Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Микки СПИЛЛЕЙН - ОТМЩЕНИЕ

Скачать Микки СПИЛЛЕЙН - ОТМЩЕНИЕ

Глава 1

   Вы прогуливаетесь ночью по улицам. На улице - дождь. Единственный звук  -
ваши шаги. Конечно, город вокруг шумит и звенит, но вы этого  не  замечаете,
потому что в конце улицы женщина - та, единственная, которую вы ждали долгих
семь лет, и каждый шаг делает вас все ближе к ней. Звук ваших шагов отмеряет
дни, месяцы и часы ожидания.
   Потом,  неожиданно,  вы  оказываетесь  напротив  старинного  особняка   -
архаичного, смахивающего на огромное коричневое  чудовище,  которое  смотрит
прямо на вас  с  выражением  тупой  злобы,  и  вам  кажется,  что  этот  дом
засасывает и душит вас...
   "На что же это будет похоже? - мелькнула у меня  мысль.  -  Она  все  еще
красива, но, пройдя через семь лет  ада,  не  изменилась  ли  она  так,  как
изменился я? И что можно сказать женщине, которую я любил и которую,  как  я
думал все это время, потерял из-за собственной оплошности?  Как  перескочить
через эти семь лет в сегодняшний день?"
   В прошлом многие подходили к этому особняку, но теперь  я  остался  один,
все остальные умерли или были  пристрелены.  Женщина  в  доме  стала  важной
шишкой. Самой важной и нужной в мире. То, что знает она,  поможет  сокрушить
врага. Если она скажет хоть слово...
   Мои пальцы в карманах непроизвольно сжались в кулаки, чтобы не дрожать от
сдерживаемого нетерпения и надежды. И я сделал первый шаг,  потом  еще  пять
шагов: дверь с цифрой 5 на табличке, потом щелканье  автоматического  замка,
потом сумрачность вестибюля и потом еще одна дверь, обитая  кожей.  Потом  я
нажал кнопку на панели...
   Вот она стоит передо мной с пистолетом, как всегда, начеку. Даже  в  этом
тусклом свете я увидел, что она стала  прекраснее,  чем  раньше.  Ее  черные
волосы обрамляли лицо, которое я видел каждую ночь во  сне,  в  кошмарах,  в
бреду. Эти глубокие карие глаза смотрели с такой же жадностью, и сочные алые
губы все так же открывались навстречу моим глазам, моим губам. И  как  будто
бы и не было этих семи лет, я сказал ей:
   - Хелло, Велда!
   Несколько мгновений она просто стояла,  прижавшись  к  стене,  потом  тем
самым голосом, который превращал в музыку обычнейшие звуки, ответила:
   - Майкл...
   Она рванулась ко мне и спрятала лицо у меня на груди, шепча мое имя снова
и снова. Мои руки держали ее крепко-крепко. Я знал, что делаю ей больно,  но
не мог оторваться от нее, и она тоже крепко прижалась ко мне.  Я  ощущал  ее
жар, и мои пальцы стискивали ей плечи, бедра,  оставляя  следы,  но  она  не
отталкивала меня. Эта душераздирающая  покорность  возбуждала  еще  сильнее,
нежели огонь страсти, ее тело просило: еще дотронься, еще.., еще!
   Я вырвал у нее пистолет, швырнул на кушетку, потом захлопнул дверь  ногой
и дотянулся до выключателя. Настольная  лампа  вспыхнула  мягким,  медленным
светом, как в кино, старательно высвечивая классическую  строгость  черт  ее
лица и подкупающую округлость грудей.
   Теперь в ней как будто что-то сломалось, каждый жест был замедлен, каждое
движение словно заканчивалось,  едва  начавшись,  вся  она  плавала  в  море
блаженства.
   - Здравствуй, котенок, - сказал я, и ответом была ее улыбка.
   Многого мы и не могли сказать друг другу -  это  отняло  бы  время,  хотя
теперь у нас была пропасть времени. Она смотрела на меня не отрываясь, потом
нахмурилась, и морщинки набежали  на  лоб  цвета  слоновой  кости.  Пальцами
дотронулась она до моего лица, и полные губы чуть-чуть приоткрылись.
   - Майкл...
   - Все, милая, все.
   - Ты не ранен?
   - Больше нет.
   - Что-то с тобой произошло. Не могу сказать что, но...
   - Семь лет, Велда, - прервал я ее. - Это были бред и  грязь,  пока  я  не
выяснил, что ты жива. Это оставляет следы, но их можно смыть.
   Ее глаза заволокло слезами, и слезы  побежали  так  быстро,  что  она  не
смогла удержать их.
   - Майкл, милый, я не смогла до тебя добраться. Это было слишком трудно  и
потом...
   - Я знаю, малыш. Тебе не нужно  объяснять.  Ее  волосы  легкими  кольцами
легли вокруг лица, когда она покачала головой.
   - Но я хочу...
   - Потом.
   - Теперь.
   Ее пальцы прижались к моим губам.
   - Семь лет понадобилось, чтобы выведать тайну  "Дракона"  и  улизнуть  из
этой чертовой Европы с такими сведениями,  которые  делали  нас  сильнее.  Я
знала, что могла бы выйти из игры и раньше, но мне пришлось сделать выбор.
   - Ты сделала правильный выбор.
   - И никто не мог тебе сообщить.
   - Я знаю.
   - Правда...
   - Я понимаю.
   Она не слушала меня.
   - Я могла бы.., я могла бы попытаться, Майкл, но у меня  не  было  шанса.
Миллионы жизней были поставлены на карту...  -  Она  запнулась  на  секунду,
потом прижалась щекой к моей щеке. - Я  знаю,  сколько  ты  пережил,  милый,
думая, что я убита. Я так часто об этом думала, что чуть с ума не сошла,  но
изменить что-либо было не в моей власти.
   - Забудь это.
   - А что было с тобой, Майкл? - Она откинулась, чтобы видеть мое лицо.
   - Я стал алкоголиком.
   - Ты, Майкл?
   - Да, котенок.
   Ее лицо выражало такое недоверчивое изумление, что я усмехнулся.
   - Но ведь я сказала им, они должны были отыскать тебя.
   - Кто-то произнес твое имя, милая, и я переменился.  Ты  воскресла,  и  я
тоже.
   - Ох, Майкл...
   Подняв ее большое, сильное тело, я пронес  ее  через  комнату  на  тахту,
покрытую мохеровым пледом. Она не сопротивлялась и только прижимала свой рот
к моим губам тем порывистым и торопливым движением, которое без слов сказало
мне об одиночестве этих семи лет и о том нетерпении, что сжигало ее  теперь.
Наконец она прошептала:
   - Я девушка, Майкл.
   - Я знаю.
   - Я всегда ждала тебя... И как же  долго  это  длилось!  Я  улыбнулся  ее
тоскливому тону.
   - Я был дураком, что заставил тебя ждать.
   - А теперь?
   А теперь я уже не улыбался. Она была вся моя, когда бы я  ни  пожелал  ее
большое, чудесное тело, женщина, которая любила меня и которая была готова к
тому,  чтобы  ее  взяли  теперь,  сейчас  же.  Каждое  прикосновение  к  ней
отдавалось в моем мозгу такой страстью, что я должен был погасить в себе это
желание. Я сказал:
   - А еще чуть-чуть ты можешь потерпеть?
   -  Майкл!  -  Мгновенный  крик  боли,  потом  она  посмотрела   на   меня
вопросительно. - Я хочу тебя.., здесь. Больше, чем всегда, я хочу тебя!
   - Роскошная женщина, - сказал я, смеясь и стискивая ей рот,  -  роскошная
женщина, но чуть-чуть похожа на осла, судя по тому...
   Я знал, что этот поединок принесет победу нам обоим. Моя рука  скользнула
по обнаженной бархатной коже ее плеча, ощущая мгновенную дрожь ее тела.  Она
извивалась, стараясь найти уютную, спокойную позу, слабо всхлипывая и  делая
такие вещи, о которых раньше и понятия не имела.
   - Чудесно, - сказали в дверях. - Отлично! У  меня  была  кобура  с  сорок
пятым, но я не мог достать оружия. Конвульсивное движение Велды открыло  мне
возможность  окинуть  взглядом  комнату  и  человека,  стоящего  с   оружием
наготове, потом ее волосы вновь упали мне на глаза прохладной грудой.
   Курок его был взведен и выражение на его лице было таким, какое  я  видел
уже не раз на лицах дешевых убийц, и я знал, что если  не  помешаю  ему,  он
пристрелит меня в ту же секунду.
   - Продолжайте, не стесняйтесь. Я люблю красивые зрелища.
   Я улыбнулся как можно придурковатой и откатился от Велды,  потом  сел  на
край тахты. Внутри меня  все  дрожало  от  еле  сдерживаемой  ярости,  но  я
старался не двигаться, пока он оценивал обстановку.
   - Вот не думал, что вас окажется двое, но малютка что-то хотела  от  тебя
получить, парень. - Он направил на меня  пистолет.  -  Зачем  только  крошке
такая старая калоша?
   Когда она заговорила, ее голос был неузнаваем.
   - А что ты можешь предложить взамен?
   - Себя, например. Я наблюдаю за тобой в то окошко уже четыре  дня  и  как
раз сейчас в хорошем настроении. Как, мы поладим?
   Я уже готов был взорваться и все погубить,  но  почувствовал  ее  колено,
которое прижалось к моим ногам.
   - Ну, так как же?
   Он глупо хихикнул и посмотрел на меня, грязно подмигивая.
   - Что ж, прежде чем мы займемся любовью, крошка,  я,  пожалуй,  прихлопну
это чучело.
   - Тебе придется здорово потрудиться, - не выдержал я его наглого тона.
   Дуло повернулось и замерло как раз на уровне моего виска.
   - Это моя манера стрелять, - сказал он,  глядя  на  меня  в  упор.  Велда
сказала:
   - Если  эта  штука  выстрелит,  ты  меня  не  получишь.  Этих  слов  было
недостаточно, он опять стал хихикать.
   - Валяй, валяй, за этим я и пришел. Кусайся!
   - Что?!
   - Играешь, ну и играй!
   Дуло дернулось в ее сторону, потом вернулось на  прежнее  место.  Он  был
готов пристрелить нас. Я бушевал от сдерживаемой ненависти и  совершенно  не
чувствовал страха. Чуть-чуть пододвинувшись на тахте,  я  успел  переместить
руку на дюйм ближе к своему пистолету, но этого было слишком мало.
   - Мне нужна эта девчонка, и ты знаешь это. Дай ее мне, я быстро  исчезну,
и все останутся довольны.
   - Может быть, - сказал я.
   Его глаза быстро скользнули по мне.
   - Да, может быть, - ухмыльнулся он. - Ты что-то знаешь, чучело-. Думаешь,
ты сейчас выглядишь героем?
   - Почему бы и нет?
   - Конечно, почему бы и нет. Но что бы ты ни  думал,  это  не  твой  день,
чучело, так!
   Теперь остались секунды.
   Его глаза говорили, что он считает дело уже сделанным и меня  покойником.
Когда он взглянул на нас  взглядом  убийцы,  мы  с  Велдой  начали  медленно
приближаться друг к другу. Мы действительно погибли бы, если бы...
   Кто-то рывком открыл дверь и стукнул его по руке. Очередь попала в  угол.
Со сдавленным криком он повернулся, но первый из вошедших в комнату опередил
его, двумя пулями прошив его грудную клетку. Он упал на пол,  им  под  ноги.
Кровавые пузыри вздувались на его губах.
   Я старался дотянуться до плаща с оружием, когда вошедший заметил  меня  и
выпустил очередь поверх моей  головы.  В  свете,  падавшем  из  коридора,  я
разобрал, что они не из полицейских. Я узнал физиономию одного из них, с кем
имел дело много лет назад.
   Это был его последний выстрел. Я поймал его своим 45-м и вдребезги разнес
ему череп. Второй успел отскочить, и я услышал, как на улице взвыла  машина.
Все, что осталось от этой сцены; - глубокая тишина вокруг.
   Тот, первый, все еще лежал на полу, и  я  наклонился  над  ним.  Я  хотел
спросить у него кое-что, но у меня уже не было времени. Сквозь кровавую пену
он выдавил:
   - Ты получишь свое, чучело.
   Я не хотел, чтобы он мирно скончался.
   - Знаешь, это все-таки мой день!
   Его рот открылся судорожным усилием, у него уже начали костенеть мышцы.
   "Откуда и куда? - подумал я. - Почему меня всегда окружают  покойники?  Я
вернулся, все в порядке. Совсем как в  веселые  прежние  времена.  Любовь  и
смерть шествуют рука об руку".
   Что-то в его лице мне было смутно знакомо. Я повернул его  голову  носком
ботинка, всмотрелся. Велда спросила:
   - Ты знаешь его?
   - Да. Его зовут Базиль Левит. Он был одним из дешевых наемных убийц.
   - А другой?
   - Его называли "Детской ручкой". Обычно он подвизался на ипподроме.
   Я взглянул на нее и заметил, как она странно дышит и какое у нее грустное
лицо. Что-то яростное  есть  в  людях,  которые,  подобно  животным,  должны
драться за свою жизнь.
   - Это что-то новенькое, котенок. Они не оттуда, не с другой стороны и  не
за тобой? Что это он говорил про девчонку, милая?
   - Майкл...
   Я указал на первого на полу.
   - Он пришел за крошкой и чуть не пристрелил тебя. Кто она?
   Опять она посмотрела на меня с этим странным выражением.
   - Девчонка... Она еще девчонка! Я стиснул от нетерпения пальцы.
   - Давай, говори быстро! Ты знаешь, что тебя ждет?  Сколько  людей  умерло
оттого, что ты что-то знала, но молчала? Ты хочешь, чтобы после всего  этого
тебя пристрелили из-за какой-то глупости?
   - Да, Майкл. - Ярость уступила место примирению, и она взглянула на меня.
- Она теперь в комнате наверху.
   - Кто она?
   - Я.., я не знаю. Она пришла сюда через день после того, как я поселилась
здесь. Я услышала, как она плачет, и впустила.
   - Это было не слишком разумно.
   - Майкл, не было времени... И у меня так было, когда позарез нужно, чтобы
тебя впустили в дом, в тепло.
   - Прости.
   - Она - молоденькая, несчастная, одинокая. Я позаботилась о ней. Это  все
равно, что завести испуганного зайчонка. Какая бы ни была ее судьба и  беда,
в этом было что-то ужасное. Я  подумала,  что  дам  ей  опомниться  и  потом
помогу, как сумею.
   - Что с ней?
   - Она испугана, милый, потрясена. Она вся на нервах. И я  -  единственный
человек, которому она доверилась.
   - Хорошо, я верю тебе. Давай поднимемся к  ней,  пока  тут  не  появилась
полиция. У нас есть еще пять минут, пока самый любопытный из соседей решится
подойти к телефону и вызвать наряд.
   Еще  снизу  мы  услышали  ритмичное  постукивание  босых   ног,   которые
отплясывали чечетку так, что невольно пришла на ум Элеонора Пауэлл, королева
этого танца. Музыки не было, но и так было ясно, что она в своем собственном
мире, там, где танцуют до упаду в объятиях любимого.
   Велда  постучала,  но  танец  не  прекратился.  Она  повернула  ручку   и
распахнула дверь. С мягким, слабым  вскриком  девушка  на  середине  комнаты
повернула к нам лицо. Одна рука поднята для защиты, другая - прижата к лицу,
словно ее ударили. Тут она увидела меня, и глаза заметались от меня к  Велде
и обратно ко мне. Она посмотрела на окно, но в этот момент Велда сказала:
   - Сью, не пугайся. Это друг.
   - Меня зовут Майкл Хаммер. Я хочу вам помочь. Вы понимаете меня?
   Что бы там  ни  было,  но  она  поняла,  да  и  времени  не  было,  чтобы
успокаивать ее. Она слабо улыбнулась и сказала:
   - Вы.., и правда...
   - Правда, - ответил я и спросил Велду:
   - Мы можем ее отсюда взять?!
   - Да, милый. Мы  спрячем  ее  в  одном  месте  -  в  ресторане  Корин  на
Пятидесятой. Там, помнишь, еще выход на Девяностую улицу?
   - Хорошо. Отправляйтесь вместе с крошкой. Конечно, с моей  стороны  глупо
снова отпускать тебя на улицу одну, но я не вижу другого выхода.
   Ее рука сжала мою, и Велда улыбнулась.
   - Все будет в порядке, Майкл.
   Когда крошка  подошла  ко  мне  поближе,  я  увидел  очаровательное  лицо
девушки-ребенка. До этого мне не приходилось видеть ничего подобного.
   Она была золотоволосой блондинкой, с не правдоподобными огромными  карими
глазами, нежным ртом и лицом, прелестным в своем  лукавстве  настолько,  что
хотелось  приласкать  ее,  как  красивого  котенка.  Ее  шелковистые  волосы
свободно падали на плечи, а  когда  она  двигалась,  то  создавалось  полное
впечатление  женщины-подростка,  и  постепенно  вас,  как  жар,  захватывала
прелесть этой малютки. Но я был старым,  стреляным  воробьем  и  к  тому  же
солдатом, который знал женщин вдоль и поперек. Поэтому я только сказал:
   - Дитя, сколько тебе лет? Она ответила:
   - Двадцать один. Я подмигнул Велде.
   - Она не врет. А ты еще подумала, что она издевается, когда сказала  тебе
о своем возрасте, верно? Велда кивнула.
   - Разберемся в этом  позже.  Пора  сматываться.  Я  посмотрел  на  Сью  и
погладил ее локоны.
   - Там, внизу, лежит парочка трупов. Они  приходили  за  тобой,  цыпленок.
Если ты и  дальше  будешь  действовать  самостоятельно,  трупов  станет  еще
больше. Я намерен помогать тебе, но обещай слушаться меня и  только  меня  в
целом мире, поняла? Я все это говорю потому, что ты не такая маленькая,  как
кажешься на первый взгляд. Ты многих обвела вокруг пальца, но теперь не пора
ли поставить точку?
   - Да, мистер Хаммер. Я согласна.
   - Зови меня Майкл.
   - Хорошо, Майкл.
   - Сматывайтесь, Велда,  сматывайтесь  обе.  Живо!  Сирены  выли  со  всех
сторон. Они перекрыли улицы из конца в конец, и  копы  с  пистолетами  38-го
калибра ворвались в здание. Я оставил дверь открытой, свет -  включенным,  и
когда первая парочка вступила в  комнату,  дал  сначала  полюбоваться  своим
45-м, а потом своей карточкой со специальной пометкой.
   Реакция в первый момент была слабая: с одной стороны - двое покойников на
полу предписывали им действовать по закону, с другой - нельзя было и пальцем
пошевелить. В конце концов старший из них вернул мне карточку и пропуск.
   - Я знаю вас, Хаммер, давно.
   - Времена не меняются.
   - Надеюсь. - Он кивнул в сторону двух неподвижных тел на полу.  -  Думаю,
что у вас нет охоты распространяться?
   - Ваша правда. Вызовите капитана Чамберса. Это его дело.
   - Я тоже так думаю, но... Теперь у нас новый инспектор в части. Ему может
не понравиться...
   - Не волнуйтесь, дружище. Он скоро принюхается.
   - А я и не волнуюсь. Я просто вспомнил,  что  вы  с  капитаном  Чамберсом
друзья.
   - Теперь, нет.
   - Я и это слышал. - Он опустил оружие. - Это крупная рыбка?
   - Да. Я позвоню?
   - Лучше, если это сделаю я.
   Что он там сказал своим - не знаю, но когда служба безопасности  приехала
и ворвалась в здание вслед за полицией, то было похоже, что ко мне относятся
как к дипломатическому агенту посольства.
   Пат приехал на пять минут позже.  Он  подождал,  пока  сделали  снимки  и
убрали  трупы,  потом  выпроводил  всех  из  комнаты,  кроме  Арта   Рикрби,
маленького человека в сером, чье служебное положение было настолько  высоко,
что никто не мог его убрать. Потом он демонстративно  осмотрел  мой  45-й  и
заявил:
   - Тот самый, верно? Сколько ты им уложил?
   - Девять.
   - Хорошее число.
   - И еще жив.
   - Иногда я сомневаюсь в этом. Я ухмыльнулся:
   - Ты меня ненавидишь, приятель, но и ты рад. Разве нет?
   - Что, ты все еще жив?
   - Угу.
   Он медленно отвернулся, подыскивая ответ.
   - Я не знаю. Иногда мне не понятно, кому из нас хуже. Сейчас я не  уверен
ни в чем. Тяжело рвать дружбу. Я старался как мог и почти вычеркнул тебя  из
памяти. Дело даже  не  в  том,  что  женщина  встала  между  нами,  нет.  Ты
сумасшедший подонок. Я видел, что творил все время, видел и спрашивал  себя,
почему все так случилось? Я знаю ответ, но не могу сказать... - Он помолчал.
- Ну, в чем дело? - Он посмотрел  на  Арта  Рикрби,  сидевшего  в  кресле  с
философским видом.
   - Здесь была Ведла. Я пришел за ней. Эти двое ворвались один за другим...
   - И помешали свиданию?  Для  экс-алкоголика  неплохое  начало.  Он  снова
посмотрел на Рикрби. Тот поднялся.
   - Капитан, бывают такие случаи, просто  бывают  такие  случаи...  Это  вы
заставили Хаммера жить так, что просто непонятно, как  он  вообще  выжил.  И
если он призрак ушедшего, то мы сами вызвали его из небытия. В настоящем нет
места таким, как он. Теперь в дело идут компромиссы и недомолвки,  страх  за
свои шкуры. И вдруг мы выпустим этого тигра на  мягкую  травку.  Мы  вернули
тигра обратно, куда он не имел права возвращаться, и теперь и мы, и общество
должны мириться с ним.
   - Спасибо за комплимент, - сказал я.
   -  Конечно,  -  ответил   Пат,   -   он   всегда   был   в   специальном,
привилегированном классе, но это выше моего понимания.  Постараюсь  поскорее
выкарабкаться из этой истории.
   - Пат, - начал я.
   - Нет, Майкл, молчи. - Пат улыбнулся мне с той свирепой яростью,  которая
была мне хорошо известна. - И помните, это дело не шуточное. У нас тут  двое
покойников, а такое я никогда не спускаю просто так.
   Арт, кивнув, взглянул на часы.
   - Девушка Велда - это лук и стрела в нашем деле. У нее  сведения  слишком
секретные, от них зависит многое. Когда-то за ней приходил сам "Дракон", и с
ним  никто  не  мог  справиться,  кроме  Хаммера.  Он  оказался   пострашнее
"Дракона". Это еще слишком мягко сказано. Ради этих  сведений  правительство
пойдет на любые жертвы, и одной из них стала реабилитация этого  человека  в
правах и возвращение ему привилегий и оружия. "Дракон" и его компания теперь
мертвы. Осталась только Велда. Цена осталась прежней, и  Хаммер  вернулся  в
строй. Ясно?
   - Я знаю эту историю, но мне трудно в нее поверить.
   - Пат.. - сказал я.
   - Что?
   - Оставим это, приятель. Мы оба были правы. И она по-прежнему  моя.  Если
ты хочешь, то попробуй отнять ее у меня, но тебе придется  драться  со  мной
насмерть. И помни, тебе еще ни разу не удалось у меня выиграть.
   - До тех пор, пока ты жив.
   - Конечно, Пат.
   - И закон вероятности на моей стороне.
   - Конечно, почему бы и нет?
   Я не надеялся, что он сделает это, но он переборол себя  и  протянул  мне
руку.
   - Все забыто, приятель. Начнем все сначала. Кому ты расскажешь,  что  это
за история? Мне или ему? Он кивнул в сторону Арта.
   - Сначала для него, приятель. Это больше, чем убийство, и дело  вовсе  не
для обычной полиции.
   - Не возражаешь тогда, если я удалюсь и ты обсудишь это дело  с  мистером
Законом один на один?
   - Нет. Встретимся через час в твоем офисе. Она тоже будет там.
   - Я буду ждать тебя, герой. Когда он ушел, Арт Рикрби сказал:
   - Она должна заговорить сейчас же. Где она?
   - Я уже сказал, через час в конторе Пата.
   - Не мешай мне, Майкл.
   - Не мешай мне, Арт.
   - Кто они такие?
   - Понятия не имею. Но вам придется это выяснить.
   - Не учи меня, что я должен делать!
   - Не учить? Если захочу, то смоюсь от твоего "хвоста", запомни, Арт.  Это
тебе на сей раз придется исполнять мои команды. От "Дракона"  больше  ничего
не осталось - конец, финиш. Они пришли за Велдой, и я  успокоил  их,  как  и
всех остальных. Что тут произошло - тебя не касается, но в данный момент  ты
можешь замять это дело.
   - Майкл...
   - Сделай это и заткнись, - мягко сказал я ему. - Я  дал  тебе  "Дракона",
разве не так? Я был мертв, ты воскресил меня. Ты заставил меня делать  такие
вещи, которые были невозможны даже для меня, и когда я не умер, исполняя их,
ты был изумлен. И оставайся в изумлении. Делай то, что я тебе сказал, или...
   - Или?
   - Или Велда не появится вовсе.
   - Будет сделано.
   - Спасибо.
   - Не стоит.
   И  на  следующий  день  Велда  им  все  рассказала.  Она   записала   все
подробности, и правительственная организация оцепенела.  В  Европе  тридцать
человек умерло в организации Гелена, пятеро исчезло  в  Южной  Европе,  была
серия несчастных случаев и несколько преждевременных  смертей.  Это  вызвало
неисчислимое  количество  встреч  и   совещаний,   которые   проводились   в
Организации Объединенных Наций, и все это - из-за показаний Велды. Она снова
стала значительным лицом, но у нее не осталось ничего,  что  можно  было  бы
отдать, и в мире политики снова все стало на свое место.
   Однако что-то новенькое все-таки появилась.  Об  этом  кое-что  могли  бы
рассказать двое, но они были  мертвы.  И  где-то  в  городе  бродил  третий,
который с пулей в животе все же завел машину и который должен найти девочку.
И если эта малютка блондинка не скажет ничего, он предпримет новую попытку.
   Вы не можете просто оставить покойника у своего порога, чтобы  кто-то  не
пришел за вами. А у меня их лежало двое, прямо у моих ног.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.056 сек.