Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Владимир КЛИМЕНКО - КОТЕЛ КОЛДУНА

Скачать Владимир КЛИМЕНКО - КОТЕЛ КОЛДУНА

Гарм задыхался от бешенства. Сдавивший горло ошейник не давал ему
лаять, и пес только хрипел, рискуя опрокинуться на спину из-за
натянувшейся до предела цепи.
Павел не успел даже толком разглядеть дом на внезапно открывшейся
поляне, как пес кинулся им навстречу. Китоврас и тот остановился на опушке
леса; один Никишка бесстрашно продолжал идти как ни в чем не бывало, на
ходу успокаивая беснующегося стража.
Гарм походил на собаку не больше, чем тигр на суслика.
Павел видел яростные, налитые кровью глаза пса почти на уровне своего
лица. Металлический ошейник вдавился в горло так, что у Гарма
перехватывало дыхание, но он все равно стремился вперед, как будто для
него в жизни не было никакой иной цели, кроме одной - разорвать.
- До чего злопамятный пес, - вздохнул Китоврас, глядя, как Гарм,
беснуясь, несколько раз щелкнул громадной пастью. - И ведь лягнул-то всего
один раз сто лет назад, когда еще тот был щенком. А надо же, помнит.
- А цепь где? - удивился ставший после встречи с дакинями очень
осторожным Тим. - Цепи не вижу.
- И не увидишь, - Китоврас терпеливо дожидался, пока домовой успокоит
пса или на крыльцо выйдет Колдун. - Его цепь - всего лишь заклятие.
Древние скандинавы говорили, что Гарм сидит на цепи, сделанной из кошачьих
шагов, рыбьего дыхания и птичьей слюны. Очень образно, но не совсем верно.
Павел еще хотел спросить кентавра, добрались ли они наконец до цели,
но не успел, так как во внезапно наступившей тишине послышался скрип
стальных петель, дверь дома распахнулась, и на крыльцо вышел Колдун.
То, что это именно Колдун, а не кто другой, не вызвало у Павла ни
малейшего сомнения.
Высокий белобородый старик в длинной, похожей на кафтан одежде
картинно застыл в дверном проеме, опираясь одной рукой на посох, а другой
держась за косяк. Суровое с крупными правильными чертами лицо было
спокойно и не выдавало никаких чувств.
Вполне обычное лицо, может быть, даже слишком обычное, если бы не
глаза, глядящие из-под тяжелых век пронзительно и страшно.
Следуя за Китоврасом, Павел и Тим прошли мимо пятящегося пса и
поднялись на крыльцо.
Из темных лиственничных бревен избы при желании можно было бы
построить и крепость, непроизвольно отметил Павел, прежде чем войти в
горницу. Он так устал от непрерывно следующих друг за другом непонятных
событий, что воспринял встречу с Колдуном почти равнодушно. То, что
казалось совершенно невероятным два часа назад, стало вполне обыденным, и,
окажись изба каким-нибудь, например, центром управления космическими
полетами или наоборот средневековой хижиной, это вряд ли поразило бы его
воображение. Но внутреннее убранство комнаты было вполне привычным и
земным.
Обычный дом с грубой рациональной мебелью.
Стулья, лавка, стол, высокий шкаф с плотно прижатыми корешками книг,
большая русская печь. Кругом чистота и в довершении всего совершенно
домашние ситцевые занавески на окнах.
Павел оглянулся как раз вовремя, чтобы заметить, как неловко
протискивается в комнату кентавр. Следом за Китоврасом вошел и тщательно
прикрыл за собой дверь Колдун.
Несмотря на то, что внутри дом оказался достаточно просторным, в
комнате стало тесновато. Павел несколько раз обеспокоенно взглянул на
копыта кентавра, мелко переступавшие около самых его ног.
Домовой сразу же подался поближе к печи и, открыв заслонку, загремел
какими-то горшками и кастрюлями. Никто не решался первым прервать неловкое
молчание. Не знал, что сказать приличествующее случаю и Павел, поэтому он
просто скинул на пол брезентовый мешок и помог снять рюкзак Тиму.
Больше пока делать было нечего.
- Здесь вы в безопасности, - Китоврас также снял, стянув перевязь
через голову, колчан со стрелами и положил на стол сверкающий
хромированными деталями арбалет. - Так что располагайтесь, отдыхайте,
спрашивайте. Теперь можно.
- А раньше было нельзя? - не удержался от язвительного замечания
Павел.
- Какой разговор на ходу, - кентавр остался невозмутимым. - В общих
чертах я все вам уже рассказал. Остались детали.
- Хороши детали. Я как не понимал ничего, так и не понимаю. Что здесь
вообще происходит? Вы кто, пришельцы?
- А что, сильно похожи? - усмехнулся, ответив вопросом на вопрос,
Колдун.
- Вы, может, и нет, - Павел смерил Колдуна взглядом. - А вот
кентавров мне видеть еще не доводилось. А на тропе что произошло? С кем мы
там встретились? А в озере кто живет? Зачем мы вам понадобились? - Павел
оглянулся на Тима, как бы ища у того поддержки.
Колдун неторопливо прошелся от двери к окну, при этом занавеска едва
заметно дернулась, но осталась висеть на месте, и сел на лавку, поставив
между колен посох. Он задумчиво покивал головой, словно отвечая про себя
каким-то своим мыслям, и пронзительно взглянул на Павла.
Павел дернулся, как от удара, и в следующее мгновение отчетливое
понимание происходящего заставило его вслепую нашарить стул и опуститься
на жесткое сиденье.
- Не может быть, - растерянно прошептал он. - Неужели это правда?
- Что правда, что? - дергал его за рукав Тим. - Я тоже хочу все
знать.
- Сейчас узнаешь, - прошептал Павел и повернул побледневшее лицо к
своему спутнику.

Ночь выдалась ясной и холодной.
Павел и Тим сидели на крыльце, прижавшись друг к другу плечами, - так
было теплее - и вполголоса неторопливо переговаривались, иногда надолго
замолкая.
Китоврас и Колдун тактично остались в доме, не мешая гостям
обмениваться впечатлениями. Домовой копошился в невидимом отсюда дровяном
сарае, а проникшийся неожиданной симпатией к Тиму Гарм терпеливо стоял
сбоку от крыльца, позволяя выдирать колючки репейника из густой шерсти.
- Ну и зверюга, - Павел опасливо покосился на пса. - Неужели ты его
совсем не боишься?
- Конечно, нет, - беспечно ответил Тим и несильно дернул Гарма за
ухо, отчего пес глухо заворчал. - Чует хозяина. Не трусь, пока я рядом, он
никого не тронет.
- Хозяина... - Павел тоскливо взглянул на звезды. - Чертовщина
какая-то. Ты - и Ученик Колдуна. В голове не умещается. Тим, - робко
спросил он, - ты точно решил остаться?
- Почему бы и нет, - Тим оттолкнул пса и повернулся к Павлу. В
темноте восторженно блеснули его глаза. - Это ведь один шанс на миллион.
Представляешь! Хотя дома, наверное, не поймут, - тут же загрустил он. - Но
я им все объясню.
- Объяснишь?
- Да это не проблема. Теперь не проблема. Я ведь и сам еще толком не
знаю, что могу, но прямо чувствую, какая во мне сила. Что бы сейчас
сделать? Ну, например, вот.
Тим несколько раз прихлопнул ладонями, как будто собирался лепить
снежок, и тут же в его руках засветился молочно-белый упругий шарик.
Несильно подбросив его в воздух, Тим подул на него, и шарик взлетел
над поляной, залив траву и дом холодным ярким светом.
Потом странный колобок, тихо треща, медленно поплыл в сторону леса и
там вдруг громко взорвался, ослепив на миг зачарованно следящего за ним
Павла.
- Что это было? Шаровая молния?
- Не знаю. Я просто захотел сделать такой шарик и сделал. А молния
это или нет, у Колдуна спрашивай. Я еще вот что могу...
Тим внимательно посмотрел на угол дома, где около самых бревен стоял
поникший под ледяной росой куст жарков.
Цветы сомкнули лепестки в горсть и, казалось, зябко вздрагивали от
ветерка, налетавшего с озера.
Павел заметил, как напряглось лицо Тима, и сразу же вслед за этим
встрепенулись ломкие стебли, освобождаясь от скатывающейся по ним росы,
разом распахнулись сжатые до этого чашечки, полыхнув в темноте
пронзительно-оранжевым цветом.
- Вот, - удовлетворенно откинулся на верхнюю ступеньку Тим. -
Убедился? - и, не дожидаясь ответа, нелогично продолжил. - А ты все понял
насчет Коридоров, криттенов этих?
- Не криттенов, а криттеров, - машинально поправил Павел. - Криттер -
по-английски тварь. Я об этом читал кое-что, но не думал, что это может
быть правдой настолько, что я сам с ними встречусь.
Понимаешь, при всевозможных планетных катаклизмах: землетрясениях,
извержениях вулканов, или, скажем, при падении крупных метеоритов, а
следовательно, мощных взрывах - возможен большой выброс энергии, который
сопровождается резким электромагнитным всплеском. При этом иногда
искривляется пространство, замыкаясь в гравитационный коллапс или еще, как
говорят, "сферу Шварцшильда". Таким образом появляются Коридоры, ведущие в
иные миры.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0927 сек.