Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

Скачать Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

                                     ПОМИНКИ

     - Вы пригласили Горыныча? - багровый нос Мити брезгливо  шевельнулся.
- В таком случае следовало заранее позаботиться о респираторах.
     - Не гунди, Митек, - я успокаивающе похлопал его по спине.  -  Старик
крепко помог нам этой ночью и даже получил боевое ранение. Да  ты  ведь  и
сам любишь с ним поспорить! Вот и побеседуете.
     - Мало ли что я люблю, - Митя рубанул рукой воздух, смахнув со  стола
один из стаканов. - О чем можно  беседовать  с  этим  прохиндеем?  Ты  сам
рассуди, Серега!
     - Мазик утверждает, что он философ. И довольно своеобразный.
     - Ага, как же! Сейчас  все  философы...  -  Митя  успел  основательно
принять, а потому изъяснялся  с  грубоватым  откровением.  -  Что  это  за
философ, который называет туалет тронным залом, просиживая  в  нем  не  по
одному часу? Пусть даже и с книгами! Хочет читать, пусть читает на  диване
или на кухне, как все нормальные люди! Но причем тут  клозет?..  И  потом,
Серега!.. - он картинно развел руками, словно растягивал меха  гармони.  -
Как же от него благоухает, боже ж ты мой! С таким философом можно общаться
только на открытом воздухе. Да еще при хорошем ветре!
     - Ничего, пообщаемся без ветра.
     - И кроме того, ты знаешь, почему мы  здесь  собрались,  -  вмешалась
Зоя. - Бабушка Тая всех нас любила.
     - Всех, это верно. Золотой был человек!.. - Митька вздохнул. Судя  по
всему, он готов был идти на попятную. - Мне что ж,  я  человек  привычный.
Могу и с Горынычем посидеть. И даже на брудершафт, если  родина  прикажет.
За вас же беспокоился.
     - А ты не беспокойся, - Зоя чмокнула осоловевшего Мазика в макушку и,
отхлебнув из стакана, зазывно посмотрела на Виктора.
     Когда-то подобными взглядами она потчевала и меня. Увы, я не сумел ей
ничем ответить. В таких делах я двумя руками за искренность. Может, кто  и
умеет притворяться, но только у меня никогда ничего путного не получалось.
Вся моя вежливость рано или поздно оборачивалась  боком,  а  искусственный
восторг с ахами и охами позорно разоблачался.  Выше  головы  не  прыгнешь,
хотя иной раз и хочется. Как я уже говорил, жизнь полна несправедливостей,
и скверно,  что  именно  печальные  контрасты  пробуждают  в  нас  тягу  к
несбыточному. Так оно, наверное, и должно быть, но  женщина  с  обваренной
щекой, лишенная  бровей  и  трех  пальцев  на  правой  руке,  в  одночасье
потерявшая ребенка и мужа,  -  явление  не  печальное,  а  жестокое.  И  я
преклонялся  перед  Зоей,  перед  тем  удивительным   мужеством,   которое
удерживало ее возле нас. Преклонялся, зная,  что,  снедаемая  тоской,  она
бегает по ночам к Мите, а иногда и к  старику  китайцу.  Тут  нечего  было
прощать, здесь не за что было судить. И я заранее  жалел  ее,  наблюдая  с
какой теплотой она поглядывает в сторону Виктора.
     - Странное дело, - Митя довольно похлопал себя по вздувшемуся животу.
- Яблоки росли в Казахстане, свекла - на Урале, мясо  -  в  Белоруссии,  а
здесь все воссоединилось самым  превосходным  образом.  Скажи,  Сергунчик,
какого хрена люди воюют?
     - Изумительно простой вопрос!
     - Зудит у них в одном месте, вот и воюют.
     Зоя покачала головой.
     -  Те,  у  кого  зудит,  занимаются  не  войной...  Вы  лучше  другое
объясните: откуда здесь все эти яства?
     - Подношение от руководства катрана, - сказал Виктор.
     - Правда, правда! - поспешил я подтвердить.
     - Интересно! За какие такие подвиги?
     - А это уже из области загадок, Зоенька. Стукнули пару раз в дверь  и
торжественно занесли эти два ящика.  В  одном  оказалось  вино,  в  другом
фрукты с консервами. Возможно, мы  шлепнули  кого-то  из  конкурентов,  а,
может, скрасили им ночной досуг. Даже в катранах, бывает, скучают.
     - Вы забыли еще кое о чем! - кривым пальцем Митя поводил  над  рядами
жестяных банок. - Все это они могли густо пересыпать крысиным ядом.
     - Ого! Но почему крысиным?..
     - Это аллегория.
     - Что ж... Версия, разумеется, дикая, но звучит правдоподобно.
     Объевшийся Мазик слепо потянулся за  яблоком.  Фруктов  он  не  видел
должно быть, давным-давно, а потому добросовестно наверстывал упущенное.
     - Лопай, лопай, малец. Это тебе не голубиное мясо! И не крысячье.
     - А дизентерия - не цинга!
     - Точно!..
     - Про голубиное мясо - это вы, между прочим, зря! - заметил я. - Тоже
вполне царское блюдо.
     - Ага, царское! Пробовал я его вчера...
     - Привет честной компании! А вот и я!
     Мы обернулись.
     В дверях стоял причесанный и принаряженный старик  китаец.  Следовало
признать, он сделал все, что мог,  а  смог  он,  увы,  немногое.  Старость
пахнет неопрятно, - это один из ее  минусов.  Тление  начинается  уже  при
жизни, сразу после детства и юности, и далеко не  каждый  находит  в  себе
силы бороться с ним.
     - Тебя не узнать, - прогудел Митя. - Волосы корова языком прилизывала
или какая из собачек?
     - Он шутит, Горыныч, - я пододвинул китайцу стул и одновременно ткнул
локтем в Митькины ребра. - Давай, присаживайся! По левую руку от дамы.
     Зоя шумно вздохнула. Ее нога наступила под столом на  мой  башмак.  Я
подмигнул ей и деликатно освободился.  Бедные  создания!  За  что  же  вам
достается столько оплеух?..
     - Опоздавшему - штрафную и тост!
     - Не буду отказываться, - Горыныч деликатно взял в пальцы наполненный
до краев стакан, торжественно поднялся. Старик страдал  астмой;  в  голосе
его шумели ветра, шипели набегающие волны. На всех на  нас  он  поглядывал
как-то боком, как поглядывает голубь на приближающегося человека.
     - Так вот... Когда-то во сне мне пришлось убить человека, - задушевно
начал Горыныч. -  Я  его  задушил  своими  собственными  руками,  а  потом
проснулся. Я лежал до утра, не смыкая  глаз  и  весь  день  проходил,  как
чумной. Всякий раз, когда я смотрел на руки,  мне  казалось,  что  я  вижу
жертву. Пакостная вещь!.. - Горыныч слабо заморгал.  То  ли  он  сбился  с
мысли, то ли ему стало жалко себя. - Я не хочу убивать людей, -  тоненьким
голосом заключил он. - Я не хочу болеть этой  мерзкой  восторженностью!  И
такого, чтоб как сегодня, тоже не хочу!
     - За это и выпьем! - Митя стукнул своей посудиной о стакан  Горыныча.
- Дурак-дурак, а хорошо сказал!
     Мне был подарен  великодушный  взгляд.  Митька  давал  таким  образом
знать, что и ему не чужды тонкости дипломатии.
     - Ладно, коли общество решило, цапаться сегодня не будем. И про  псов
твоих поминать тоже не будем. Лучше  погрустим  о  нашей  светлой  бабуле.
Славная была старушка.
     - Славная! - эхом  откликнулся  Горыныч.  Сев  на  стул,  он  бережно
приложился к  стакану.  Опорожнив  наполовину,  закашлялся  и  отставил  в
сторону.
     - Пожалуй, мы с Сережей сходим покурим, - Виктор улыбнулся застолью и
тронул меня за локоть. - Не откажетесь, сеньор?
     - Что ж... Можно и покурить, - я согласно кивнул.

 

   





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0668 сек.