Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

Скачать Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

                               БАБУШКА ТАЯ

     - Сережа! Милый! Где же вы бродите?..
     С бабушкой Таей я столкнулся  на  лестничной  площадке.  Держа  перед
собой керосиновую лампу, она подслеповато всматривалась в мое  лицо.  Кожа
ее напоминала мятую оберточную бумагу,  седая  шаль  трогательно  и  уютно
укутывала голову. С божьим этим одуванчиком мы находились в  теплых,  если
не  сказать,  дружественных  отношениях.  На  свою  скудную   пенсию   она
вскармливала дерзкого внука, а временами пыталась  помогать  и  совершенно
посторонним людям. Правда, Мазик придерживался иного мнения, полагая,  что
кормит "семью" не кто иной, как он, - таская  с  чердака  голубиное  мясо,
охотясь на дятлов и хомяков, вдвоем со стариком Горынычем, нашим  соседом,
приторговывая на рынке собачьими шкурами. В спор  этот  я  не  вмешивался,
однако, за спиной Мазика частенько поддакивал бабушке Тае. Пожилые требуют
почтения. Это их хлеб, а зачастую и единственный,  наработанный  за  жизнь
капитал. Наша же  старушка  пребывала  в  возрасте  более  чем  почтенном.
Девяносто шесть лет, если верить пожелтевшей от старости метрике. При всем
при том энергии ее можно было позавидовать. Столетие было не за горами,  и
никто из соседей не сомневался, что бабушка Тая без усилий одолеет вековой
рубеж. Время относилось к ней милостиво, и вероятно, она того заслуживала.
     - Вы не видели моего Мазика? - старушка  посветила  за  моей  спиной,
словно надеялась обнаружить своего внука там. - Почему-то я решила, что он
отправился с вами.
     - Увы, - я развел руками. - Может быть, с Горынычем на рынке?  Или  с
приятелями где-нибудь бегает?..
     Она осуждающе покачала головой.
     - Я надеялась, что он с вами. Вы так благотворно на него влияете.
     - Хотелось бы верить...
     - Я говорю серьезно, Сережа. Эта  страшная-страшная  улица!..  Я  так
беспокоюсь за нас всех. Знать бы, чем все это кончится?
     - Только хорошим, не сомневайтесь.
     - Вы шутите?
     - Нисколько. Плохое, как и хорошее, не тянется долго.
     - Ох, если бы  так,  -  она  вздохнула.  -  Сегодня  в  центре  опять
стреляли. И еще где-то в районе новотрубного... Вы  ничего  не  слышали  о
новом законодательстве? Пенсии собираются заменить пищевым довольствием.
     - Вполне возможно. Вы рады этому?
     - Я и не знаю. Что так, что эдак... Я вот только о Мазике  тревожусь.
Он такой горячий! Чистый кипяток.
     - Мазик - парень с головой!
     - Но он совершенно ничего не боится!
     - Тем не менее, места, где стреляют, он разумно обходит стороной, - с
легкостью  соврал  я.  -  Такие  здравомыслящие   подростки,   признаться,
попадаются не часто.
     Подобные слова были для бабушки Таи бальзамом.
     - Если бы он почаще ходил с вами в библиотеку! Когда нет школ,  книги
становятся единственными учителями. Ах, где мои молодые глаза!  Как  бы  я
сейчас читала!..
     - Я буду брать его с собой, - пообещал я.
     - И побольше строгости, Сережа. Если б не ваша помощь... Я  с  ужасом
думаю, что из него получится в будущем. У  мальчика  такой  аппетит.  А  в
распределителе опять порченная крупа. Вы не поверите,  второй  месяц  одна
крупа!
     - А это? - я протянул ей связку  голубей.  -  Сегодняшний  улов  ваш.
Таков уговор с Мазиком.
     - Спасибо, - она придирчиво осмотрела  птичьи  тушки.  -  И  даже  не
худые. Скажите на милость, они-то чем питаются?
     - Загадка для меня самого!
     - Какое тяжелое время, - она  снова  вздохнула.  -  Человек  начинает
ощущать себя на кухне посторонним. Это ведь голод, Сережа! Об этом пока не
говорят, но ведь от правды не скроешься.
     - Бабушка! - я ласково приобнял ее за худенькие плечи. - Ну что вы за
поколение  горемычное!..  И  с  белыми  воевали,  и  с  красными,  блокаду
пережили, социализм, а мудрости житейской не нажили. О каком  голоде  идет
речь? Взгляните на эти жирные тушки. В них бездна калорий! А  сколько  еще
во дворах собак, кошек, крыс! За окном месяц август. Выкапывайте  крапиву,
корни одуванчика, жалтея. Они ведь на каждом углу! А  крупа?  Порченная-то
она порченная, - верно, зато сколько ее! Объесться можно! Хотите я сяду на
голодание? Скажем на пару недель? А все свои карточки подарю вам?
     - Но вы же умрете, Сережа!
     - Я буду бодр и весел все четырнадцать дней. У меня появится  румянец
и задорно заблестят глаза. А когда я снова начну  питаться,  мой  организм
заработает, как зверь. Я научусь поглощать древесину и  кору,  а  запивать
буду  водой  из-под  крана.  Некипяченой,  обратите  внимание!   Я   стану
расщеплять все до последней молекулы!..
     - Вот если бы вы еще женились, Сережа!
     Я чуть было не рассмеялся. Ей богу, она меня умиляла.  Кажется,  года
два назад бабушка Тая предприняла довольно  энергичную  попытку  сосватать
мне невесту. Не знаю, какие шаги она предприняла в  заветном  направлении,
но настойчивость ее не знала границ и "невесты" повалили  в  мою  квартиру
нескончаемым потоком. Я едва успевал отбиваться  от  них,  доказывая,  что
брак мне противопоказан, что я застенчив и робок, что временами склонен  к
садомазохизму и так далее и тому подобное. В результате  я  в  самом  деле
чуть было не женился, но судьба  отнеслась  ко  мне  благосклонно  и  брак
предотвратила. Решив раз и навсегда покончить с докучливым сватовством,  я
пригласил коварную старушку к себе на чай и между делом  продемонстрировал
старую коллекцию фотографий западных поп-звезд, переснятых с пластинок и с
обложек журналов: Бони Тайлер, Жаннет, Джиллу и прочих. Обнаженную  натуру
я   предусмотрительно   из   пачки   фотографий   вынул.    С    той    же
предусмотрительностью убрал и  Пугачеву.  Ее  памятливая  старушка  вполне
могла помнить.
     - Баские девки, - с грустью бормотала бабушка Тая, перебирая  снимки.
С грустью, потому что я не забыл сообщить ей, что все эти "баские девки" -
мои  невесты  и  подружки.   Западные   поп-звезды   оказались   ярче   ее
многочисленных протеже, и, будучи наделенной  вкусом,  она  это,  конечно,
понимала. На какой-то миг мне  даже  стало  ее  жаль.  Но  с  чувственными
выводами я, как всегда, поторопился. Довольно быстро оправившись от удара,
старушка строго поджала губы и стала выпытывать, какой же из  этих  дам  я
отдаю предпочтение.
     - Мне нравятся все, - необдуманно признался я и этим  испортил  дело.
Воодушевившись,  бабушка  Тая  нацепила  на  нос  очки   и   добросовестно
приступила к изучению кандидаток.
     - Какую укажете, на той и остановлюсь, - подлил я масла  в  огонь.  -
Вам я доверяю на все сто.
     Видели бы вы ее в тот момент! Как же она оживилась!.. Воспряв  духом,
бабушка  Тая  принялась  перебирать  фотографии,  поднося  их  к   глазам,
просматривая на просвет как подозрительные купюры, время от времени бросая
в мою сторону полный сомнения взгляд. В конце концов  мне  подобрали  трех
суженых: Софи Лорен, Марлен Дитрих и Кайли Миноуг из  Австралии.  Впрочем,
мне пришлось их представить, как Веру, Тамару и Катю. Я объяснил, что  все
они добрые и хорошие, что в одинаковой степени любят стирать и гладить,  с
усердием моют полы и с удовольствием простаивают у кухонных плит все  свое
свободное время. Пришлось добавить, что Тамара работает почтальоншей, Вера
оператором на телефонной станции, а Катя поет со  сцены  русские  народные
песни. Про Катю не придумалось ничего путного, так как на  фотографии  она
красовалась с электрогитарой под мышкой. Как ни  странно,  последний  факт
оказался решающим.
     -  Почтальонов  и  связистов  много,  -   рассудил   мой   седовласый
консультант, - а коли жена поет, это  хорошо.  Когда  люди  поют,  они  по
крайней мере не кричат.
     С ней трудно было не согласиться, и на этом мы и порешили. Я пообещал
присмотреться к "Катюше" повнимательнее и с предложением особенно долго не
тянуть. С тех пор утекло немало воды,  но  о  "невестке"  бабушка  Тая  не
забывала. Время от времени, видимо, ощущая за меня некую  ответственность,
она возобновляла старую тему, пытливо расспрашивая о здоровье Катерины, ее
успехах и намерениях. Я,  как  мог,  отбрыкивался.  То  же  повторилось  и
сейчас.
     - Потом, бабушка Тая. О женитьбе потолкуем как-нибудь позже.
     - До этого "потом" мне, Сережа, не дожить,  -  она  грустно  пожевала
губами. - А за голубей спасибо. Будет чем покормить Мазика.
     Когда я уже открывал дверь в квартиру, она меня окликнула.
     - Сережа! Вы видели когда-нибудь, чтобы хоронили ночью?
     - Нет, - снова соврал я. Давалось мне это с каждым разом все легче  и
легче. - А что случилось?
     - Да нет, ничего. Теперь это, оказывается, стало обычным явлением.  У
меня бессонница, и каждую ночь по улице кого-нибудь проносят.

 

     





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0638 сек.