Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ШАХТА В НЕБЕ

Скачать Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ШАХТА В НЕБЕ

      Кто-то весело отозвался. Потом другой  голос  назвал  свое  имя,  все
очень коротко. Послышались другие голоса. Один из них сказал:  "Смайдерс".
Голоса продолжали объявлять свои имена в порядке  очередности.  Неприятный
голос как-то по-елейному сказал: "Хейн". Когда все ранее прибывшие корабли
назвали себя, настала очередь Данна, и он коротко сказал: - Данн.
     Последовала  пауза.  Это  проверялся  список  имен.  Почту  уже,  без
сомнений, успели рассортировать, но люди, имевшие жен  или  родственников,
которые могли  отправить  им  письма,  поглощали  присланное  с  жадностью
заключенных в тюрьму. Но сама процедура сверки списков не являлась  чем-то
сложным. Нужно было просто сравнить список имен,  данный  старателями,  со
списком, который сохранялся на сборщике со времени прошлого визита. Списки
совпадали не полностью. Некоторые космоскафы на этот раз не прибыли.
     По этому поводу не было сделано никаких комментариев. Кто мог сказать
или даже  знать  наверняка,  что  случилось  с  этими  старателями?  Когда
космоскаф скрывался в тумане и выходил из зоны прямой видимости, то  он  в
буквальном смысле исчезал. И если что-то с ним случалось, никто не  считал
своей  обязанностью  начать  расследование  или  отправиться  на   поиски.
Пропавшие старатели сами купили себе космоскафы, сами  прибыли  в  Кольца,
полностью сознавая, что процент смертности  среди  рудокопов  здесь  равен
тридцати  в  год.  Планетарное  правительство  на  Хорусе  посылало   сюда
корабли-сборщики для  того,  чтобы  обеспечить  старателей  необходимым  и
забирать добытые  ими  сверхценные  абиссальные  кристаллы.  Но  в  задачу
сборщиков не входило предотвращать или карать преступление. Для  подобного
просто отсутствовали возможности. Это даже было непрактично. Поэтому  Данн
горько сожалел теперь, что дал пищу домыслам, хотя мог сказать будто  убил
Кииза. В Кольцах ни один  правительственный  чиновник  не  высовывал  носа
дальше брони корабля-сборщика. Зато нездоровому  любопытству  пределов  не
было.
     -  Хорошо!  -  сказал  гудящий  голос  с  корабля-сборщика.  -  Тогда
приступим! - И он прочитал первое имя... Первое имя в списке.  -  Мы  тебя
ждем!
     Пауза.  Потом  фигура  в  скафандре,  держа   пакет,   выбралась   из
космоскафа. Человек  направился  к  громаде  сборщика,  крепко  ступая  по
относительно ровной поверхности металлического поля. Магнитные присоски на
подошвах позволяли ему шагать так уверенно.  Из  люка  сборщика  опустился
трап. Человек взобрался по его ступенькам и  на  несколько  минут  скрылся
внутри космического транспорта. Потом обратно  вышел  наружу  и  не  спеша
направился к своему космоскафу.
     Голос со сборщика прогудел второе имя. Другой  человек  покинул  свой
кораблик и исчез внутри сборщика. Он тоже нес пакет. Обратно  он  вышел  с
пустыми руками и вернулся на космоскаф. Экипаж за экипажем, по мере  того,
как чиновник называл имена, уходили на сборщик и возвращались уже налегке,
оставив свои пакеты на борту гостеприимного транспорта.
     Человек, который назвал себя Хейном, направился к сборщику,  неуклюже
переступая ногами - казалось, у него что-то  не  в  порядке  с  магнитными
подошвами, они как-будто были намазаны клеем. Потом пошел другой  человек,
который назвался Смайдерсом. Потом на вызов со сборщика ответил Данн и сам
направился  туда.  Он  был  последним,  потому  что  последним  прибыл   в
космопорт.  Пакет  с  кристаллами  он  передал  служащему-приемщику.   Эти
кристаллы были мировой осью всех событий в Кольцах. Данн подал официальное
заявление о  том,  что  они  со  своим  партнером  Киизом  нашли  скальный
фрагмент, маркированный так-то и так-то, но, судя по всему, он был покинут
прежними  владельцами.  Они  нанесли   собственные   инициалы   и   начали
разработку.
     - Ясно! - сказал клерк и занес данные в журнал. - Я помню тех  ребят.
- Он имел в виду бывших владельцев скалы. - Вроде все у них шло хорошо,  а
потом они просто не вернулись назад и все.
     - Есть почта? - спросил Данн.
     Сам он писем не ждал, но для Кииза должно было быть письмо. На Хорусе
у  него  жила  сестра,  о  которой  он  очень   заботился.   Если   бы   с
кораблем-сборщиком  не  пришло  бы  очередное  письмо,   Кииз   начал   бы
волноваться. Поэтому Данн попросил проверить почту второй раз.  Но  письма
для Кииза не было.
     Данн  подал  заказ  на  кислород  и  другие  материалы.   Все   будет
подготовлено очень быстро. Он отправился на свой кораблик.
     Последовала небольшая пауза без особой на то надобности, и,  наконец,
голос с корабля-сборщика спросил:
     - Кто еще? Все?
     Это делалось на тот случай, если какой-нибудь космоскаф запаздывал  и
только приближается к Отдушине. Он мог поймать вызов  корабля-сборщика  на
довольно  приличном  расстоянии.  Но  за  вопросом   последовала   тишина.
Опоздавших космоскафов не было. Тогда человек на сборщике сухо произнес:
     - Ладно, парни. Добро пожаловать на борт. Готовьте денежки!
     За этим мгновенно последовал  взрыв  активности  по  всей  территории
космопорта. Люди выскакивали из своих космоскафов и спешили к  сборщику  с
Хоруса. Тишине пришел конец. Они переговаривались через шлемофоны не менее
веселым  образом,  чем  перед  посадкой  транспорта.  Они  соскучились  по
разговору с новым человеком. Они жаждали перемены обстановки, им до смерти
наскучили собственные герметичные купола и  каюты  космоскафов.  В  каждом
кораблике было по два человека, кроме Данна  и  Смайдерса,  пребывавших  в
одиночестве.
     Старатели гурьбой поднимались по трапу транспорта.  Они  были  словно
маленькие  дети,  покидавшие  школу  по  окончании  уроков.   Они   весело
переговаривались. Веселее всех были  те,  кто  получил  письма.  Старатели
заполнили большой грузовой шлюз, в котором было достаточно  просторно  для
всех,  и  воздух  оттуда  был  выкачан  заранее.  Это  было  необычно,   в
космоскафах имелись только крохотные индивидуальные шлюзы,  где  с  трудом
могли бы разместиться два компаньона. Теперь же они  сгрудились  посредине
громадного зала грузового шлюза и наружный люк  начал  задвигаться.  Потом
через клапаны пошел воздух, холод вакуума конденсировал содержащуюся в нем
влагу и шлюз наполнился белесым туманом. Потом распахнулся внутренний люк,
и они оказались внутри транспортника. Последовали восторженные возгласы.
     Процедура была стандартной. Все они давно к ней привыкли, проходя  ее
не один раз в прошлом. Но в обычной  своей  жизни,  жизни  рудокопа  Колец
Тотмеса, они не имели  возможности  получить  нечто  подобное,  и  поэтому
наслаждались каждой секундой долгожданного праздника.
     На столах их уже ждала  еда.  Там  были  белые  скатерти  и  столовые
приборы из серебра.  Сияли  бокалы.  Генераторы  искусственное  гравитации
создавали поле притяжения, более слабое, чем то, к которому они привыкли в
своих космоскафах. Сняв неуклюжие вакуум-скафандры, каждый чувствовал себя
необыкновенно  легко.  Все  было  рассчитано  на  создание   эйфорического
настроения.  Только  теперь,  когда  в  Кольца   пришел   корабль-сборщик,
старатели могли ощутить себя в мире неожиданно материализовавшейся  мечты.
Если бы не корабли-сборщики, они могли бы и позабыть,  ради  чего  рискуют
жизнями, стали бы деградировать или сходить с  ума.  А  теперь  они  снова
почувствовали себя детьми на рождественской елке.
     Данн тоже ощущал  в  себе  эту  тягу  к  экстравагантному  поведению,
подобно всем встречавшим транспорт, но его партнер оставался в пластиковом
куполе за многие сотни миль пылевого пространства, ожидая пока  он,  Данн,
вернется. "Не забывай об этом", - напомнил он себе. Их скалу  уже  однажды
обнаружила пара  рудокопов  и  пометила  своим  маркером  -  "ГК-3.".  Это
произошло, как свидетельствуют цифры, обозначавшие дату, два года назад. И
с тех пор неизвестная пара словно  растворилась  в  пустыне  Колец.  Потом
скалу нашли они, Кииз и Данн, и пометили ее "ДК-39". Теперь в задачу  Данн
входило благополучно вернуться назад с запасами кислорода и провизии, пока
Кииз охраняет их находку от непрошеных искателей богатств.  Если  Данн  не
вернется или вернется не вовремя, Кииз умрет. У него закончится  кислород.
Данн не должен был ни на секунду терять это обстоятельство из виду. Что он
и делал.
     Экипажи космоскафов набросились на  приготовленные  угощения.  Бокалы
наполнялись  и  осушались  единым  залпом.  Старатели  не  просто  ели,  а
поглощали яства. Находясь в полевых условиях, они почти позабыли о  свежей
пище - фруктах, овощах, мясе. Запасы  подобной  еды  занимали  бы  слишком
много места на и без того тесных космоскафах. К тому  же  перевозка  их  с
Хоруса обходилась бы неимоверно дорого.  Поэтому  корабль-сборщик  задавал
старателям настоящий, хотя и  единственный,  банкет,  что  помогало  людям
выдерживать жизнь  и  работу  в  Кольцах,  к  тому  же  было  выгодно  для
правительства Хоруса. Солидная  часть  бюджета  этой  планеты  создавалась
людьми, живущими в космоскафах и  работающих  в  Кольцах.  Ибо  кристаллы,
которые  здесь  добывались,  позволяли  грузовым   транспортам   соединять
созвездия в единый коммерческий механизм, именно  они  давали  возможность
пассажирским лайнерам наполнять вакуум  межзвездного  пространства  пением
электромагнитного эха своих двигателей, уносясь к самой границе галактики.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1019 сек.