1961 года мир с восхищением
встречал Гагарина, Бланш стукнуло семнадцать лет, Шалон написал  последнее
уравнение, а Пьер и Альбер расшифровали последние расчеты  вычислительного
центра компании "Дю Нуи и сын". Стало очевидным:  идея  Дятлова  не  блеф.
Время не более властно над человеком, чем пространство.
   Как они ликовали! Альбер привез ящик шампанского, Пьер позвонил  Бланш,
чтобы она приезжала на виллу  Дю  Нуи,  где  они  обычно  работали,  Шалон
приволок старика Гастона,  садовника.  Они  пировали  всю  ночь  и  решили
отдохнуть недели две, а потом уже взяться за постройку самой машины. Тогда
казалось, еще немного, ну, скажем, год, и... Кто  знал,  что  от  цели  их
отделяют семь мучительных лет.
   Отдыхать они все вместе поехали в Сен-Мартен. Пьер любил горы, и  потом
он хотел показать Бланш могилу ее отца. Он провез их по  знакомым  местам,
рассказал о Дятлове, д'Арильи, Декуре и обо всех-всех. В Балансе они зашли
в дом, где когда-то жил кюре, и Бланш вспомнила этот дом  и  его  хозяйку,
Люс Бетанкур. За ними увязался парнишка с велосипедом. Он влюбился в Бланш
сразу, бесповоротно. Водил ее в кино, на танцы. Потом аккуратно  доставлял
в кабачок, где Пьер с Шалоном и Дю Нуи сиживали  по  вечерам  в  блаженном
безделье. Накануне их  отъезда  он  подошел  к  Пьеру  и  звонким  голосом
попросил руки Бланш.
   - Ну, а она, что она тебе сказала? - спросил Пьер.
   - Она велела подойти к вам, мсье, и сказала, что сделает  так,  как  вы
сочтете нужным.
   - Сочту нужным? - Пьер опешил.
   У Бланш и раньше были приятели, но она расправлялась  с  ними  без  его
помощи.  "Может,  она  влюбилась  в  мальчишку?  -  подумал  Пьер.  -   Он
симпатичный, простой. Смотрит на нее с обожанием".
   - Вот что, дружок, зови-ка сюда Бланш. Я сочту нужным  всыпать  ей  как
следует, чтобы она не морочила голову такому славному юноше.
   Бланш появилась только поздно вечером.
   - Что за фокусы? - спросил Пьер тоном скрипучего  папаши.  -  Зачем  ты
мучаешь бедного парня?
   - А что ты ему ответил?
   - Обещал отстегать тебя крапивой.
   - Что ж, приступай.
   Тут только до Пьера начало доходить,  что  Бланш,  возможно,  и  впрямь
влюбилась. Что ей уже семнадцать. Что  в  последние  месяцы  он  почти  не
разговаривал с ней серьезно, считая ребенком,  а  она...  Она  ведь  скоро
уйдет. Не с этим, так с другим.
   - Ты стала совсем взрослой, дочка. Если он так тебе нравится, я не буду
возражать, я...
   И тут что-то произошло. Бланш билась в рыданиях и  выкрикивала  горькие
упреки:
   - Ты хочешь избавиться от меня. Ты обрадовался... Хорошо,  я  уйду.  Ты
никогда, никогда меня не любил. А я... Я всегда  мечтала,  что  ты  будешь
приезжать от  Дю  Нуи  и  Шалона  домой,  и  я  буду...  -  Бланш  плакала
неудержимо, как ребенок. - И не смей называть меня дочкой! Ты мне не отец.
Я никогда не считала тебя отцом! Ты - Пьер. Мой Пьер. Ты был моим  Пьером.
А теперь...
   Они вернулись в Париж и скоро поженились. А через два года Бланш умерла
от родов. Дочку Пьер назвал Люс, в память  госпожи  Бетанкур,  спасшей  ее
мать.


 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0418 сек.