Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

ВИКТОР СМИРНОВ - Ночной мотоциклист

Скачать ВИКТОР СМИРНОВ - Ночной мотоциклист

   6
   Воздух по-осеннему прозрачен, сопки, на  которых  просматривается  каждое
деревце, окружают умытый, прилизанный Колодин как  декорации.  "Хорошо,  что
солнце, - первая моя мысль.  -  На  сердечников,  говорят,  очень  действует
погода".
   В девять я уже в больнице. Главврач не может сообщить о  Комолове  ничего
утешительного.  "Состояние  не   внушает   особых   опасений..."   Резиновая
формулировочка!
   К двенадцати в горотдел собираются сотрудники  Комаровского,  еще  ранним
утром отправившиеся по  срочному  заданию.  Они  сообщают  немаловажные  для
расследования данные о пятерых охотниках, побывавших у Шабашникова  накануне
убийства.
   Врач Малевич вечером заступил на дежурство в поликлинике. Он отлучался  с
места дежурства не более чем на пять минут. От поликлиники до дома Осеева  -
около трех с половиной километров. "Исключается".
   Анданов, "почтмейстер", в тот же вечер уехал из
   города, повез  в  областную  клинику  больную  жену,  которая  неожиданно
почувствовала себя хуже... "Проверить. Что за срочный отъезд?"
   Лях, выйдя  от  Шабашникова,  направился  вместе  со  щенком  к  приятелю
Новикову, который раньше служил в милиции собаководом. Беседа затянулась  до
часу ночи. Показание Новикова не вызывает сомнений.
   У Жаркова  четкого  алиби  нет.  Сторожиха  продовольственного  магазина,
дежурившая неподалеку от дома Жаркова, сообщила, что часов в  десять  вечера
чемпион укатил на своем спортивном ИЖе. Когда вернулся Жарков, сторожиха  не
знала. В одиннадцать тридцать на улице был выключен свет в результате аварии
на электростанции. "Разобраться". О пятом посетителе ничего не известно,  но
меры к розыску приняты.
   Что ж, "иксом" мы еще займемся. Пока остаются двое. "Почтмейстер"  с  его
срочным отъездом интересует меня больше, чем Жарков. Не слишком новый способ
получить  алиби:  отправляешься  на  вокзал,  берешь   билет   и   незаметно
возвращаешься обратно. Задача в том, чтобы в конце концов оказаться в пункте
назначения. Комолов называл этот маневр "заячьим скоком". Бывает, что  заяц,
уходя от преследования, вдруг делает прыжок в сторону, и охотник  натыкается
на оборванную строчку следов.
   Надо исключить и возможность "заячьего скока".
   Что касается мотоциклиста...
   - Борис Михайлович, давно Жарков живет в Колодине?
   - Постоянно - с полгода.
   - То есть он приехал в  одно  время  с  Осеевым?  Что  привлекает  его  в
Колодине? Чемпион мог поселиться поближе к "центру".
   - Видимо, личные дела. Но долго не удержится. Летун.
   - Ну, а как Анданов?
   - Этот сменил несколько городов, пока не осел у нас. Он охотник до  мозга
костей. Ему глушь нужна, тайга. А в наши дни сами знаете: сегодня  глушь,  а
завтра заводские трубы выросли. Строятся сибирячки...
   Как бы в подтверждение слов капитана со  стороны  химкомбината  доносится
мощный удар. Дом крякает, дребезжат стекла.
   -  Диабаз  подрывают,  -  объясняет  Комаровский.  Густое   облако   пыли
поднимается над Молькой, тянется к небу.
   - Кстати, сегодня летная погода, - замечает Комаровский как бы невзначай.
- Должны прилететь жена и дочь Осеева.
   Похоже, шеф дал указание Комаровскому заботиться об мне - не  упустил  бы
чего по молодости лет.
   - Я звонил на химкомбинат,  -  продолжает  капитан,  -  чтобы  встретили.
Несладко им: вместо новоселья на похороны.
   Нет, он заботится не  только  обо  мне,  обязательный  колодинский  "дядя
Степа".
   - Машина будет сегодня в вашем распоряжении, Павел Иванович.
   - Отремонтировали?
   - Кое-как. Обещают  другую  дать,  да  не  спешат.  Захолустный  городок,
обойдемся, мол...
   В его голосе уже звучат просительные интонации:  вы-то  ближе  к  центру,
посодействовали бы. Старшинские хитрости, капитан...
   Звоню в отделение  связи  Анданову.  "Надо  бы  побеседовать.  Когда  вам
удобно?"
   - С двух до трех я обедаю дома, - говорит Анданов.
   Дом двухэтажный, старый. Лестница музыкальна, словно ксилофон.  У  каждой
ступеньки свой неповторимый скрип. Ровно в два я у двери. И  тут  же  чьи-то
шаги повторяют музыкальную фразу. Стук палки отбивает такт.
   Ступеньки даются Анданову нелегко, на лице появляется гримаса боли, когда
он заносит негнущуюся правую ногу. В руке - новенькая,  еще  не  захватанная
пальцами клюка.
   Держится он холодно и с достоинством, подчеркивая  всем  поведением,  что
пригласил меня не из чувства гостеприимства,  а  исполняя  свой  гражданский
долг.
   - В моем  распоряжении  минут  двадцать.  Я  должен  еще  пообедать.  Вам
достаточно двадцати минут?
   Он говорит так же, как и движется, - размеренно и четко. Мышцы  лица  при
этом остаются неподвижными: словно маской прикрыт. Что ж, профессия налагает
отпечаток.  Дотошность,  пунктуальность,  сосредоточенность,   малоподвижный
образ жизни - все это отразилось в сидящем передо мной человеке. Наверно, он
хороший почтовый работник.
   - Я не знал, что у вас больная нога. Заставил спешить?
   - Пустяки. Ушибся, пройдет.
   Я коротко объясняю: дело об убийстве Осеева требует  выяснения  кое-каких
деталей, и он, Анданов, может нам помочь. Медлительно, заученными движениями
Анданов набивает трубку, открыв ярко-желтую  коробочку  "Золотого  руна".  У
него сильные волосатые пальцы.
   - Не знаю, смогу ли помочь, -  говорит  Анданов.  -  Я  плохо  его  знал.
Кажется, он не увлекался охотой.
   - Но вы, наверно, знакомы с кем-нибудь из людей, близко знавших Осеева. С
Шабашниковым, например.
   - С Шабашниковым я знаком.
   - Когда вы видели его в последний раз?
   - Последний раз?  Одну  минуточку.  Анданов  затягивается,  душистый  дым
плывет по комнате.
   - Постойте... Это было перед моим отъездом восьмого августа. Я заходил  к
нему, хотел купить щенка.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.093 сек.