Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Владимир КЛИМЕНКО - КОТЕЛ КОЛДУНА

Скачать Владимир КЛИМЕНКО - КОТЕЛ КОЛДУНА

Растерянно оглядев потухший костер и разбросанные вокруг вещи, Павел
медленно встал и отряхнул ладони. Похоже, поход к Алабелле придется
отложить. Что там говорил Кэшот о Нагльфарке? Пока понятно только одно -
это новая опасность, способная повредить дракону и его Путешествию. Если
так, то надо предупредить Китовраса и Колдуна. Обратно следует идти
немедленно, ведь раньше утра назад вернуться не удастся.
- Не бойся, я друг, - послышался звонкий голос с другого конца
поляны, и Павел от неожиданности выронил рюкзак, куда начал запихивать
разбросанные по траве банки консервов.
Не очень уместное теперь упоминание о дружбе заставило его быстро
распрямиться. То, что он увидел, не могло пока сильно напугать, ведь
тонкая фигура в свободном белом платье, отделившаяся от старой сосны,
принадлежала несомненно девушке, но приобретенный за последние два дня
опыт заставил Павла насторожиться. В этом враждебном для человека мире
трудно рассчитывать на внезапную дружбу, здесь слова не всегда
соответствуют своему первоначальному значению, здесь следует полагаться
только на себя иначе запросто можно попасть в очередную переделку.
- Я друг, не бойся, - повторила девушка и сделала два скользящих шага
по направлению к Павлу.
Она не переставала улыбаться, и Павел, несмотря на настороженность,
почувствовал, как спадает напряжение.
- Не спеши говорить, - продолжила девушка, пока Павел пристально
изучал ее открытое лицо с правильными чертами.
Русые волосы девушки были схвачены широким берестяным обручем, а
большие серые глаза смотрели спокойно и бесхитростно.
- Я уже давно следую за тобой, - девушка остановилась у дымящегося
костра. - Я хотела подойти раньше, но появился Кэшот, - с легкой гримасой
отвращения добавила она. - Он не злой, но просто очень равнодушный.
Равнодушный, как смерть. Я не люблю с ним встречаться, потому что он мне
не нравится и потому что он совсем чужой. Из другого мира.
- А ты из нашего? - недоверчиво спросил Павел.
- Не будем спорить, - девушка откинула прядь волос со щеки. - Я -
берегиня. Пинна. Я услышала о Нагльфарке и испугалась. Нагльфарк никогда
не приплывал сюда. Я пришла помочь тебе быстрее добраться до Колдуна. Ведь
если сюда приплывет Нагльфарк, будет бой.
- Да кто это такой, Нагльфарк?
- Это не кто, а что. Нагльфарк - корабль мертвых. Корабль существ
совсем не таких, как ты, Колдун или даже Кэшот. Я не могу сейчас тебе
рассказать всего, и знаю только одно - следует торопиться.
- А я разве не тороплюсь, - Павел крепко затянул шнуровку рюкзака и
попытался продеть в лямки руки, но сморщился от боли. - Ты же видишь, я
иду обратно. Если ты не будешь мешать, то к утру я доберусь до Китовраса и
Колдуна и расскажу им обо всем.
- Ты мне не веришь, - огорчилась Пинна. - Ты устал и болен. Дай я
хотя бы вылечу ожоги. Там, где появляется Кэшот, - всегда огонь.
Павел недоверчиво посмотрел на девушку. Юная берегиня была не просто
успокаивающе приветлива, она была, Павел подыскал определение, удивительно
естественна в этом лесу, среди высокой травы и каменистых валунов, как
будто сама являлась частью природы. Взгляд широко открытых глаз Пинны
излучал спокойствие, и Павел на мгновение почувствовал себя ребенком,
подчиняющимся взгляду матери.
- Вот так, - Пинна неожиданно оказалась совсем рядом и прикоснулась
ладонями к обожженным щекам Павла. - Теперь не больно?
- Теперь нет, - прошептал Павел, невольно ловя себя на мысли, что не
хочет, чтобы девушка отнимала ладони от щек.
- Так ты позволишь мне пойти с тобой? - рассмеялась берегиня, уловив
перемену в его настроении. - Я могу и сама добраться до Колдуна, но нельзя
сейчас оставлять тебя одного. Есть более безопасный и короткий путь. К
тому же, я постоянно живу в этом мире, а ты здесь пришелец. Не удивляйся:
мы соседи на этой земле, но, к сожалению, очень редко ходим друг к другу в
гости.
- Колдун и Китоврас мне о тебе ничего не говорили, - грубовато
ответил Павел, пытаясь за напускной суровостью скрыть смущение.
Они не говорили еще о многом. Они предупреждали об опасностях, а я -
не опасна. Они позволили тебе идти к Алабелле, надеясь, что узнают через
тебя что-нибудь новое о будущем Путешествии, но сейчас такая надобность
отпала. Кэшот опередил тебя и узнал о Нагльфарке, а это достаточно
серьезная причина, чтобы немедленно объединить силы.
- Хорошо, мы пойдем вместе.
- Вот и договорились, - по лицу Пинны скользнула улыбка. - Только,
пожалуйста, следуй точно за мной, не отставай и не оборачивайся.
- Прямо как в сказке, - иронично заметил Павел. - Обернешься -
пропадешь.
- Может статься и так. Мы пойдем очень быстро и совсем не той
дорогой, что привела тебя сюда. Мы пронзим этот лес насквозь, и за нами
устремятся враждебные криттеры. Они не смогут причинить нам вреда, но если
ты отвлечешься и отстанешь, то выйдешь из-под моей защиты.
- Вот это уже понятнее, - Павел вздохнул и поудобнее расправил лямки
рюкзака. - Что ж, вперед!
Пинна вышла на тропу и, обернувшись, заметила:
- Не дальше, чем в пяти шагах. Постоянно помни об этом.
Пока двое путешественников поднимались по тропе в гору, поспевать за
берегиней было для Павла не слишком утомительно. Он с самого начала взял
правильный темп и только иногда удивлялся, как девушка может идти в гору
таким быстрым шагом. Они снова миновали водопад Три Ступени и даже
остановились там на минуту отдохнуть, подставляя лица мелким брызгам,
рассеянным в воздухе. Но около священной березы, на которой Павел с
изумлением заметил свой повязанный в дар кусочек бинта, теперь явно
обгоревший, Пинна резко свернула в сторону, прямо в лесную чащу. Павлу
ничего не оставалось делать, как послушно следовать за ней. И там, уже в
лесу, началась настоящая гонка.
Плотный подлесок из кустарника и высокой травы, едва берегиня
приближалась к нему, самым волшебным образом расступался, пропуская
путников, и тут же смыкался за спиной Павла. Белое платье и берестяной
обруч Пинны мелькали впереди, сливаясь иногда в размытые светлые пятна.
Часа через два зашло солнце, и в сгустившемся мраке Павел, чувствуя дрожь
в уставших ногах, напрягал последние силы, чтобы не отстать.
Временами по бокам и сзади слышались непонятные шорохи и треск
сучьев, как будто кто-то большой и быстрый неотступно следовал за ними, а
пару раз прямо впереди вспыхивал бледно-фиолетовый холодный огонь и земля
колебалась под ногами, как трясина.
"Не отставай!" - время от времени подгонял сам себя Павел, стараясь
не отвлекаться на шум и возню в чернеющей по сторонам чаще.
Еще он иногда думал о Пинне, удивляясь легкости ее скользящего бега,
и тогда его занимал вопрос - материальна ли она или только сгусток
энергии, облеченный в форму человеческого тела. Почему-то хотелось, чтобы
берегиня была похожа на обычную земную девушку, но он тут же отгонял эту
мысль, сосредоточившись лишь на том, чтобы не запнуться и не остаться
одному в темном и враждебном лесу.
Потом, даже еще не видя воды, Павел понял, что они движутся по
высокому берегу и, вроде бы, узнал тропу, на которой пришлось
повстречаться с дакинями, а затем неширокую просеку, и в следующую минуту
впереди послышалось глухое ворчание Гарма, и просека озарилась ярким
неестественным светом, выхватив из мрака рослые фигуры Китовраса и
Колдуна, а рядом с ними Тима, придерживающего за ошейник гигантского
лохматого пса.

- Да ты не расстраивайся, - утешал Павла Китоврас. Забытый в спешке
арбалет остался лежать в кустах у потухшего костра. - Неужели ты думаешь,
что эта игрушка и впрямь может сгодиться в битве с мертвыми? Тут даже вот
такая штуковина мало чем поможет.
Китоврас в свою очередь тяжело вздохнул, но не перестал заниматься
делом - подгонять друг к другу загадочные металлические детали, которые на
глазах превращались в некое подобие огнестрельного оружия.
- Излучатель вполне способен пригодиться, - заметил Колдун. - Но
только на него рассчитывать не стоит.
- Вообще непонятно, на что рассчитывать, а на что нет! - Китоврас
стукнул могучим кулаком по столешнице. - Нагльфарк - худшее из зол. С
Кэшотом можно договориться, можно отбиться от криттеров, но против
Нагльфарка оружия нет. Такой случай, правда, единственный, уже был. Далеко
отсюда. Тогда Инкубатор был уничтожен.
- Да что это за враги такие! - не выдержал Павел. - Неуязвимые, что
ли?
Изба Колдуна походила сейчас на штаб перед сражением и это ощущение
не нарушали даже вполне мирные берегиня и Никишка, хлопочущие по
хозяйству. Домовой и Пинна сразу нашли общий язык, впрочем, кажется они и
до этого были знакомы. Павла занимало другое: почему следует так опасаться
Нагльфарка. Враждебные криттеры в Инкубаторе не редкость - об этом
говорили и Китоврас и Колдун, - так почему же именно Нагльфарк, пусть он и
называется кораблем мертвых, обеспокоил бесстрашного Инспектора и
взволновал бесстрастного Хранителя. Их опасения полностью разделял и Тим,
об этом говорили его потемневший взгляд и суровая складка, пролегшая в
углу крепко сжатых губ.
Самым обидным было то, что никто не спешил посвятить Павла в
известную всем тайну, а такая доброжелательная при первой встрече Пинна на
прямой вопрос лишь отрицательно помотала головой и указала глазами на
Китовраса, мол, он тут главный, с ним и разговаривай.
- А что с гостем делать будем? - вспомнил наконец о Павле Китоврас,
обращаясь к Колдуну.
- Гостем? - Павел чуть не задохнулся от возмущения. Он-то считал себя
здесь своим среди своих. - А кто вам рассказал об этом корабле? Пушкин?
Может, еще в чулане запрете, чтобы под ногами не путался?
- Очень дельная мысль, - в глазах Китовраса мелькнула шутливая
искорка. - Запрем, и еще Гарма приставим, чтобы охранял.
- Гарм будет нужен на берегу, - без тени улыбки ответил Колдун. - Не
забывай - он из их мира. Никто лучше Гарма не знает Хрюма и его воинов.
- Да, об этом я как-то забыл, - Китоврас приподнял полностью
собранное оружие, опираясь согнутым локтем о стол, и прицелился. - Сейчас
попробуем на самой малой мощности.
Не успел Павел ничего понять, как раздалось слабое шипение, по
комнате мелькнул зеленоватый шарик величиной с горошину и ударил в раму.
Вслед за этим массивный оконный переплет вместе с косяком с оглушительным
треском вылетел наружу.
- У, варнак! - раздался в наступившей вслед за этим тишине негодующий
голос Никишки. - Окошко выбил. А чинить кому, мне?
- Перебор, - огорченно сознался Китоврас и смущенно втянул голову в
широкие плечи, как будто боялся, что домовой отвесит ему подзатыльник.

Из выбитого окна тянуло ночной сыростью, и не перестававший
негодовать Никишка заткнул проем большой пуховой подушкой. После
неудачного выстрела общее напряжение как-то ослабло, и даже Колдун
позволил себе усмехнуться в бороду, глядя на то, как, неловко подогнув
колени, Китоврас помогает домовому собирать осколки.
К Павлу подошел Тим и, обняв за плечи, увлек в угол избы, подальше от
суматохи.
- Ты на них не очень обижайся, - кивнул он в сторону Колдуна и
Китовраса. - Они сегодня просто нервные, ведь вся ответственность за
Инкубатор лежит на них.
- Так это же я рассказал вам о корабле! Я! А меня в чулан.
- Не будет тебя никто запирать. Ты что, шуток не понимаешь? А о
Нагльфарке мы уже и без тебя знали.
- То есть как?
- Остынь. Ну, не совсем без тебя. Вернее сказать, через тебя. Я
постоянно поддерживал с тобой ментальную связь. Это было необходимо и для
твоей безопасности, и еще была для этого пара причин. Так что, как только
Кэшот сказал тебе о Нагльфарке, это стало известно и нам.
- А Пинна об этом знала?
- Знала. Но ведь она - берегиня. Ей надо было увести тебя оттуда в
относительно безопасное место, то есть сюда. К тому же, по-моему, ты ей
нравишься.
- Скажешь тоже, - недоверчиво покосился на Тима Павел. Но последнее
замечание неожиданно привело его в хорошее настроение. - Ладно, говори,
что знаешь о Нагльфарке.
На этом месте в разговор приятелей вмешался Китоврас.
- Нагльфарк - слишком серьезная тема, чтобы говорить о ней походя, -
заметил он. - Его не зря называют кораблем мертвых. Мы даже не знаем,
корабль ли это в привычном смысле этого слова. Сведения о нем очень
отрывочны. Упоминание о Нагльфарке есть в мифологиях народов Земли.
Древние скандинавы называли его кораблем, сделанным из ногтей мертвецов.
Поэтому те, кто умирает с неостриженными ногтями, дают новый материал для
его строительства. И пусть это всего лишь иносказание, но оно не лишено
смысла. Ведь отрицательная биологическая энергия погибших организмов не
исчезает бесследно. Часто она служит для создания энергетических монстров,
так же точно, как положительная используется в последующих инкарнациях для
улучшения энергетического баланса. В этом смысле мертвые с планеты Хель,
точное ее местоположение до сих пор не установлено, мертвецы дважды. Они
даже не зомби, поэтому их невозможно уничтожить никаким физическим
воздействием. Только громадная сила освобожденной энергии может вышвырнуть
Нагльфарк за пределы Земли, но у нас для этого нет достаточно мощного
генератора.
- И что же, никто не сталкивался до этого с кораблем мертвых в
космосе?
- Почти никогда. Мы лишь постоянно ощущаем присутствие его
обитателей, их враждебный интерес. Но несомненно Нагльфарк уже посещал
Землю, иначе не сохранились бы предания о нем. Еще было, как я уже
говорил, нападение корабля на один из Инкубаторов. Но, в общем-то, пока и
они и мы избегали контактов. То, что Нагльфарк прибывает сюда,
свидетельствует о том, что они почувствовали здесь какую-то слабинку и
надеются на успех. Но это мы еще посмотрим.
- Но как же биться с мертвыми, если у нас нет эффективного оружия?
- Кое-что есть. Потом не надо забывать, что, вполне возможно, они не
так сильны, как мы об этом думаем.
До рассвета Павлу так и не удалось уснуть, хотя он пару раз
укладывался на жесткую лавку, а Никишка даже приволок ему стеганое одеяло.
Колдун с Китоврасом и Тимом уединились в дальнем углу и, похоже, держали
военный совет. Об этом, правда, можно было лишь догадываться, так как
никто из них не говорил вслух: общение скорее всего шло на ментальном
уровне.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1053 сек.