Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Воспитание Цифруши

Скачать Станислав Лем. - Воспитание Цифруши

    Мысль, брошенная лизанскими академиками, зажгла сердца  и  умы  и  была
одобрена  во  всеживлянском  плебисците.  Однако  всеобщая  история  -  не
идиллия; начались  непредвиденные  конфликты,  а  потом  и  последняя  уже
мировая  война,  которая  вспыхнула  из-за  того,   что   каждая   церковь
претендовала  на  свою  особую  конгрегацию  и  свой   голос   в   будущем
державоходе, то  есть  на  собственное  ротовое  отверстие,  состоящее  из
верующих и клира; но это было никак невозможно:  при  стольких  отверстиях
получился  бы  дырчатый  сырганизм.  Услышав  этот   вердикт,   непокорное
духовенство развернуло подрывную работу.  Появились  пасквили,  в  которых
будущий державоход именовался  чудовищной  ходячей  тюрьмой,  порабощагой,
двуногой галерой, отданной на произвол мозговой элиты, которая  совершенно
буквально будет кормиться  кровью  миллионов  сограждан.  Распространялись
клеветнические наветы, будто в центрах восприятия  наслаждения  все  места
уже  втихую  поделены  между  конструкторами   и   их   начальством.   Эти
подстрекательские потуги, безусловно, встретили бы  достойный  отпор,  тем
более что ботаникам удалось вывести сорт цветов, пахучие  субстанции  коих
обладали   этифицирующими   свойствами;   будучи   выброшен   на    рынок,
благодетельный цветок успокаивал взволнованные умы, словно елей,  льющийся
на грозные волны; но тут, на беду, в печать просочились  тайные  документы
проекта. То были протоколы совещаний,  на  которых  компетентные  эксперты
признавали, что не все живляне в равной мере способны заполнить  различные
ячейки державохода. Некоторые провинции, особенно нижне-задние, намечалось
заселить  колонистами  из  недоразвитых  обществ,  а  центральный  нервный
аппарат    укомплектовать    состоятельными     лизанскими     гражданами,
поднаторевшими в спекулятивном мышлении.
   Начертав на своих знаменах антидержавоходные лозунги и  восклицая,  что
лучше погибнуть, нежели идти перетеляться в голень или же брюхо великораба
и там надрываться впотьмах до истощения сил, - мятежники ринулись  в  бой.
Голос партии "третьего пути" в надвигавшемся хаосе не был услышан. Я  имею
в  виду  возможников,  или  эвентуалистов.   Они   требовали   превращения
гениталиев в эвентуалии, в нормальных  условиях  бесплодные  и  обретающие
способность к оплодотворению  лишь  в  случае  эвентуальной  нужды,  когда
главный половой  диспетчер  вырубит  импотенциометр  на  пульте  планетной
совокупильни. Потеря, впрочем, была невелика -  их  проект  все  равно  не
прошел бы.
   Война, точнее, ряд локальных, но ожесточенных конфликтов,  продолжалась
недолго. Имея в виду всеобщее благо и ощущая  ответственность  за  будущее
Живли,  державохожденцы  атаковали   мятежников   этифицирующими   газами.
Штаб-квартиру повстанцев заняли без пролития крови, засыпав ее  с  воздуха
охапками этифицирующих роз и фиалок; по  словам  очевидцев,  картина  была
потрясающая. Когда подготовка к слиянию  уже  началась,  разгорелся  новый
конфликт, на этот раз среди самих генженеров, - по поводу  плана  коренной
реорганизации проектных бюро. Предполагалось создать  два  самостоятельных
комплекса:  Автономную  Державу  Анонимных  Мужей  (сокращенно   АДАМ)   и
Единоутробную Воспроизводственную  Ассоциацию  (сокращенно  ЕВА).  Что  же
касается сырья, то оба комплекса поделились бы населением  Живли  поровну.
Любой другой выход, утверждалось в  проекте,  не  убережет  державоход  от
некой постыдной привычки, порочащей наши знамена. Если же АДАМ заключит  с
ЕВОЙ пакт о дружбе и ненападении, после чего обе стороны  будут  углублять
сотрудничество на базе баланса сил и невмешательства в интимные дела  друг
друга, - со временем возможно установление прямых  контактов,  живительное
влияние которых, крайне благоприятное для обеих высоких сторон,  проникнет
во все их закутки. Простой человек сможет участвовать  в  этих  необычайно
привлекательных сношениях в ходе своих повседневных торговых,  полицейских
и административных занятий благодаря тесному  сотрудничеству  компетентных
державных органов. Этот план  немедленно  подвергся  нападкам  со  стороны
церквей, увидевших в нем угрозу, хотя  и  косвенную,  целибату  клира,  не
говоря уж о том, что не будет ни одного священнослужителя, который мог  бы
узаконить этот союз. "Любые международные пакты,  а  также  соглашения  на
уровне министерств и прочих органов тут ни при чем,  -  гласило  заявление
совета церквей,  -  поскольку  в  свете  канонического  права  ратификация
межгосударственных соглашений не тождественна таинству брака, то есть речь
идет о  склонении  государств  к  развратным  действиям,  против  чего  мы
решительно протестуем". Но чашу весов перевесил не этот  довод,  а  совсем
другое соображение. Решившись повторить Сотворение, мы начали бы опять  от
Адама и Евы и самое большее через несколько тысяч лет снова  пришли  бы  к
кошмарной давке, вызванной перенаселением Живли -  теперь  уже  множеством
державоходов. Поэтому по завершении  следующего  исторического  цикла  нас
ждет очередное слияние, что попахивает уже цивилизационным безумием,  ведь
державоход грядущей эпохи сам состоял бы из клеточек-государств.  Подобная
перспектива заставила содрогнуться даже авторов проекта, и они сняли его с
обсуждения.
   В связи со спором о поле будущего государства некий мыслитель  выдвинул
оригинальную   космогоническую    гипотезу.    Вызванное    перенаселением
производство державоходов из граждан, утверждал он, и притом  как  раз  по
двуполым проектам, несомненно, является  космической  постоянной.  На  это
указывает  само  строение  Вселенной,  построенной  из   положительных   и
отрицательных частиц, из материи, которой соответствует антиматерия, и так
далее. Таким образом, державы возникают как самцы и самки, размножаются, а
их потомство учреждает государственные федерации следующего  уровня.  Этот
процесс идет непрерывно, охватывая мало-помалу весь Универсум, так что  на
вопрос, из чего, собственно, состоит материя, следует ответить: из чистого
субстрата государственности, полученного в результате многовекового сжатия
государств,  содержавшихся  в  государствах.  И  хотя,  коллапсируя,   они
утрачивают прежние  черты,  все  же  их  пол  установить  можно,  как  уже
говорилось выше, а что до дальнейших подробностей, то ими должны  заняться
физики. Быть может, стоит добавить, что этот  мыслитель  был  превосходным
правоведом и юристом-цивилистом. Его концепция вовсе не столь несообразна,
как кажется. Говоря, что атомы состоят из  государств,  а  государства  из
атомов, он, должно быть, имел в виду, что материя, существуя  как  де-юре,
так и де-факто,  абсолютно  легитимна,  что  она  представляет  собой  как
terminus a quo, так и ad quem [здесь: начальный, конечный  пункт  (лат.)],
то есть материя и право, в сущности, одно и то же, а  потому  вопрос,  что
было раньше, право или Вселенная,  беспредметен  постольку,  поскольку  вы
понимаете, что мы имеем в виду. Впрочем, об  этой  гипотезе  мы  упомянули
лишь мимоходом, ибо она оказалась  последним  плодом  несконфедерированной
живлянской мысли.
   Итак,  ограничились   одним   государственным   организмом,   и   после
законотворческой стадии наступила  телотворительная.  Прикомандирование  в
тот или иной орган определялось жеребьевкой, ведь каждый хотел пролезть  в
особо престижные органы, используя всевозможные связи и  протекции.  Время
от времени случались скандалы по делам о  коррупции.  Раскрытие  одной  из
крупнейших  афер,  поднебной,  повлекло  за  собой  принудительную  ссылку
виновных   в   прихребетную    зону,    где    ощущался    недостаток    в
поселенцах-добровольцах и вакансий было  не  счесть.  Державоустроительной
работе препятствовали постоянные волнения: кого влекло ближе к духу,  кого
-  ближе  к  брюху,  и,  если   бы   себялюбию   дали   поблажку,   вместо
жизнеспособного державохода  получилась  бы  огромная  голова  на  толстом
животе, со  ртом  от  уха  до  уха.  Наконец  наступил  торжественный  миг
разрезания ленточки, опоясывающей нашу  державу.  Мы  разрезали  ее  сами,
поскольку кроме нас на Живле никого уже не было, и восстали из  окружавших
нас строительных лесов во всю свою высоту, в том облике, который вы сейчас
видите. Не будучи в состоянии провести вас по всему государству в качестве
своих дорогих гостей, мы сделаем это - вкратце - хотя бы в рассказе.
   Вот в  этом  поворачивающемся  здании,  увенчанном  романским  куполом,
размещается наш Парламент с двумя палатами,  правой  и  левой,  которые  с
исполнительными органами связаны  довольно-таки  нервной  административной
системой. В нижних туловищных провинциях расположены Министерство Внешнего
Газообмена и Главное Управление  Ирригации,  объединенное,  ради  экономии
полезной площади,  с  Управлением  Любви  к  Ближнему.  Посредине  державы
размещаются многочисленные Промсиндикаты  -  сахарный,  продовольственный,
химического синтеза и так далее. Шестьсот миллиардов полицейских патрулей,
не зная ни сна ни отдыха, охраняют  все  рубежи  и  закоулки  державохода.
Неплохо звучит, не так ли? Не будем, однако, скрывать от вас, что  не  все
прекрасно в живлянской державе. Главнейшая наша особенность,  а  вместе  с
тем и забота,  заключается  в  том,  что  каждый  наш  гражданин  обладает
сознанием, и в этом мизинце разума больше, нежели во многих университетах.
Увы, весь наш разум не  может  подать  голос  одновременно,  поэтому  лишь
дипломатические вокальные группы,  аккредитованные  в  ротовом  отверстии,
шлют вам, по поручению парламентской комиссии по делам  речи,  уверения  в
нашей сердечной дружбе и завершают отчет о нашей истории братским приветом
от имени широких масс, что трудятся на  органической  ниве.  Вы  спросите,
отчего же пал духом державоход, как могло случиться, что верховная  власть
поручила снабженческим органам доставить чашу с цикутой? Ответим искренне:
по обстоятельствам  как  внешним,  так  и  внутренним,  ибо  те  и  другие
сделались невыносимы. Известно ли вам, до чего мы дошли  после  пятнадцати
тысяч лет славного цивилизационного  строительства?  Располагая  вот  этой
единственной парой рук - пусть даже на  службе  в  них  состоят  миллиарды
граждан, - мы были  вынуждены  кочевать  под  открытым  небом  и  питаться
кореньями, допекаемые торжествующими комарами, пока наконец не  перешли  в
позорное отступление, чтобы очутиться в  склизкой  пещере,  возможно,  той
самой, которую целые эпохи  назад  покинул  наш  предок-троглодит.  А  все
потому, что проектировщикам державоход представлялся такой  монументальной
громадой, просто безмерно могущественной, что  они  приготовили  для  него
лишь горсточку орудий да рейтузы (впрочем, как показала примерка, чересчур
узкие из-за ошибок планирования): они полагали, что такой поликан  сам,  с
величайшей легкостью, устроится на планете. Впрочем, разве не унаследовали
мы от них всю живлянскую экономику? Ну да,  только  какая  нам  польза  от
городов, на улицах которых мы  не  можем  даже  поставить  пятку,  или  от
роботов,  которые  меньше  опилок?  В  конце  концов  мы,  стиснув   зубы,
справились бы с внешними трудностями, когда  бы  не  плачевное  внутреннее
состояние государства. Никто никогда не доволен у нас местом,  на  которое
он поставлен! Хапать, прятаться, хныкать, требовать невозможного - вот  их
девиз! Как может парламент решать неотложные  государственные  дела,  если
колени требуют собственных глаз,  нижние  полушария  угрожают  блокировать
транспортную систему, потому что им, видите ли, жестко и зябко; а известно
ли вам, что такое государственный кишковорот? Впрочем, мы бы справились  с
безответственными требованиями и подавили неумеренные аппетиты,  когда  бы
не подстрекатели, укрытые в  палатах  парламента,  врейдисты,  подрывающие
державное наше сознание. Можете ли вы представить  себе,  чего  домогается
эта нелегальная оппозиция днем, а особенно ночью? Захвата соседней державы
другого пола - вторжения  в  ее  рубежи  без  какого-либо  обмена  нотами,
насильственно! То обстоятельство, что никакой соседней державы нет и  быть
не может, ничуть не умеряет этих завзятых заговорщиков!  Видя,  что  любые
переговоры  и  разговоры  с  ними  напрасны,  что  они  коррумпируют  наше
правительство, подкупая его картинами оккупации,  помрачающей  чувства,  и
тщатся хотя бы  воображаемым  блудом  наш  державоход  ублажить,  если  уж
реальным нельзя, - узнали мы в этих  призывах  голос  проклятого  суверена
блуда, маркиза похоти, издревле подрывающего наши основы, а  так  как  сей
теломор, не уморившийся, несмотря на свои  и  наши  старания,  по-прежнему
пытается завладеть нами, внедряясь  уже  в  верховную  власть,  решили  мы
покончить с  ним  и  с  собою.  И  вот  после  внутренних  долгих  дебатов
отправились  мы  в  пустынное   плоскогорье,   наполнили   соком   буяники
микроживлянскую цистерну, найденную под кустом, и приложили  к  губам,  не
слушая  визга  внутреннего  сводника,  что,   дескать,   от   неутоленного
вожделения наше державоубийство, а  вовсе  не  ради  державных  принципов!
Правда, цистерна с цикутой дрогнула в  нашей  руке,  но,  клянемся,  мы  б
осушили ее до дна, когда бы не цепенящий  вихрь,  что  обрушился  вдруг  с
высоты, ударил, и наша держава погрузилась в ледовый сон, дабы лишь тут, в
вашем братском кругу, отворить очи...
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1172 сек.