Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий Тупицын. - На восходе солнца

Скачать Юрий Тупицын. - На восходе солнца

9

   Растерянность Лобова длилась не больше  секунды.  Он  прыгнул  вниз  и,
распластавшись на песке,  принялся  осматриваться  и  соображать,  что  же
все-таки  случилось.  Мимоходом  отметил,  что  его  рефлекторный   прыжок
совершенно правилен: в выходной двери и в самом шлюзе он  был  бы  слишком
удобной мишенью. Запереться же в неисправном корабле - значит обречь  себя
на пассивную оборону, а это совсем не  в  характере  командира  "Торнадо".
Глайдер был разрушен так,  будто  по  нему  прошел  тяжелый  каток.  Итак,
мезойцы или их слепые исполнители вели с землянами самую настоящую  войну.
В известной мере Лобов был  даже  рад  этому,  открытую  драку  он  всегда
предпочитал томительному ожиданию нападения из-за угла.
   Но он остался без транспорта, лицом к лицу с коварным и сильным врагом.
Скорее всего мезойцы прячутся где-нибудь за скалами, ожидая, что ошалевший
от неожиданности землянин бросится к машине и станет  их  легкой  добычей.
Лобов  усмехнулся,  переводя  скорчер  на  полную  мощность  и   поудобнее
укладывая его перед собой. Началась игра в кошки-мышки,  а  в  такой  игре
самое главное - выдержка и терпение.
   Слабо   загудел   зуммер,   замигала   синяя   индикаторная   лампочка,
предупреждая,  что  гравитостанция  "Торнадо"  под  током  и  что   сейчас
последует сообщение. Послышался голос Кронина:
   - Иван, берегись унихода!
   Голос инженера был искажен и начисто лишен эмоций,  как  это  и  всегда
бывает при гравитопередаче.  После  заметной  паузы,  длившейся  несколько
секунд, голос повторил:
   - Берегись унихода!
   Индикаторная лампочка погасла. Все, конец передачи. "Берегись унихода!"
Это могло означать лишь одно -  боевая  машина  попала  в  чужие  руки,  а
Алексею каким-то образом удалось узнать об этом. Но почему он  сказал  так
мало?  Добрых  пять  секунд  гравитостанция  работала  вхолостую,  пожирая
энергию, а Кронин молчал. Может быть, это провокация со стороны  мезойцев?
Попытка сбить с толку в самый критический момент, заставить землян воевать
друг с другом? Поди узнай голос при гравитопередаче!
   Тягуче тянулись секунды ожидания, больше похожие на часы, а  ничего  не
происходило. В районе "Ладоги" царили тишина и покой. Можно было подумать,
что глайдер сам развалился  на  куски,  а  гравитопосылка  с  "Торнадо"  -
наваждение. Слабый внешний звук заставил Лобова насторожиться,  он  поднял
голову и прислушался  -  из  глубины  пустыни,  быстро  нарастая,  катился
грозный гул. Лобов вжался в песок,  не  спуская  глаз  с  плоских  холмов,
ограничивающих линию горизонта. Мгновение - и из-за них  вынырнул  униход,
шедший на высоте нескольких метров от земли. Торнадовский униход, на борту
которого должен  находиться  Клим!  Если  бы  не  странное  предупреждение
Алексея, Лобов вскочил бы на ноги и заплясал  от  радости.  Но  теперь  он
этого не сделал. Он лежал, вжавшись в песок,  лихорадочно  соображая,  как
поступить. Если предупреждение  действительно  исходит  от  Алексея,  если
униход в чужих руках, то все ясно. А если в машине все-таки Клим?  Ведь  в
этом районе он подвергается явной опасности,  как  можно  не  предупредить
его? Да и вообще, что значат слова: "берегись унихода"?
   И Лобов решился. Он не мог не использовать даже призрачный шанс,  чтобы
уберечь друга. Включив  станцию  и  по-прежнему  не  поднимая  головы,  он
скомандовал:
   - Клим! Здесь опасно! Горку, горку!
   Униход режима полета  не  изменил.  С  ревом  и  свистом  пронесся  над
обломками глайдера. Дрогнула земля, густой  удар  потряс  воздух,  обломки
глайдера рассыпались в прах. "Униход -  из  гравитопушки",  -  механически
констатировал Лобов, провожая взглядом удаляющуюся машину. Секунда - и она
нырнула за красноватые холмы и исчезла. Лобов перевел взгляд  на  аморфную
кучу останков глайдера и лишь теперь похолодел. Униход в чужих руках,  это
ясно. Зачем бы Климу бить из гравитопушки? Если бы не Алексей, гравитоудар
достался бы не глайдеру, а ему, Лобову. Тогда конец,  от  гравитоудара  не
спасает даже скафандр.
   Тишина и покой на стоянке "Ладоги" предстали теперь в новом  свете.  Он
наивно думал, что враги прячутся где-то за скалами,  и  еще  более  наивно
гадал, что у них за оружие,  от  которого  глайдеры  разваливаются,  точно
картонные домики. Все гораздо проще. Мезойцы  атакуют  не  с  земли,  а  с
воздуха  и  пользуются  не  своей  техникой,  а  тем,  что  было  создано,
выстрадано на земле. И все-таки они просчитались и дали ему шанс,  который
он во что бы то ни стало обязан использовать. Надо вернуться на "Ладогу" и
попытаться хотя бы  начерно  привести  ее  в  порядок.  На  корабле,  даже
неисправном, можно потягаться с униходом.
   Характерный шум заставил Лобова снова распластаться на  песке:  за  его
спиной, погасив  скорость,  униход  с  парашютированием  шел  на  посадку.
Проследив за всеми его маневрами, за тем, как мягко опустилась  машина  на
песок, Лобов понял, что ею управляет опытный водитель.  Униходом  завладел
ловкий, умелый противник, за  какие-нибудь  полтора-два  часа  научившийся
управлять сложной машиной.
   Около минуты униход неподвижно стоял на песке, а Лобов  держал  его  на
прицеле, мысленно одобряя предусмотрительность  водителя.  Но  вот  дверца
распахнулась, и Лобов от удивления чуть не  выронил  из  рук  скорчер.  На
песок спустился не ящер, не загадочное инопланетное существо,  а  человек.
Высокий человек без  скафандра  и  даже  без  респиратора,  в  комбинезоне
обычного покроя, со скорчером в руках. Несмотря на то что лицо  его  густо
заросло щетиной, Лобов сразу узнал своего бывшего напарника по  космосу  -
это был Юст, Юстинас Штанге, командир "Ладоги"!
   Лобов подавил желание запросто  окликнуть  старого  товарища.  Командир
"Ладоги" только что расстрелял глайдер. Он  расстрелял  его  хладнокровно,
наверняка, дважды повторив атаку, хотя не знал, есть  в  машине  люди  или
нет. В этом была какая-то нехорошая тайна, а Лобов не  мог  рисковать.  И,
вместо того чтобы запросто окликнуть Юста, он заставил себя держать его на
прицеле.
   Штанге привычным движением зажал скорчер под мышкой и, даже не  прикрыв
дверцу унихода, зашагал к "Ладоге". Лобов с некоторым  удивлением  отметил
про себя это упущение и, помедлив, снял  свой  скорчер  с  предохранителя,
положил палец на спусковой крючок. Нет, он не был растерян и сбит с толку,
он просто не знал, как правильно поступить. Кажущаяся  беспечность  Штанге
его не обманывала. Когда  скорчер  под  мышкой,  опытный  космонавт  может
прицельно выстрелить в доли  секунды.  Лобов  интуитивно  чувствовал,  что
Штанге настороже и готов к немедленным действиям. Самое разумное, что  мог
сейчас сделать Лобов, это упредить  командира  "Ладоги".  Например,  можно
точным выстрелом выбить скорчер из его рук. Но стоит  ошибиться  буквально
на полсантиметра, как Штанге будет мертв - ведь он даже без самого легкого
скафандра! А Лобов не мог взвалить на свои плечи такой тяжелый  груз.  Да,
Штанге разрушил глайдер, но мотивы его поступка неизвестны. Может быть, он
действовал во имя высшего блага,  может,  он  был  введен  в  заблуждение,
может, прежде чем напасть, он мучился и колебался точно так  же,  как  это
делает сейчас Лобов. Ведь ничего не известно! Почему Родин связан?  Почему
"Ладога" брошена? Как униход попал в руки Штанге? И где Клим?
   На полпути к  "Ладоге"  Штанге  вдруг  остановился,  как-то  растерянно
посмотрел вокруг, жестом предельно усталого  человека  провел  ладонью  по
лицу и с удивлением  глянул  на  свои  пальцы  -  они  были  разможжены  и
окровавлены. Штанге стряхнул с пальцев кровь  и  решительно  направился  к
развалинам глайдера. Подойдя вплотную к тому,  что  несколько  минут  тому
назад было  машиной.  Штанге  принялся  прикладом  скорчера  шарить  среди
обломков. Вот он, удобный момент! Лобов уже подобрался  для  рывка,  когда
раздался  несильный  взрыв.  Наверное,  это  сработала  одна  из  случайно
уцелевших  банок  аккумулятора.  Взрыв  был  слабым,  но   Штанге   рывком
распрямился, судорожно глотнул раза два воздух, выронил скорчер и осел  на
песок. Лобов мотнул головой, стряхивая пот,  заливавший  глаза,  с  трудом
перевел дыхание. Он не мог, не должен был, не имел права бежать на помощь!
Скорее всего в униходе сидит на подстраховке третий член экипажа "Ладоги",
планетолог Нил Гор. Иначе Штанге захлопнул бы за собой дверцу машины.
   Тянулись  долгие,  томительные  секунды  ожидания.   Штанге   оставался
неподвижным, а униход стоял сиротливым и покинутым. Что ж, надо  рискнуть.
Без риска нет искусства, без искусства нет  настоящего  космонавта.  Надо!
Лобов кинулся к униходу. Во время бега он молил судьбу лишь об одном  -  о
промахе, если в него начнут стрелять. Только о промахе!  Но  выстрелов  не
было. Последние шаги - и Лобов  ввалился  в  униход,  захлопнув  за  собой
дверцу. Несколько секунд Лобов отдыхал,  откинувшись  на  спинку  сиденья,
потом выпрямился и положил руки на пульт управления.
   Обежав глазами контрольные приборы и убедившись, что машина в  порядке,
он запустил двигатель и подвел униход вплотную к Штанге. Командир "Ладоги"
лежал на спине. Из маленькой, безобидной, на первый взгляд, ранки на левой
стороне груди сочилась тонкая струйка крови, широко открытые  серые  глаза
спокойно смотрели в чужое небо. Лобов выскочил из унихода.
   - Эх, Юст, Юст... - только и  сказал  он,  опускаясь  на  колени  перед
Штанге.
   Кто мог подумать, что железный, уверенный  в  себе  Юст  Штанге  найдет
такой нелепый конец? Что заставило его,  человека  безупречной  честности,
напасть на своих товарищей? И снова тень нехорошей тайны коснулась  Лобова
липкой рукой.
   Каждая секунда была сейчас величайшей драгоценностью, и все же Лобов не
мог просто так бросить тело товарища. Подсунув руки, он с  усилием  поднял
погибшего  Штанге,  отнес  к  "Ладоге"  и  уложил  в  один   из   наружных
контейнеров. Пусть командир остается на своем  корабле.  Отдавая  товарищу
последний долг, Лобов несколько мгновений  простоял  неподвижно,  а  потом
бегом вернулся к униходу.
   Заняв водительское место, Лобов секунду поколебался, мысленно  попросил
прощения у Родина - ничего не поделаешь, предстоящий бросок был  под  силу
не то, что больному, но и не каждому здоровому человеку - и отвел униход в
сторону, чтобы ни корабль, ни скалы не мешали старту.
   -  Прощай,  Штанге,  -  пробормотал  он,  оглядывая  стройную   колонну
"Ладоги", освещенную кирпичным светом чужого солнца.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0424 сек.