Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Алексей Лебедев - МОЛЧАНИЕ БЕЛОГО ТИГРА

Скачать Алексей Лебедев - МОЛЧАНИЕ БЕЛОГО ТИГРА

                      3. Тайны дома Ашеров
     Посадка на планету,  многочасовая тряска по ухабам в карете
и,  наконец, беседы с высокопоставленными особами утомили Ивина,
поэтому он был рад, когда его провели в отведенную ему комнату и
оставили в покое. Высокий потолок, узкие окна, старинная мебель,
кровать с горой подушек...
     - Неплохо,  -  сказал  великий  сыщик.  Не  раздеваясь,  он
завалился   на  это  мягкое  сооружение  и  блаженно  потянулся.
Несколько минут он лежал, закрыв глаза, потом открыл их и увидел
разводы   на   потолке.  По  углам  отстала  и  висела  клочьями
штукатурка.
     - Древность,  -  вздохнул  Лев Ивин,  слез с кровати и стал
распаковывать багаж, стоявший рядом.
     И сразу  почувствовал:  что-то  не  так.  В  его вещах явно
кто-то рылся, хотя сделано это было довольно профессионально, то
есть  малозаметно.  Однако  тайный  обыск  ничего  не  значил  в
сравнении  с  тем,   во   что   превратилась   вся   техника   -
многочисленные  хитроумные  аппараты,  собранные  Ивиным по всей
Галактике, и так помогавшие ему в работе. Табло индикаторов были
разбиты,  антенны погнуты,  схемы превращены в крошево. Для тех,
кто это сделал,  это было всего лишь мерой предосторожности. Они
не  знали,  в  какой степени человек технологической цивилизации
может  быть  привязан  к  железкам.  Для  Ивина  же   это   было
объявлением войны.
     Нечасто Льва Ивина можно было увидеть злым,  но сейчас  был
именно такой момент. Впрочем, он скоро прошел, и на лице застыла
маска   высокомерия:   необходимо   было   выполнить   некоторые
формальности. Ивин нажал кнопку вызова.
     Мажордом - пожилой тучный человек  -  долго  и  многословно
оправдывался.  Да,  господин,  такое  большое хозяйство,  рук не
хватает,  а  эти  молодые  слуги  -  они  из  крестьян,  болваны
неотесанные,  вот и Глен,  ему было поручено,  уж как я сожалею,
господин,  если  б  я  знал;  он,  лентяй,  решил   использовать
автоматическую  тележку,  а  они  ведь  с норовом,  к ним подход
нужен, а этот болван все уронил, уж как я сожалею... Ивин слушал
с  непроницаемым  видом,  а  в  заключение  посоветовал выпороть
мерзавца.  Мажордом сокрушенно развел руками и выразил сожаление
по  поводу того,  что телесные наказания отменены еще дедом ныне
здравствующего лорда Ашера,  благородным Эдмоном Ашером,  упокой
Господи его душу.
     - Жаль, - сказал высокий гость.
     Когда спектакль   закончился,  и  дверь  за  старым  лжецом
закрылась,  Ивин перевел дух и улыбнулся.  Но  это  не  была  та
светлая благость, которую привыкли видеть Шторм и Хилл, это было
нечто совсем другое.  Во всяком случае,  врагам Льва  Ивина  эта
улыбка  не  предвещала  ничего  хорошего.  Если они думали,  что
оставили его безоружным,  то сильно ошибались: было еще кое-что,
и  это кое-что можно было уничтожить только вместе с самим Львом
Ивиным. Правда, не следовало спешить пускать это в ход.

     Ближе к вечеру был дан ужин в честь  гостей.  Присутствовал
чуть  ли  не  весь двор.  Церемонимейстер выкликал имена одно за
другим;  Ивин боялся, что церемония будет нарушена отсутствием у
него  и его спутников каких бы то ни было титулов,  однако слова
"странствующий  детектив"  и  "капитан   звездолета"   произвели
необычайное   впечатление,   а  "техник"  прозвучало  почти  как
"волшебник".
     За столом председательствовал лорд Ашер. Он был в состоянии
какого-то лихорадочного веселья - такой перепад настроений Ивину
совсем не понравился.  Джон Ашер провозглашал тосты,  острил,  а
под  конец  стал  рассказывать  о  своих  совместных  с   Ивиным
приключениях в бытность их студентами.  Рассказы эти абсолютному
большинству слушателей были совершенно непонятны,  но,  по  всей
видимости, придавали Ивину и его команде дополнительные очки.
     Странствующий детектив  между  тем  изучал  публику.  Прямо
напротив него,  по правую руку от Ашера,  сидел Донован.  С лица
его не сходила ироническая ухмылка, глаза не выражали ничего, но
каждый раз,  когда их с Ивиным взгляды встречались, обоих словно
било током.  Остальные придворные выглядели так,  как и положено
выглядеть придворным. Правда, некоторые быстро отводили глаза, а
дамы закрывались веерами.
     В самый  разгар  веселья  невзрачный  человек в серой форме
подошел к Доновану и что-то зашептал ему  на  ухо.  Тот  в  свою
очередь наклонился к Ашеру, и лицо лорда помрачнело.
     - Плохие новости,  Лев.  Сейчас передали по  радио:  с  гор
сошла лавина и задела космодром.  Ангар поврежден. Видимо, твоим
людям придется отправиться туда - посмотреть, что с кораблем.
     Лицо Ивина стало задумчивым.
     - Да,  пожалуй.  Но это не мои проблемы:  я плачу, чтоб все
было в порядке. Шторм, вы отправитесь туда утром.
     - Слушаюсь, сэр.

     Лев Ивин лежал на подушках и невидящими глазами  смотрел  в
потолок.  Было уже темно, горели свечи, язычки пламени трепетали
от еле заметного сквозняка.  В  дверь  постучали,  Ивин  сел  на
кровати.
     - Войдите.
     Вошел сухонький старичок,  одетый в белую с узорами мантию.
Это был Либих, придворный лекарь. В нем не было заметно хитрости
или коварства. Пожалуй, главной его чертой была самоуверенность.
     - Простите,  молодой человек, но мне надо поговорить с вами
об очень важном деле.
     - Пожалуйста.
     - Речь  идет  о  весьма  печальном обстоятельстве:  болезни
вашего друга и нашего лорда, сэра Джона Ашера.
     - А он болен?
     - Да,  я смею утверждать  это.  Это  наследственный  недуг.
Поверьте,   мои   выводы   основаны   на  изучении  исторических
документов за пятьсот лет.  Имеются три стадии в развитии  этого
безумия: сначала бред реформаторства...
     - Вы считаете реформаторство бредом?
     - Эх,  молодой  человек!  Я  тоже  слышал  о  "прогрессе" и
"вечном поиске",  но согласитесь, пусть ищет тот, кто не нашел -
мы же нашли. У Лигейи свой путь.
     - Вы говорите как политик, а не как врач.
     - Я прежде всего патриот!
     На это Ивин не нашел, что ответить, и Либих продолжал:
     - Вторая  фаза  переходная:  чувство  вины  и воля к смерти
сопровождаются галлюцинациями, связанными с эротической сферой.
     Ивин кивнул.
     - И   наконец,   последняя   стадия   -   паранойя,   мания
преследования.  Это,  безусловно,  самое  опасное.  И в этом все
дело.  Я вполне понимаю ваши  чувства,  господин  Ивин,  и  ваше
желание  помочь другу,  но если вы и дальше будете внушать лорду
мысли о каких-то заговорах,  о врагах,  желающих убить  его  или
свергнуть с престола, то, боюсь, это весьма гибельно скажется на
его психике. Как вы думаете?
     - Я думаю,  - сказал Ивин, вежливо улыбаясь, - что медицина
Теплых Земель отстала на пятьсот лет,  а то  и  на  всю  тысячу.
По-моему, стоило бы пригласить на консилиум врача из Центра.
     - Не возражаю, - тряхнул головой лекарь. - Пусть прилетает.
Только такие вещи полагается согласовывать.
     - С советником Донованом?
     - А? И с ним тоже. А я не возражаю! - и Либих удалился.
     " Откуда он, черт побери, узнал? - подумал сыщик, оставшись
один.  -  Да  здесь,  пожалуй,  стоит следить за своими словами!
Может быть, у меня тоже паранойя, ну да береженого Бог бережет."
И он незаметно щелкнул пальцами.

     Человек спускался по винтовой лестнице, освещая себе дорогу
свечой.  Путь его привел к обитой мятым железом двери, которая с
омерзительным скрипом раскрылась и обнаружила за собой маленькую
комнатку, освещенную неверным светом монитора.
     - А,  это  ты.  Фил,  -  человек  на табуретке повернулся к
вошедшему.  - Молодец,  что пришел сменить.  Я уж тут все  глаза
проглядел  на  этого  умника.  -  Он ткнул пальцем в черно-белое
изображение великого сыщика.  - Зачем это надо,  и  так  все  на
ленту пишется.
     - Не выступай, Крис. Главному виднее.
     - Оно так. А только зря он тормозит.
     Крис встал с сиденья,  уступая место Филу,  и в этот момент
экран покрылся серой непроницаемой рябью.
     - Вот черт!
     - Перегорело.
     - Это не здесь, а там.
     - Да ясно. Проклятое старье... Пойдем,  скажем.

     Вторым гостем  Ивина  в  этот  вечер  был Хилл.  Техник был
навеселе и чрезвычайно словоохотлив.
     - Слушай,  я  там  пообщался  с ребятами из обслуги - парни
свои в доску,  а Глен совсем не  виноват,  это  все  спецстража,
контора у них такая...
     - Ясно. Еще узнал что-нибудь?
     - Ага.  Про этих...  уу!  Про руулов. Они тут вроде чертей,
про них страшные истории рассказывают,  я тут  наслушался  -  на
триллер наберется.
     - Что это за истории? Люди видели живых руулов?
     - Нет,  в  живых  они  не  верят,  только  в мертвых.  Они,
понимаешь, с того света являются и мстят.
     - Как они хоть выглядят?
     - Ну... Вроде как дерево корявое или пень. И еще они кричат
страшно!
     - Ладно,  иди.  Спокойной ночи,  - Ивин выставил техника за
дверь, и замок огласил вопль пьяного руула.
     Последним гостем был сам лорд Ашер.  На него  было  страшно
смотреть. Лицо было измазано слезами.
     - Я не хочу идти спать туда. Там голоса...
     - Ровена?
     - Нет,  голоса призраков.  Они являются каждый третий день.
Сегодня как раз.
     - Что они говорят?
     - Многое.  Я  всего  не  помню.  А  потом все колышется,  и
багровое от крови...
     - Это я уже слышал. Так что ты хочешь?
     - Хочу остаться у тебя. Спаси меня. Лев.
     - Ты представляешь, что о нас подумают?!
     - Мне все равно.

     Было без десяти двенадцать, когда Ивин осторожно поднялся с
кровати,  прислушиваясь  к  сопению  Ашера,  неслышно  оделся  и
выскользнул в коридор: следовало разобраться с голосами.
     У планеты  Лигейя не было своей Луны.  Ее роль здесь играла
Ночная Звезда,  второй компонент звездной системы,  удаленный от
планеты  на  девять  астрономических  единиц.  Коридор был залит
призрачным  зеленоватым   свечением.   Полосы   света   и   тьмы
чередовались,  разрушая  единое  пространство,  рассекая  его на
части.  Лев Ивин замер в этом призрачном мире -  на  сером  фоне
стены   он   явственно   различил  черную  тень.  Человек  стоял
согнувшись и что-то делал рядом с дверью в  покои  лорда  Ашера.
Ивин  услышал  электронный  писк,  человек  разогнулся и вошел в
полосу света.  Ивин подумал,  что сейчас увидит его лицо,  но  в
этот момент неизвестный тоже увидел сыщика, резко шагнул во тьму
и побежал по коридору.  Двигался он  совершенно  беззвучно,  как
привидение. Ивин рванул следом.
     Погоня продолжалась  недолго  -  черная  тень   исчезла   в
совершенно темном боковом ответвлении. Ивин на мгновение замер -
он не знал,  что ждет его во тьме. Мысль об уничтоженном приборе
тепловидения разозлила его, и он шагнул в темноту, держась рукой
за стену.  Так  он  прошел  шагов  десять,  как  вдруг  холодная
шершавая  поверхность  стены исчезла.  Ивин осторожно повернул и
почувствовал слабый ветерок,  доносивший запах теплой затхлости.
Ивин  двигался  очень  медленно,  пока  его  нога не зависла над
пустотой. Здесь был колодец.
     Он осторожно   опустился   на   четвереньки   и  попробовал
заглянуть  вниз.  Далеко  внизу  он   увидел   пятно   света   и
одновременно    почувствовал    сильное   головокружение.   Ивин
отшатнулся,  потом осторожно провел ладонью над пустотой -  рука
ничего  не  весила.  Это  был  антигравитационный колодец - сила
тяжести в нем  была  скомпенсирована,  здесь  была  невесомость,
позволяющая передвигаться вверх и вниз без затрат энергии.  Ивин
оттолкнулся от края и стал медленно опускаться в шахту.
     Свет становился все сильнее, блестящее покрытие стен ползло
вверх.  Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Ивин "выпал"
из колодца и встал на ноги.
     Он находился в бесконечно длинном подземелье или туннеле  с
низким  потолком  и гладкими белыми стенами,  ровное однообразие
которых нигде и ничем не прерывалось. На всем протяжении не было
видно  ни  выхода,  ни  каких-либо источников света,  однако все
подземелье заливал поток  ярких  лучей,  придавая  ему  какое-то
жуткое великолепие.

     Ситуация опять ударила Ивину по нервам:  если раньше вокруг
ничего  не было видно,  то теперь все просматривалось из конца в
конец.  А также простреливалось. Но отступать было поздно. Вдали
мелькнула черная тень,  и Ивин побежал - он тоже умел это делать
быстро  и  бесшумно.  Белые  стены  подавляли  представление   о
расстоянии,  пока  на  них  не  появились замаскированные нишами
двери.  Все они были закрыты,  все в  какой-то  степени  покрыты
ржавчиной  или  каким-то  белым  налетом;  судя по всему,  их не
открывали веками.  Но Ивин прошел еще метров двадцать  и  увидел
приоткрытую дверь.
     Он собрался и резким движением распахнул  ее,  но  это  был
только  вход  в  другое  подземелье,  куда более соответствующее
местному феодальному колориту, чем фантастический белый туннель.
Здесь  было  сыро  и  мрачно,  стены поросли белесой шевелящейся
слизью,  щеки Ивина коснулись холодные нити - он  резко  оборвал
неизвестное  существо  и  огляделся  по  сторонам.  Что-то  было
странное в здешней архитектуре;  через мгновение он  понял:  это
строили  не  люди.  Людям  было  бы неудобно подниматься по этим
ступеням: они были слишком узки.
     Ивин все  же сделал несколько шагов вверх по лестнице,  как
вдруг услышал глухое ворчание.  Из темноты на  него  надвигалось
странное  существо:  тело,  похожее  на  толстое бревно,  тонкие
костлявые руки и ноги,  нечесаные серые волосы  закрывали  лицо.
Существо заухало,  угрожающе задвигало конечностями. Ивин замер,
в глубине его души  происходила  борьба,  но  совсем  не  та,  о
которой  могли  подумать враги.  В отличие от местных жителей он
никогда  не  испытывал  панического  суеверного   страха   перед
руулами.  Когда существо наконец дотронулось до него,  он резким
движением бросил  его  на  камни.  Эффект  был  поразительным  -
заросшая  гривой  волос  голова  вдруг отвалилась и покатилась с
грохотом упавшей кастрюли.  На месте разлома  явственно  блеснул
металл.
     "Робот", - успел подумать Ивин,  как вдруг  из  темноты  на
него   обрушился   бластерный   заряд.  Сыщика  спасли  какие-то
сантиметры.  Мгновенно  сработал  рефлекс  -  Ивин  дернулся  и,
непрерывно двигаясь всем телом, стал отступать к двери, не давая
противнику прицелиться.  У самых  дверей  он  не  смог  побороть
искушения: с детства он привык давать сдачи.
     Ивин выстрелил. Стрелял он из пальца. Это, разумеется, было
для  противника  полной  неожиданностью.  Послышались  возгласы,
стон,  а  Ивин  продолжал  палить  во  тьму,   пока   вдруг   не
почувствовал,  что  пол  дрожит.  Еле  заметная  вибрация быстро
переросла  в  громовые  раскаты,  воздух  наполнился   пылью   и
какими-то  хлопьями.  Подземелье рушилось.  Рядом с Ивиным стали
падать обломки,  и он предпочел уйти,  плотно прикрыв  за  собой
дверь.
     - Плохие новости,  господин,  - сказал утром молодой лакей,
наливая кофе. - Рухнула Башня.
     - Какая башня? - удивился Лев Ивин.
     - С  которой  его  светлость  лорд  Ашер  мог  говорить  со
звездами. Ги... Гиперсвязь, - это слово далось лакею с трудом.
     Ивин сжал губы: еще одна нить, связывающая Лигейю с внешним
миром, была порвана.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1097 сек.