Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

Скачать Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

   Взвизгнув, решетка поползла вверх, и  Пьер  очнулся.  Этот  звук  после
стольких часов тишины - неужели ночь прошла?  -  показался  и  страшным  и
желанным. На пороге возникли те же два воина. Потоптавшись,  один  из  них
буркнул беззлобно, даже с некоторым, как показалось Пьеру, сочувствием:
   - Ну, Урсула, надо идти. - А потом Пьеру, уже безразлично: - Вставай.
   Старуха молча шагнула в проем за решетку. Пьер вышел следом  и  увидел,
вернее почувствовал по мотнувшемуся свету и короткому шипению,  как  страж
выдернул факел из кольца и швырнул в воду. Ступеньки были высокими, Урсула
подхватывала расползающиеся тряпки, тонкие грязные лодыжки мелькали  перед
глазами Пьера. На последней ступеньке она  обернулась  и  сказала  громким
хриплым шепотом:
   - Это конец, чужеземец! Готовься к смерти, молись своему богу!
   Пьер попятился. Но старуха уже мчалась вперед.
   Коридоры замка были темны. Оранжевые  пятна  редких  факелов  создавали
иллюзию сна, и  Пьер  шел  легко  и  плавно.  Реальность  вернулась  ярким
солнечным светом, заливавшим двор, где широким кругом стояли слуги, воины,
монахи, дети. Взгляд вырвал из толпы знакомые лица. Вот испуганно поникшая
мордочка Ожье рядом с бородачом-гигантом, который вчера волочил на  аркане
босоногого оборванца. А вот и сам оборванец, но руки его уже свободны, и в
глазах не мука, а живое  гнусное  любопытство.  Разбойник-поп  с  красными
наливными щеками высунулся из толпы своих зеленокафтанных приятелей, а  за
его плечом маячит Крошка, приоткрыв щербатый рот. Здесь  же  на  корточках
пристроился паж Алисии, а рядом -  поливальщик  оленя,  как  его,  ах  да,
Жермен. И тучный дворецкий, и вертлявый Жоффруа...  Отдельной  группой  на
небольшом помосте стояли хозяин замка, аббат Бийон, граф де  Круа,  Алисия
Сен-Монт и Морис де Тардье.  Низко  надвинув  капюшон,  в  смиренной  позе
застыл перед аббатом рыжий монах в веревочных сандалиях.
   В центре круга подобно верхушкам прясел торчали  из  куч  хвороста  два
столба. Рыжий монах подошел к Урсуле и что-то забормотал,  суя  ей  крест.
Напряженная спина старухи не шелохнулась.  Стражи  медленно  повели  ее  к
одной из куч, на скате которой  Пьер  заметил  широкую  доску  с  набитыми
поперечинами - нечто вроде  трапа,  ведущего  к  столбу.  Старуха  покорно
ступила на трап. Пьер смотрел на нее как завороженный и  не  сразу  понял,
что монах с крестом уже стоит перед ним и шевелит толстыми губами.  Урсула
сбросила драный балахон и осталась в тонкой белой  рубахе.  Она  прижалась
спиной к столбу, и пока стражи обматывали ее веревкой, Пьер успел увидеть,
как под отброшенными ветром седыми волосами гордо блеснули глаза.
   Справа  и  слева,  качаясь,  поплыли  лица,  куча  хвороста  выросла  и
заслонила небо. Две сильные руки подперли поясницу и вознесли  его,  вновь
открыв голубое окошко. Ноги в рифленых туристских  ботинках  уцепились  за
шершавый дощатый скат.
   - Ин номине патрис эт фили эт спиритус санкти...
   Позвоночник и затылок уперлись в столб.
   Две серые приплюснутые фигуры медленно приближались  к  горе  хвороста.
Прозрачный огонь факелов едва виден в солнечном свете.
   "Какой бездарный конец", - подумал Пьер и закрыл глаза.
   - Стоп! Стоп! Все не так! Что за чучело  мне  подсунули?  Помощника  ко
мне! Костюмера! Где помощник, я вас спрашиваю?
   Истошный голос несся  снизу.  Пьер  открыл  глаза.  Маленький  патлатый
человечек неистово рубил ладонью воздух и топал деревянными  башмаками  по
древним плитам замкового двора.


   Невесть откуда  явился  длинный  нескладный  мужчина  в  серых  помятых
штанах, в детских сандалиях с дырочками и  начищенном  медном  шишаке.  Он
замер перед патлатым, приоткрыв рот и быстро двигая кадыком.
   - Кто это? - визжал человечек, тыча пальцем в Пьера.
   - Н-не знаю, - выдавил длинный, хлопая ресницами.
   - А кто знает?
   Длинный молчал.
   - Что ни день, то скандал. Вчера какой-то хулиган палил  из  пищали  по
Лонгибуру. Пищаль в двенадцатом  веке!  А  этот  откуда  взялся?  Кто  его
одевал? Где костюмер?
   Из толпы выдвинулась хрупкая девушка в платье служанки.
   - Ваша работа? - Патлатый мотнул головой в сторону Пьера.
   - Нет, - тихо ответила девушка.
   - Так кто смеет  мне  мешать,  черт  побери!  -  Он  быстро  переступал
деревянными подошвами, переходя в гневе с фальцета на бас и обратно.
   - Видите ли, Реджинальд Семенович, - начал было длинный,  но  человечек
остановил его жестом.
   - Давайте его сюда, - сказал он устало. - И ее тоже.
   Веревки отпустили обмякшее тело. Пьер сполз по хворосту.
   - Кто вы такой? - спросил Реджинальд Семенович.
   - Я Пьер Мерсье.
   - Какой еще Мерсье, -  застонал  патлатый.  -  Урсула,  звездочка  моя,
откуда он взялся?
   Пьер оглянулся на старуху.  Но  старухи  не  было.  Молодая  горбоносая
красавица с живым интересом смотрела на него желто-карими глазами.
   - Понятия не имею, котеночек. Я думала, это твой новый ход.
   - Господи, какой еще ход! Белены вы объелись, что ли? И вы, и  вы...  -
Реджинальд Семенович тыкал пальцем в тихо  приблизившихся  Жиля  де  Фора,
Мориса де Тардье, Бийона, Алисию. - Так кто же вы  такой  все-таки?  -  Он
снова повернулся к Пьеру.
   - Я уже сказал, мое имя - Пьер Мерсье.  Могу  только  добавить,  что  я
мирный путешественник. А вы кто?
   - Я? - задохнулся человечек. - Вы не знаете _меня_? -  Он  взглянул  на
Пьера  с  неподдельным  изумлением.  Потом  приподнял  подбородок,  слегка
наклонил голову и произнес с расстановкой: - Я - Реджинальд Кукс.
   - Видите ли, - сказал Пьер, - я прибыл из такого далека, что  ваше  имя
вряд ли что скажет мне.
   Лицо длинного в шишаке  исказилось  в  приступе  суеверного  ужаса.  Он
наклонился к Пьеру и громко зашептал:
   - Бог с вами, это же Реджинальд  Кукс,  главный  режиссер  Второй  зоны
Третьего вилайета.
   - Режиссер? Вилайета? - Пьер с трудом ворочал мозгами. - Простите, меня
только что хотели сжечь, и я как-то еще не совсем...
   - Вот что значит вжиться в образ! - восхищенно пробормотал аббат Бийон.
   - Но ведь как будто к тому и шло, - сказал Пьер, слабо улыбаясь.
   - К тому шло, - повторил Жиль де Фор, - ха...  ха...  -  И  он  зашелся
тяжелым басом.
   К нему присоединился заливистый дискант Реджинальда  Семеновича  Кукса,
главного режиссера Второй зоны Третьего вилайета. Через секунду  грохотала
вся площадь: визжали мальчишки во главе с  Ожье,  ржали  парни  в  зеленых
кафтанах,  церковным  колоколом  бухал  разбойник-монах,  сверкая  зубами,
смеялась Урсула, а Алисия, держась рукой за бок,  вытирала  глаза  розовым
кружевным платочком. Последним пришел в движение  длинный  в  шишаке.  Его
тонкое блеяние разнеслось по двору, когда другие уже затихали.
   Отсмеявшийся Кукс вновь подступил к Пьеру:
   - Так откуда вы прибыли, мирный путешественник?
   - Из этого... Из Форж-лез-О.
   - Ничего не понимаю, - скривился Кукс. - А вы, Аристарх Георгиевич?
   Длинный изобразил скорбную мину.
   - Стойте, кажется, я знаю. -  К  ним,  тряся  полами  коричневой  рясы,
пробирался монах. Его круглые пуговичные глаза светились. - Как же я сразу
не понял, что это за штука, - говорил он. - Отсутствие движителей...
   - Какая штука? - спросил Кукс.
   - По-моему, этот парень пришлепал к нам из другого времени.
   - Что? Как? - Кукс даже привстал на цыпочки.
   - Это правда, - сказал Пьер. - Но ради бога, скажите, какой у вас век?
   Все растерянно молчали. Первым откликнулся Аристарх Георгиевич:
   - Шестой век Великой эпохи.
   - Скажите, э... от рождества Христова это сколько?
   Монах посмотрел на Пьера с удивлением и ответил:
   - Двадцать пятое столетие, семьдесят восьмой год.
   - Двадцать пятое! - закричал Пьер.  -  Все-таки  двадцать  пятое!  Боже
правый, значит, машина... значит, Дятлов... мы... -  И  он  замолк,  жадно
озирая обступивших его людей.
   - А откуда же вы, если не секрет? - Аристарх Георгиевич  от  нетерпения
переступал с ноги на ногу.
   - Из двадцатого. Вот к вам...
   Реджинальд Кукс присвистнул!
   - Экая даль. Надо отдать  вас  в  хорошие  руки.  Аристарх  Георгиевич,
любезный, свяжите нас с Агентством по туризму.
   - Сию минуту. - Помреж снял  сверкающий  шишак  и,  пристроив  его  под
мышкой, крупно зашагал прочь. Все между тем сделались  очень  ласковыми  к
Пьеру. Морис де Тардье положил ему руку на плечо и  говорил,  что  глубоко
сожалеет о резких словах, сказанных им тогда  на  поляне.  Алисия  крутила
пуговицу на куртке Пьера и восклицала:
   - Подумать только! Ну просто не могу себе представить!
   Тут снова показался Аристарх Георгиевич. С ним шел  молодой  человек  в
белой блузе и белых штанах. Он приветливо глянул на Пьера:
   - Меня зовут Гектор. Мне выпала честь сопровождать дорогого и почетного
гостя, многоуважаемый...
   - Пьер Мерсье, - сказал Пьер.
   - Многоуважаемый Пьер Мерсье.  А  сейчас  не  желаете  ли  отдохнуть  с
дороги?


 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1311 сек.