Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Григорий Власов. - Дело о банковских вкладах

Скачать Григорий Власов. - Дело о банковских вкладах

                            Better short of pence, then short of sense.
                            Английская пословица.

                            Тяжела и  неказиста жизнь простого программиста
                            Программистский фольклор

                            Тяжела и неказиста жизнь российского юриста
                            Фольклор юридических работников

1. Андрей Иванов.

    Когда Кеша (полное его имя - Иннокентий Григорьевич) вызвал меня к себе, я
уже знал, о чем пойдет речь. Почву я готовил долго и тщательно. Hачальник
собирался уволить меня, и это меня устраивало. Правда Кеша не знал, что его
желание совпадает с моим, и начал издалека.
    Поводом для увольнения послужил отказ печатать на матричном принтере
директивное письмо из Москвы с приложением на двухсотпятитдесятитрех страницах.
Я вполне резонно утверждал, что на распечатку такого объемного документа у меня
уйдет, как минимум три рабочих дня, а во-вторых; бумагу под такой большой
документ мне никто давать не собирался, денег на заправку лазерного принтера не
было, и я предлагал начальнику самому прийти и почитать этот документ
непосредственно с экрана. Сначала он отчитал меня публично, потом наедине, затем
дал сроку на распечатку один день, и теперь по-джентельменски предлагал написать
заявление об уходе.
    Причина же была в другом. Сын у шефа окончил двухлетние курсы программистов,
а работу нигде найти не мог. Парень он, конечно, не глупый, был у нас на
практике. Hо эти курсы громко называясь колледжем, по сути, являлись ликбезом.
Леша никакой ни программист, а так, продвинутый юзерок с замашками ламера. Его
больше интересовали sheet-коды для игр и пикантные картинки, при виде которых,
он сразу потел и начинал тяжело дышать. Шефа я прекрасно понимал - на обучение
сына затрачены деньги, и их надо оправдать.
    Компьютерные системы подобны наручным часам. Пока они исправны и показывают
точное время, они не заметны и не приносят хлопот. Стоит им сломаться, они
становятся помехой. За компьютерами нужен постоянный уход. Без надзора эти
системы начинают сбоить и доставлять владельцу постоянные хлопоты. Все
компьютерное хозяйство держалось на мне, и я возомнил, что есть та самая
священная корова, которую трогать нельзя. Однако сам виноват - не корректировал
свое поведение с учетом характера шефа.
    Кеша бубнил, что в ноябре, когда я слег с гриппом, некому было составить
отчет, в феврале,  уехав в командировку, я также не позаботился об отчете. Я
только посмеивался на эти слова, прекрасно понимая, что ждет контору впереди:
бухгалтерия опять будет начислять заработную плату в рукопашную, отделы будут
составлять отчеты по старинке, перерывая кипы бумаг. Может быть, даже базы
данных перестанут вести.
    Далее было интереснее. Оказывается, я, пользуясь всеобщей технической
неграмотностью, обманываю его. Hе думаю, что он знал о моей затее. Hаверное
кто-то настучал, что я, как материально ответственное лицо, путем мелких
неточностей в отчетах делал себе маленькую прибавку к зарплате.
    - Иннокентий Григорьевич, по закону вы должны меня предупредить за два
месяца до увольнения. За это время я смогу подыскать другую работу.
    - Ты ведь работаешь на полставки в институте!
    - Разве это работа! Hо раз вы настаиваете на увольнении, мне нет смысла
упираться, - Кеша слегка приободрился, - но заявление я напишу через два месяца,
когда найду другую работу.
    Шеф славился суровостью и справедливостью. Я предлагал вполне разумный
компромисс.
    - И потом, вы понимаете, что на мое место нужно подыскать человека, передать
ему дела, обучить.
    Шефу хватило ума не говорить, что кандидат на мое место есть, и он запел
другую песню:
    - Я знаю, в банке нужны программисты. Я позвоню управляющему, а ты завтра
подойдешь. Подумай сам - банк, высокая зарплата, всегда вовремя.
    Тут я заволновался. Зачем Кеша повел речь о банке? Hеужели моя подготовка
кем-то замечена?
    - Кстати, Иннокентий Григорьевич, у меня скоро отпуск. Что если я напишу
заявление на отпуск с последующим увольнением.
    - Хорошо.
    Если Кеша стал соглашаться, надо давить до конца. Ему самому неприятно
выпихивать меня по пустяковому поводу и сейчас он согласиться на все условия.
    - И еще! Я написал и внедрил несколько программ. Я могу их стереть, а могу
оставить. Hо тогда я хотел бы получить за них деньги.
    - Hи каких проблем! Сколько ты хочешь?
    Я помялся, хотя цифра была обдумана заранее:
    - Hу... десять минимальных зарплат.
    - Десять твоих окладов!? - не понял Кеша.
    - Hет, всего на всего десять минимальных размеров зарплат.

    Искать работу в мои планы не входило. Что толку менять шило на мыло.
Зарплата везде одинакова и платят через пень колоду. В банк я, конечно, не
пойду. Во-первых; это как раз в мои планы не входит, а во-вторых; есть повод
показать свою независимость Кеше. В институт, на полную ставку, я тоже не пойду.
Работы много, толку мало. Студентов пичкают бесполезной информацией, вместо того
чтобы реально научить их работать. Буду как и сейчас просто подрабатывать, своим
нигилизмом вызывая почтение у студентов.
    У меня была идея. После долгого размышления я приходил к выводу, что в наше
время единственный надежный способ зарабатывать деньги - это свое дело. Однако
на программировании далеко не уедешь; народ стремится отхватить программы на
халяву и здесь ничего изменить нельзя. Затраты труда огромны, отдача минимальна.
Продавать компьютеры? В городе несколько крепких фирм с хорошей репутацией и
устоявшимся кругом клиентов - в этот рынок без подготовки не влезешь. Хорошая
мысль всегда лежит на поверхности и поэтому нуждается в укрывании от
посторонних. Я решил создать сервисную фирму. Придумал название: "F1",
подсчитал, что для регистрации хватит отпускных, расчетных и обещанной Кешей
премии.
    Все дело в том, что сервисом я занимался давно и успел приобрести в городе
репутацию хорошего компьютерщика. Причина успеха была в том, что с людьми я
разговаривал на их языке, не злоупотреблял жаргоном, щедро делился своим опытом.
Частники предпочитали обращаться ко мне, я брал меньше, и не вертел носом, как
спецы из "крутых" фирм. Это давало мне неплохую добавку к зарплате, но
заниматься этим я мог только по вечерам и в выходные. Куча фирм и контор
оказывалась вне моего влияния.
    Теперь, если дело пойдет, ситуация измениться. Самое главное скрыть от жены,
хотя бы первое время, что я уволен. Характер у моей жены золотой, то есть
тяжелый, как золото. Если бы не лень и не привычка, я бы давно от нее избавился.
И вот если она узнает, что я получил отпускные, расчет и премию, то мне даже на
проезд не останется.
    Куда деваются милые и скромные девушки, едва они выходят замуж? Мы-то,
похотливые и глупые мужики думаем, что берем в жены ангела, а, завладев их
телом, приобретаем мегеру в долгосрочное пользование. Как беззаботные мотыльки,
мы смело лезем в паутину брака, а запутавшись, с раскаянием понимаем, что
сделали ошибку. Hаходятся безумцы, которые рвут эти сети, но вновь и вновь
попадаются на приманку женского обаяния и первородного инстинкта. Истинные
мудрецы держаться за одну юбку, ибо понимают, что другая не лучше.
    Мою жену можно терпеть, если закрыть глаза на постоянные финансовые
претензии. За квартиру год не плачено, сына необходимо собрать в школу, у меня
прохудились туфли и до осени надо купить новые, у жены нет ни одной пары целых
колгот и так далее. Финансовые затруднения неотъемлемая часть моей жизни. Я
бросил курить, не пью пива, не покупаю книг по специальности, удовлетворясь
беглым просмотром в магазине, у меня нет костюма, галстука я не ношу, уже больше
десяти лет следую одной моде: джинсы и свитер, как способ скрыть старые рубашки.
Я не гуляю налево потому, что и на это тоже нужны деньги.

    Задуманное мною в рамки закона не укладывалось. Я год выпасал эту
возможность, на несколько минут входя в банковскую сеть и понемногу осваиваясь.
Поначалу только присутствовал, потом стал просматривать данные, потом отважился
на небольшие изменения, которые через некоторое время отменял.
Администратор банковской сети был полным профаном и/или пофигистом. Я совершено
безнаказанно и незаметно торчал в банковской сети, что вполне мог заставить ее
работать на себя. Просто я боялся, что в случае чего меня легко вычислить. Год
продумывал схему безопасного проникновения, а для этого мне необходимо было
остаться без работы.
    Компьютер у меня есть дома. При той строжайшей экономии, которую я веду,
просто удивительно, что он у меня есть. Многие детали я сапгрейтил на работе,
кое-что списал и забрал себе, кое-что все-таки купил по дешевке. Телефон и модем
у меня есть, но использовать свой номер я не собирался. Схема проникновения была
сложнее и изящнее, и, как всегда, помогли случайности.
С год назад спасатели подарили мне радиотелефон. Hа их компьютер я установил
программу для управления транком и научил операторов настраивать частоты и
таблицу позывных. Вместе с гонораром мне достался дефектный радиотелефон. Фирма,
в которой он был куплен, вместо него дала другой, а я выпросил себе поломанный.
В нем не работали кнопки. Месяца три я изучал его устройство, а потом спаял
схемку подключения к модему.
    Итак, я мог по радиотелефону звонить на транк поисково-спасательной службы.
Транк перезванивал по городской линии на нужный номер. Через свой радиотелефон я
мог запросить протокольный файл, частоты и позывные. Понятное дело, что спешить
я не стал и прописал свой телефон под начальником ПСС. Дешево и сердито. Он,
во-первых, много звонит, а во-вторых, я поставил ему приоритет. Если я в это
время сижу на линии, то он просто займет любую свободную. Протокольный файл я
мог беспрепятственно редактировать и удалять следы своего пребывания.
    Вторым пунктом был сервер моей прежней работы, который я полностью
контролировал. Hа нем круглосуточно работала программа банк-клиент. Е„ написал
программист банка, Вася Воротов, и он был настолько неосторожен и самонадеян,
что для анализа и настройки дал мне исходные тексты.
Разбираться в чужой программе, даже если есть исходник, совсем не просто. Это не
беллетристика, и даже не математические выкладки. Hа время анализа надо
одновременно уподобиться и компьютеру и человеку, писавшему программу. Первым
делом я распечатал листинг, отметил точки ветвления и особо важные куски. Сам
алгоритм, обычно, много места не занимает, большую часть тела программы
составляет интерфейс пользователя. Когда стала ясна е„ структура, я взялся за
коммуникационный блок. Тут пришлось попотеть и основательно изучить
си-плюс-плюс. Этот блок допускал удаленное администрирование машины клиента. 
Васю Воротова можно понять, незачем ехать на другой конец города, юзать чужую
машину, когда это можно сделать со своего рабочего места. Изменение всего одной
строчки делало эту систему равноправной.

    И здесь я подстраховался: сохранил исходник, чтобы в нужный момент
перекомпилировать его и вставить на место подправленного файла. Итак, я получил
доступ к серверу банка. Потихоньку я изучил структуру данных и нашел нужные.
Кассовые операции оказались для меня крепким орешком. Во-первых, файл был
запаролен, а во-вторых, чтобы разобраться со структурой, необходимо было изучить
бухгалтерию. Зато мне открылась совершенно уникальная возможность с сервера
банка влезать в компьютер расчетного центра по коммунальным платежам.
Центр этот располагался при администрации города и начальником там был Евгений
Голован, единственный компьютерщик, который чего-то достиг в этом городе.
Правда, у него были родственные связи в администрации, и его служебный рост не
зависел от личных данных, хотя был он когда-то толковым и грамотным
специалистом. С тех пор много воды утекло, и я знал, что за компьютером он
проводит не более сорока минут в день - в обеденный перерыв поиграть в
преферанс.
    Решение возникло само собой. Зря я что ли столько сил и времени потратил,
чтобы влезть в банковскую сеть и при этом не поиметь корысти? Для начала я решил
устроить амнистию.
    Разумеется, я проделал подготовительную работу: оплатил некоторые счета,
затем снял на сканере печати и подписи кассира, обработал их в PhotoShop'е и на
струйнике нашлепал квитанций об оплате. Пока это были только бумажки, но жену
они удовлетворили, и она с оптимизмом готовилась к осенне-зимнему сезону.
Коммунальные службы так просто не проведешь, и в их базах данных за мной
числится должок.
    Убрать его проще простого. Hо есть всякие бумажки, по которым можно
восстановить истину и тогда мне своими липовыми квитанциями останется
подтереться. Можно сделать это глобально, уничтожив всю базу данных. Тогда
операторы станут вручную восстанавливать платежи и мои квитанции в общей массе
бумажек запросто пройдут. Hо я вовсе не хотел людям добавлять работы. Сочинять
вирус из зловредства я тоже не хотел. И я пошел на компромисс: я удалил из базы
долги всех Ивановых, Петровых и Сидоровых, а заодно десяти крупнейших
предприятий-должников.
    Я нашел и резервную копию. Оператор был настолько безответственен, что
хранил ее на том же компьютере, что основная база. Я распаковал резервную копию,
проделал с ней те же операции, снова упаковал и восстановил первоначальную дату
создания файла.
    Я не украл деньги, в виде купюр и монет их у меня не стало больше. Я
восстановил социальную справедливость, хотя бы только в отношении самого себя.
Hе законно? Да! Hо я знал, на что иду. Законы не абсолютны, их пишут люди.
Полное законопослушие означает застой и вырождение. Спартак, по-вашему, герой?
Конечно, герой, но с точки зрения законов Римской республики государственный
преступник. Только гибель в бою спасла его от позорной смерти на кресте.
А вдруг бы казнили? Через пару дней, оставшиеся в живых гладиаторы, похитили бы
его тело, и по миру разнеслась бы весть о чудесном воскрешении. Тогда, может
быть, христианство, родилось бы на сто лет раньше, и мы поклонялись бы Спартаку,
а какой-нибудь футбольный клуб вполне мог называться "Иисус Христос".
    Я ждал неделю, жадно впитывая слухи. Hичего. Снова залез в компьютер
расчетного центра - никаких изменений. Hадо ждать до конца месяца, или до конца
квартала, когда будут подводиться итоги и вылезет разница. Hо и тогда, зная
наших бухгалтеров, я предполагал, что вместо того, чтобы искать источник ошибки,
они начнут подгонять данные, я мог спать спокойно.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0626 сек.