Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Жак Казот - Влюбленный дьявол

Скачать Жак Казот - Влюбленный дьявол

    Не берусь описывать смятение, царившее  в  моем  уме.  Оно  было  столь
велико, что мысль об опасности, в которой находилась моя мать, отступила  на
второй план. Я сидел, разинув рот, бессмысленно выпучив глаза, более похожий
на восковую куклу, нежели на человека.
     Меня привел в сознание голос моего возницы.
     - Сударь, мы должны были встретиться с госпожой в этой деревне.
     Я  ничего  не  ответил.  Мы  проехали  через  маленькое  местечко.   Он
справлялся в каждом доме, не  проезжала  ли  тут  молодая  дама  в  таком-то
экипаже. Ему отвечали, что она проехала, не останавливаясь. Он повернулся ко
мне, как бы ожидая прочесть на моем лице беспокойство по этому поводу,  и  я
должен был показаться ему порядком встревоженным, если только  он  не  успел
уже смекнуть все не хуже меня самого.
     Мы выехали из деревни, и  я  было  начал  льстить  себя  надеждой,  что
подлинный виновник моих страхов покинул меня, по крайней мере на время.  "О,
если я доберусь домой, упаду к ногам доньи Менсии, - говорил я себе, -  если
я вновь смогу отдаться под защиту моей достойной матери, неужели вы и  тогда
осмелитесь  посягнуть  на  это  священное  убежище,   призраки   и   чудища,
ополчившиеся против  меня?  Там  я  вновь  обрету,  вместе  с  естественными
привязанностями, спасительные принципы, от которых я отступил,  они  защитят
меня от вас. Но если скорбь, причиненная моей беспутной жизнью, лишила  меня
этого ангела-хранителя. .. О, тогда я останусь жить  лишь  для  того,  чтобы
отомстить за нее себе самому. Я уйду в монастырь... Но кто избавит  меня  от
видений, завладевших моим мозгом? Я приму духовный сан. Я отрекусь от  тебя,
прекрасный пол, дьявольская личина украсила себя всеми прелестями, которым я
когда-то поклонялся. Все самое трогательное в вас будет напоминать мне..."
     Пока я был погружен в эти размышления, карета въехала  в  широкий  двор
замка. Я услышал чей-то возглас: "Это Альвар! Это мой сын!" Я поднял глаза и
узнал мою мать, стоявшую на балконе своей комнаты. Меня охватило ни с чем не
сравнимое чувство нежности и  счастья.  Душа  моя,  казалось,  воскресла,  я
воспрянул духом. Я бросился к ней, в ее распростертые  объятия,  упал  к  ее
ногам.
     - Ах! -  воскликнул  я  прерывающимся  от  рыданий  голосом,  обливаясь
слезами. - Матушка!  Матушка!  Значит  я  не  стал  вашим  убийцей?  Вы  еще
признаете меня своим сыном? О, матушка! Вы обнимаете меня...
     Охватившее меня волнение, мой страстный порыв  настолько  изменили  мои
черты и звук голоса, что донья Менсия не на шутку встревожилась. Она подняла
меня, с нежностью поцеловала и усадила. Я хотел было  заговорить,  но  голос
изменил мне, я припал к ее рукам, обливая их  слезами  и  покрывая  горячими
поцелуями.
     Донья Менсия смотрела на меня с изумлением: она решила,  что  со  мной,
должно быть, случилось что-то из ряда вон выходящее, и даже  испугалась,  не
повредился  ли  я  в  уме.  В  ее  взглядах  и  ласках  сквозили  тревога  и
любопытство, доброта и нежность, в то же время ее предусмотрительная  забота
окружала меня всем, что могло понадобиться путнику,  утомленному  длинной  и
изнурительной дорогой.
     Слуги наперебой старались услужить мне. Не желая огорчать мою  мать,  я
слегка прикоснулся к поданным блюдам. Мой блуждающий взгляд искал брата.  Не
видя его, я с тревогой спросил:
     - Сударыня, а где же достойный Дон Хуан?
     - Он будет весьма обрадован вашим возвращением, он писал вам с просьбой
приехать. Но так как его письма,  написанные  из  Мадрида,  были  отправлены
всего несколько дней назад, мы не ждали вас  так  скоро.  Вы  произведены  в
командиры полка, которым он командовал, а сам он только что назначен королем
одним из его наместников в Индии.
     - Небо! - воскликнул я. - Неужели весь этот  ужасный  сон  был  обманом
чувств? .. Нет, это невозможно...
     - О каком сне вы говорите, Альвар?
     - О самом долгом, самом  удивительном,  самом  страшном,  какой  только
может привидеться.
     И, превозмогая стыд и гордость, я подробно рассказал ей обо  всем,  что
со мной было, начиная с посещения  пещеры  в  Портичи  и  до  той  блаженной
минуты, когда я мог обнять ее колени.
     Достойная женщина выслушала меня с необыкновенным вниманием,  терпением
и добротой. Видя, что я сознаю всю меру своей вины, она сочла  ненужным  еще
более увеличить ее тяжесть в моих глазах.
     - Мой милый сын, вы устремились за обманчивыми видениями и с первой  же
минуты вас окружил обман. Лучшее  доказательство  тому  -  известие  о  моей
болезни и о гневе вашего старшего  брата.  Берта,  с  которой  вы  будто  бы
говорили, вот уже несколько времени прикована недугом  к  постели.  Я  и  не
думала посылать вам двести цехинов сверх вашего обычного  содержания.  Я  не
рискнула бы подобной  неразумной  щедростью  поощрять  ваши  излишества  или
побудить вас к тому. Наш добрый конюший Пимиентос скончался  восемь  месяцев
тому назад, а из полутора тысяч с лишним домов, которыми владеет в Испанском
королевстве господин герцог Медина  Сидония,  нет  ни  пяди  земли,  которая
находилась бы в описанной вами местности. Я прекрасно знаю  эти  места,  вам
приснилась и эта ферма, и все ее обитатели.
     - Но, сударыня, - возразил я, - возница, который  доставил  меня  сюда,
видел все это не хуже меня самого, он тоже плясал на свадьбе.
     Матушка приказала послать за возницей, но оказалось, что он  успел  уже
распрячь карету и удалился, не спросив никакой платы.
     Это   поспешное   и   бесследное   исчезновение   показалось    матушке
подозрительным.
     - Нуньес, - обратилась она к находившемуся в комнате пажу, -  передайте
достопочтенному дону Кебракуэрносу, {10} что мой сын Альвар  я  я  ждем  его
здесь. Это доктор из Саламанки, - добавила она. - Я полностью доверяю ему, и
он заслуживает доверия как  моего,  так  и  вашего.  В  самом  конце  вашего
сновидения есть одно обстоятельство, которое меня смущает. Дон  Кебракуэрнос
знает толк в этих вещах и сумеет разобраться в них лучше меня.
     Достопочтенный доктор  не  заставил  себя  ждать.  Уже  самый  вид  его
производил серьезное и внушительное впечатление, еще  прежде  чем  он  успел
заговорить. Матушка заставила меня повторить в его  присутствии  откровенный
рассказ о моих безумствах и их последствиях. Он выслушал меня, не  прерывая,
со вниманием, к которому примешивалось изумление. Когда я закончил, он после
краткого раздумья взял слово и сказал следующее:
     - Несомненно, сеньор Альвар, вы  избегли  величайшей  опасности,  какой
может подвергнуться человек по своей  собственной  вине.  Вы  вызвали  злого
духа, вы сами неосторожно подсказали ему,  под  какой  личиной  легче  всего
будет обмануть и погубить вас. Ваше приключение -  из  ряда  вон  выходящее,
ничего  подобного  я  не  читал  ни  в  "Демономании"  Бодена,  ни  даже   в
"Очарованном мире" Беккера. {11} А нужно признать, что с тех пор, как писали
эти ученые мужи, враг  рода  человеческого  удивительно  изощрился  в  своих
уловках, он стал пользоваться всеми ухищрениями, с помощью  которых  люди  в
наше время пытаются взаимно развратить друг друга. Он  подражает  природе  с
удивительной верностью и с большим разбором; он пускает в ход, как приманку,
таланты,  привлекательность,  устраивает  пышные   празднества,   заставляет
страсти говорить самым соблазнительным языком;  он,  до  известной  степени,
подражает даже добродетели. Это раскрыло мне глаза на многое  из  того,  что
совершается вокруг нас. Я уже вижу гроты, более опасные, чем ваша  пещера  в
Портичи, и тьмы одержимых, которые, к несчастью, сами того не донимают.  Что
же до вас, то если вы примете разумные меры предосторожности в  настоящем  и
на  будущее,  я  полагаю,  что  вы  полностью  освободитесь  от  этих   чар.
Несомненно, ваш враг отступил. Правда, он соблазнил вас, но ему  не  удалось
окончательно вас развратить. Ваши намерения, ваши угрызения  совести  спасли
вас с помощью поддержки, оказанной вам  свыше.  Таким  образом,  его  мнимая
победа и ваше поражение были для вас и  для  него  всего  лишь  иллюзией,  а
раскаяние в совершенном окончательно очистит вашу совесть. Что до  него,  то
ему не оставалось ничего другого, как отступиться. Но смотрите, как ловко он
сумел прикрыть свое отступление, - оставить в вашем уме смятение, а в сердце
- отзвук, который бы помог ему возобновить искушение,  если  вы  подадите  к
тому повод. Ослепив вас ровно настолько, насколько вы сами  того  хотели,  и
вынужденный предстать перед вами во всем своем  безобразии,  он  повиновался
как раб, замышляющий бунт против господина. Он стремился смешать  и  спутать
все ваши мысли, причудливо сочетая гротескное и страшное - ребяческую  затею
со светящимися улитками и ужасный вид своей отвратительной головы;  наконец,
истину с обманом, сон с явью. Так что ваш смятенный  ум  перестал  различать
что бы то ни было и вы смогли поверить, будто поразившее вас видение было не
столько следствием злого умысла,  сколько  порождением  вашего  воспаленного
мозга. Однако он тщательно отделил от всего этого воспоминание о  прелестном
видении, которым он так долго пользовался, чтобы  совратить  вас.  Он  вновь
попробует вызвать его в вашей памяти, если вы дадите  ему  эту  возможность.
Тем не менее я не думаю,  что  преградой  между  ним  и  вами  должен  стать
монастырь или духовный сан. Ваше призвание еще не определилось окончательно.
В миру также нужны люди, умудренные  жизненным  опытом.  Послушайтесь  меня,
вступите в законный союз с женщиной,  пусть  вашим  выбором  руководит  ваша
почтенная матушка. И если та, кому вы вручите руку, будет обладать  небесной
прелестью и талантами, вы никогда не почувствуете искушения  принять  ее  за
дьявола.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0638 сек.