Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

Скачать Андрей ЩУПОВ - МЕССИЯ

                                ГЛАВА БЕЗ НАЗВАНИЯ

     Я сложил руки  бабушки  Таи  на  груди,  поправил  на  шее  кружевной
воротничок. В эту минуту в комнату  заглянул  кто-то  из  служебных  чинов
полиции. Демонстративно поднявшись, Мазик скрылся за ширмой.
     - Молодой человек! А ну-ка вернитесь!..
     Я нехотя подал голос.
     - Оставьте его. Он внук погибшей.
     Офицер оказался из моложавых, с красивым породистым лицом. Не знаю  в
чем тут дело, но  в  последнее  время  подобные  лица  все  чаще  начинали
вызывать у меня неприязнь. Слишком уж серое простиралось вокруг  времечко.
Красота и здоровье совершенно в него не вписывались,  образ  евгенического
счастливчика смотрелся почти вызывающе... Чуть отодвинувшись,  я  позволил
офицеру приблизиться к покойной.
     - Вы перенесли ее с лестничной площадки?
     - Совершенно верно.
     - Этого нельзя было делать. По крайней мере до нашего прибытия.
     - Очень уж долго пришлось ждать.
     - Давайте обойдемся без препирательств, -  офицер  нахмурился.  -  Мы
должны были сделать ряд фотографий и подробно описать место  происшествия.
Кроме того, понадобится заключение патолога-анатома...
     - Зачем оно вам?
     - Таковы правила. Мы обязаны выяснить точную причину смерти.
     - По-моему, это очевидно. Две пули, выпущенные из автомата.  Что  тут
еще выяснять?
     - Калибр, тип оружия. Почему в столь поздний  час  она  очутилась  на
лестнице? Не мешало бы провести обыск. Иногда мы обнаруживаем такие залежи
краденого, - голова кругом идет...
     - Пусть он убирается! - сдавленно донеслось из-за ширмы.
     - Что-что?
     - У вас непорядок со слухом? - мои пальцы сжались в  кулак.  Когда  я
волнуюсь, они  всегда  начинают  дрожать.  Довольно  мерзкий  нюанс,  надо
сказать. Ибо везде и всюду его  истолковывают  превратно.  Волнение  -  не
трусость,  господа  хорошие!  И  не  всякого  дрожащего   человека   можно
раздражать безнаказанно.
     - Ого! - Офицер натянуто улыбнулся. Зубы у него были белые, ровные, -
прямо с рекламной картинки. - Старшина Полещук! Зайдите-ка!
     Дверь отворилась, но вместо старшины в комнату грохочущим шагом вошел
Виктор. Сходу швырнул на стол стопку листов и гневно вопросил.
     - Что за идиотская инициатива?!
     - Инициатива?.. - офицер, вероятно, онемел от такой дерзости.  Виктор
же не давал ему опомниться.
     - Вы ведь всего-навсего капитан, так, кажется? Так вот. Вы арестовали
старика-китайца, перевернули все здесь вверх дном.  Я  вас  спрашиваю,  по
какому праву?!
     От тона и голоса, каким задают вопросы, зависит порой  очень  многое.
Виктор ничуть не боялся офицера, и  тот  это,  конечно,  почувствовал.  Во
всяком случае он струхнул, - я это видел отчетливо.
     - Сидящему здесь товарищу уже объяснили... Старушка погибла отнюдь не
в результате несчастного случая. На улице обнаружено  еще  восемь  трупов.
Судя по следам, имелись и раненные. Возможно,  кого-нибудь  мы  обнаружим.
Следствие предполагает, что в одной из квартир  размещался  притон.  Иначе
чем объяснить это побоище?
     - А вы поинтересуйтесь у ребят, что живут через дорогу, - посоветовал
я. - О притонах и прочих прелестях современной  жизни  они  расскажут  вам
значительно подробнее.
     - Каких ребят вы имеете в виду?
     - Тех самых, что ведут хозяйство катрана. Или вы впервые слышите  это
слово?
     - Но стрельба произошла здесь! Ваш старик убил из дробовика человека!
Это, простите меня, факт, который не надо доказывать.
     - А  то,  что  у  этого  человека  был  в  руках  автомат,  -  жалкий
незначительный пустяк, верно?
     - Похоже, наш разговор следует перенести в  другое  место,  -  офицер
недобро прищурился. - Полещук! Где ты там?
     В  комнату  сунулся  было  его  помощник,  но   Виктор   стремительно
развернулся.
     - Вон! - рявкнул он, и помощник без звука скрылся за дверью.
     - Что вы себе  позволяете?  -  побледневший  капитан  нервно  теребил
ремешок портупеи. - Кто вы такой?
     - Лучше вам этого не знать, поверьте мне, - Виктор кивнул  в  сторону
рассыпанных по столу протоколов. - Всю эту  околесицу  уничтожить!.  Трупы
заберите, а о том, что здесь случилось, постарайтесь забыть.
     - Но мой долг...
     -  Я  еще  не  закончил!  -  Виктор  прошелся  по  комнате,  взглядом
задержался на  покойнице.  -  Старика-китайца  вы  немедленно  освободите.
Вернете ему ружье.
     - Но...
     - Никаких извинений можете ему не приносить. Он в них не нуждается.
     - Они хотели  делать  фотографии  и  приглашать  патолога-анатома,  -
сообщил я.
     - Никаких фотографий и никаких эскулапов! Пять минут  на  сборы  -  и
чтобы духа вашего здесь не было, - Виктор приблизился к капитану вплотную.
Лица их находились совсем рядом. Глаза моего  приятеля  излучали  пугающий
холод. - Мне не нравятся ваши методы, красавчик. Не нравится ваша служба и
тот порядок, который вы защищаете. Почему бы вам не заняться  катранами  и
тому подобными заведениями? Или бессловесные граждане органам правопорядка
более по зубам?
     - Я... - Голос офицера дрожал. - Мы...
     - Идите! - Виктор махнул рукой.
     Я не поверил  глазам!  Пошатываясь,  как  пьяный,  капитан  вышел  из
комнаты. Было слышно, как сдавленным голосом он распоряжается  внизу.  Они
действительно УХОДИЛИ!
     - Ты великий гипнотизер, - шепнул я.
     - А ты великий дурак, - Виктор отвернулся. - Пищи для  размышлений  у
тебя было более чем достаточно... Итак, что ты надумал?
     Ладонями я энергично растер лицо. Ночь  выдалась  сумасшедшая,  мысли
путались, и я сгонял их, как стадо разбредшихся овец, задавая им  скорость
и направление.
     - Честно говоря, соображается неважно... Ты не против, если я осмотрю
твой револьвер?
     Виктор послушно протянул  оружие.  Я  оглядел  его  со  всех  сторон,
медленно прокрутил барабан, считая шляпки патронов.
     - Четыре штуки, - тихо подсказал  Виктор.  -  Их  всегда  там  четыре
штуки. В последний раз я заряжал его месяца три назад.
     - Ни за что бы не поверил, если б не видел собственными глазами, -  я
вернул Виктору наган. - Там на  улице...  В  общем...  Ты  ведь  намеренно
открыл дверь, верно?
     - Точно! - он понял, что я имел в виду.
     - И ты не сомневался в успехе?
     - Разумеется, нет.
     - И все, что произошло... В этом действительно виноват я?
     - Но ты ведь ничего не понимал.
     - А сейчас? Сейчас я, по-твоему, что-то понимаю?
     - По крайней мере ты готов уже что-то понять.
     - И что мне теперь надо делать?
     - Ты сам знаешь...
     За моей спиной всхлипнул Мазик. Он успел выйти из-за  ширмы  и  снова
сидел возле бабушки. Я отшатнулся  от  Виктора.  Все  его  проблемы  разом
отошли в сторону. Я вспомнил о бабушке Тае, и мне вдруг очень  захотелось,
чтобы она  открыла  глаза,  встала  и  улыбнулась.  И  чтобы  исчезла  эта
мертвенная бледность с ее щек, а тусклое пятно крови на  вязаной  кофточке
пропало бы само собой. И хорошо, если бы она  что-нибудь  сказала.  Едкое,
насмешливое... С каким облегчением мы бы все рассмеялись. И  никто  бы  не
удивился  загадочному  воскрешению,  не  задал  бы  нелепого   вопроса   о
потустороннем, о летаргии. В самом деле!  Если  возможно  все  то,  о  чем
рассказывал Виктор, почему не свершиться еще одному чуду? В  мире  умирают
миллионы людей - от  пуль,  от  болезней,  от  голода.  Иногда  просто  от
старости и усталости. Что страшного произойдет, если один из  этих  многих
миллионов вопреки установленным природой  законам  вернется  на  землю,  в
жизнь? Так ли уж незыблем кодекс Вселенной? И разве не предусматривает  он
исключений?
     В робкой надежде я прикоснулся к плечу лежащей,  подушечками  пальцев
скользнул вниз до запястья. Увы, рука умершей не потеплела, и тонкая синяя
жилочка так и не наполнилась пульсом. Чудесного возвращения не  случилось.
Обняв Мазика за плечи, я неловко погладил его по голове.
     - Мы помянем твою добрую, хорошую бабушку. Прямо сейчас. Пока  у  нас
есть время...

 

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1423 сек.