Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Роберт Льюис Стивенсон - Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

Скачать Роберт Льюис Стивенсон - Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

Убийство Кэрью

     Одиннадцать месяцев спустя,  в октябре 18... года, Лондон  бьл потрясен
неслыханно зверским преступлением, которое наделало особенно много шума, так
как  жертвой  оказался  человек, занимавший высокое положение.  Те  немногие
подробности, которые были известны, производили ошеломляющее впечатление.
     Служанка, остававшаяся одна  в  доме неподалеку  от  реки, поднялась  в
одиннадцатом часу к себе в комнату, намереваясь лечь  спать.  Хотя под  утро
город  окутал туман, вечер  был  ясным, и  проулок,  куда  выходило окно  ее
комнаты, ярко освещала полная луна. По-видимому, служанка была романтической
натурой: во  всяком случае, она  села на свой  сундучок, стоявший  у  самого
окна, и предалась мечтам.  Ни разу  в жизни (со слезами повторяла она, когда
рассказывала  о  случившемся),  ни  разу  в  жизни не испытывала она  такого
умиротворения, такой благожелательности ко всем людям и ко всему миру.
     Вскоре  она  заметила, что  к  их дому  приближается  пожилой  и  очень
красивый джентльмен с  белоснежными волосами,  а навстречу  ему идет другой,
низенький джентльмен, на которого она сперва не обратила никакого внимания.
     Когда они  встретились (это  произошло почти под самым окном служанки),
пожилой джентльмен поклонился и весьма учтиво обратился к другому прохожему.
Видимо,  речь  шла о каком-то  пустяке  -  судя  по его  жесту,  можно  было
заключить, что он просто спрашивает  дорогу, однако, когда  он заговорил, на
его  лицо  упал  лунный  свет,  и  девушка  залюбовалась  им  такой чистой и
старомодной  добротой  оно дышало,  причем эта доброта сочеталась  с  чем-то
более высоким, говорившим о заслуженном душевном мире. Тут  она взглянула на
второго прохожего и, к своему удивлению, узнала в нем некоего мистера Хайда,
который однажды приходил к ее хозяину и к которому она  сразу же  прониклась
живейшей неприязнью. В руках  он  держал тяжелую  трость, которой все  время
поигрывал;  он  не ответил  ни  слова  и, казалось,  слушал  с плохо скрытым
раздражением.  Внезапно он пришел в дикую ярость  затопал  ногами,  взмахнул
тростью  и  вообще  повел себя, по  словам  служанки,  как  буйнопомешанный.
Почтенный старец попятился  с недоумевающим  и несколько  обиженным видом, а
мистер Хайд, словно сорвавшись  с цепи, свалил его на землю ударом трости. В
следующий миг он с обезьяньей злобой принялся топтать свою жертву  и осыпать
еe градом  ударов  служанка слышала,  как хрустели  кости, видела, как  тело
подпрыгивало на мостовой, и от ужаса лишилась чувств.
     Когда она пришла в себя и  принялась  звать полицию, было уже два  часа
ночи. Убийца  давно скрылся, но  невообразимо изуродованное тело  его жертвы
лежало  на мостовой. Трость, послужившая орудием преступления,  хотя и  была
сделана  из какого-то редкостного,  твердого и тяжелого дерева, переломилась
пополам с  такой  свирепой и неутолимой  жестокостью наносились удары.  Один
расщепившийся  конец скатился в сточную канаву, а другой, без сомнения, унес
убийца. В карманах  жертвы были найдены  кошелек и  золотые часы, но никаких
визитных   карточек  или  бумаг,   кроме  запечатанного  конверта,   который
несчастный,   возможно,  нес  на  почту  и  который  был  адресован  мистеру
Аттерсону.
     Письмо доставили  нотариусу  на следующее утро, когда  он  еще лежал  в
постели. Едва  он  увидел  конверт  и услышал о случившемся, его лицо  стало
очень озабоченным.
     -  Я  ничего  не скажу,  пока  не увижу тела, объявил он. Все это может
принять весьма серьезный оборот. Будьте любезны обождать, пока я оденусь.
     Все  так же  хмурясь,  он наскоро позавтракал и  поехал  в  полицейский
участок, куда увезли тело. Взглянув на убитого, он сразу же кивнул.
     - Да, сказал  он. Я его  узнаю. Должен с прискорбием  сообщить вам, что
это сэр Дэннерс Кэрью.
     - Боже великий! воскликнул полицейский.  Неужели,  сэр?  В  его  глазах
вспыхнуло профессиональное честолюбие. Это наделает много шума, заметил  он.
Может  быть,  вам  известен  убийца?  Тут он  кратко сообщил  суть  рассказа
служанки и показал нотариусу обломок трости.
     Когда мистер Аттерсон услышал имя Хайда, у  него сжалось сердце, но при
виде трости  он  уже не  мог долее  сомневаться:  хотя  она  была сломана  и
расщеплена, он  узнал в ней палку, которую много лет назад сам подарил Генри
Джекилу.
     - Этот мистер Хайд невысок ростом? спросил он.
     -  Совсем  карлик  и  необыкновенно злобный  так  утверждает  служанка,
ответил полицейский.
     Мистер Аттерсон задумался, а потом поднял голову и сказал:
     - Если вы поедете со мной, я думаю, мне удастся указать вам его дом.
     Было уже около девяти часов утра, и город окутывал первый осений туман.
Небо  было скрыто непроницаемым шоколадного цвета пологом, но  ветер  гнал и
крутил эти колышущиеся  пары,  и  пока кеб медленно  полз по  улицам,  перед
глазами мистера Аттерсона проходили  бесчисленные степени и оттенки сумерек:
то вокруг смыкалась мгла  уходящего  вечера, то ее пронизывало  густое рыжее
сияние,  словно  жуткий отблеск  странного  пожара, то  туман  на  мгновение
рассеивался  совсем и  меж  свивающихся прядей успевал  проскользнуть чахлый
солнечный луч. И  в этом  переменчивом  освещении  унылый  район Сохо  с его
грязными мостовыми, оборванными прохожими и горящими фонарями, которые то ли
еще не  были  погашены, то  ли  были зажжены  вновь  при столь  неурочном  и
тягостном  вторжении тьмы,  этот район, как  казалось мистеру Аттерсону, мог
принадлежать только городу, привидевшемуся в кошмаре.
     Кроме  того, нотариуса  одолевали  самые  мрачные  мысли,  и,  когда он
взглядывал на своего спутника, его вдруг охватывал тот страх перед законом и
представителями закона, который по временам овладевает даже  самыми честными
людьми.
     Когда  кеб был  уже близок к цели,  туман немного  разошелся, и взгляду
мистера Аттерсона  представилась жалкая  улочка, большой кабак,  французская
харчевня,  самого  низкого разбора лавка,  где торговали  горячим за пенс  и
салатами за два пенса, множество детей в лохмотьях, жмущихся по подъездам, и
множество женщин  самых разных национальностей, выходящих из дверей с ключом
в руке, чтобы пропустить стаканчик  с утра.  Затем бурый, точно глина, туман
вновь  сомкнулся  и  скрыл от  него окружающее  убожество.  Так  вот где жил
любимец Генри Джекила, человек,  которому предстояло  унаследовать  четверть
миллиона фунтов!
     Дверь  им отперла  старуха с  серебряными  волосами и лицом желтым, как
слоновая  кость.  Злобность этого  лица прикрывалась  маской  лицемерия,  но
манеры ее не оставляли желать  ничего лучшего. Да, ответила она, мистер Хайд
проживает здесь,  но его нет  дома;  он вернулся поздно ночью,  но  ушел, не
пробыв тут и  часа;  нет, это  ее не  удивило: он всегда приходил и уходил в
самое неурочное время и часто пропадал надолго;  например, вчера  он  явился
после почти двухмесячного отсутствия.
     -  Прекрасно. В  таком  случае проводите  нас  в  его комнату, - сказал
нотариус  и,  когда  старуха  объявила,  что никак  не  может исполнить  его
просьбу, прибавил:  Вам следует узнать, кто со мной. Это инспектор  Ньюкомен
из Скотленд-Ярда.
     Лицо старухи вспыхнуло злобной радостью.
     - А! сказала она. Попался, голубчик! Что он натворил?
     Мистер Аттерсон и инспектор обменялись взглядом.
     -  Он,  по-видимому,  отнюдь не  пользуется  всеобщей  любовью, заметил
инспектор. А теперь, моя милая, покажите-ка нам, что тут и где.
     Во  всем  доме,  где  не  было  никого,  кроме   старухи,  мистер  Хайд
пользовался  только  двумя комнатами, зато они  были  обставлены со вкусом и
всевозможной роскошью. В  стенном шкафу стояли ряды  винных  бутылок, посуда
была  серебряной,  столовое  белье  очень изящным; на  стене  висела хорошая
картина подарок Генри Джекила,  решил  мистер Аттерсон,  знатока и  любителя
живописи; ковры были пушистыми и красивыми.
     Однако  теперь в  комнате царил  величайший беспорядок,  словно  совсем
недавно кто-то  торопливо  ее  обыскивал: на полу  была  раскидана  одежда с
вывернутыми карманами,  ящики  были выдвинуты, а в камине высилась пирамидка
серого пепла, как будто там жгли множество бумаг.
     Из  этой  кучки  золы  инспектор  извлек обуглившийся  корешок  зеленой
чековой  книжки,  который не поддался  действию  огня;  за дверью они  нашли
второй обломок трости, и инспектор очень обрадовался, так  как теперь уже не
оставалось никаких сомнений в личности убийцы. А  когда  они посетили банк и
узнали, что на счету последнего лежит несколько тысяч фунтов, инспектор даже
руки потер от удовольствия.
     - Уж поверьте, сэр, объявил он мистеру Аттерсону, теперь он от меня  не
уйдет!  Он совсем  голову потерял  от  страха, иначе  он  унес бы  палку,  а
главное, ни за что не стал бы жечь чековую книжку. Ведь деньги для него сама
жизнь.  Нам  достаточно  будет  дежурить  в  банке и выпустить  объявление с
описанием его примет.
     Однако описать приметы мистера Хайда оказалось не так-то просто; у него
почти  не было знакомых даже хозяин  служанки  видел его всего два раза,  не
удалось разыскать никаких его родных, он  никогда  не фотографировался, а те
немногие, кто знал его в лицо, описывали его по-разному, как обычно бывает в
подобных случаях. Они  сходились  только в  одном: у  всех, кто  его  видел,
оставалось  ощущение какого-то уродства,  хотя никто не мог  сказать, какого
именно.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1249 сек.