Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Андрей ЩУПОВ - ВЕРТОЛЕТ

Скачать Андрей ЩУПОВ - ВЕРТОЛЕТ

    - Я читал, после Бородинской битвы еще несколько лет  по  тем  местам
мор ходил. Более ста тысяч убитых солдат  и  ополченцев,  да  еще  сколько
лошадей, - и все это несколько месяцев покоилось под открытым небом...
     Оператор шел чуть впереди, взведенным пистолетом поводя из стороны  в
сторону.
     - Японский городовой!.. Что же здесь все-таки  стряслось?!  -  пилот,
тоже вооруженный пистолетом, склонился над окровавленной тушей  гигантской
крысы, брезгливо поморщился.
     - По-моему, все ясно. Наши парни наткнулись на этих чудищ  и  открыли
огонь... Ого! А это мне уже не нравится!..
     Сергей поднял с земли автомат.
     - А вон и чей-то подсумок.
     Они зашагали было вперед, но тут же остановились. Впереди  послышался
шум. Оператор обменялся с коллегой взглядами. Шепотом предложил:
     - Может быть, наши?
     Прячась за узенькими стволами стеблей, пилоты  осторожно  возобновили
движение. Вертолет остался позади. Они углубились в сумрачные дебри  леса,
фактически представлявшие собой буйные  заросли  августовской  пожелтевшей
травы.
     - Осторожнее! - оператор кивнул Константину на озерцо воды,  на  краю
которого они очутились. - Не желаете ли искупаться, сеньор?
     Шутка никого  не  повеселила.  В  воздухе  явственно  ощущался  запах
смерти, и на этот самый запах они потихоньку двигались.
     - Да это же муравьи! - оператор поднял оружие. - Ты взгляни, что  они
тащат! Ну, стервецы!..
     - Стой! - Константин ухватил его  за  плечо.  -  Этим  ты  ничего  не
исправишь. Надо искать живых.
     Сразу за озером им повстречалось еще несколько  групп  муравьев.  Эти
тащили какой-то строительный мусор. И все-таки хозяева вертолета двигались
по свежим следам. В основном это были россыпи гильз, угадываемые  издалека
по латунному блеску, чуть реже попадались отметины  пуль,  оставленные  на
суховатых травянистых стеблях.
     - Десантный берет и еще один  "Калашников",  -  Константин  поднял  с
земли находки. - Будем собирать?
     - Обязательно, - оператор кивнул. Хмурясь, он напрягал слух,  надеясь
услышать  человеческие  голоса.  Увы,  кругом  царило  безмолвие.   Точнее
сказать, безмолвия, как такового, не было, но  все  слышимое  принадлежало
иному миру звуков: явственно шелестели  чьи-то  крылья,  гортанно  кричали
птицы, мощные стебли шаткими стволами покачивались под  ленивым  ветром  -
без скрипа, но тоже со своим специфическим шумом.
     - Надеюсь, что я ошибаюсь, но очень похоже  на  то,  Серега,  что  мы
опоздали.
     - Но ведь должен кто-нибудь уцелеть! - оператор в  отчаянии  взмахнул
пистолетом. - Должен!..


     К вертолету  возвращались  нагруженные  десантным  скарбом:  оружием,
подсумками с магазинами, беретами, ремнями и флягами. Увиденного  хватило,
чтобы поникнуть и тому, и другому. Троих истерзанных они  еще  застали  на
поле боя, однако все говорило за то, что жертв было больше.
     На лопастях вертолета сидело  по  мухе.  Сверхпрочный  композит  чуть
прогибался под их тяжестью.  Вскинув  пистолет,  оператор  сшиб  выстрелом
ближайшее  насекомое.  Свалившись  на  землю,  муха  с  ужасающе   громким
жужжанием стала кататься взад и  вперед.  Бледный  от  пережитого,  Сергей
твердой рукой расстрелял в нее всю обойму. Лишь  от  последних  двух  пуль
муха затихла.
     - До чего живучая! - он с  омерзением  пнул  по  раскорячившему  лапы
трупу. - А наших ребят всех до единого! Как клопов - в четверть часа!..
     Константин покосился на часы.
     - Между прочим, уже полдевятого. Пора бы смеркаться, а солнце все еще
чуть ли не в зените. Странно, ты не находишь?
     Сергей пропустил его слова мимо ушей. Перезарядив пистолет, спрятал в
кобуру. Некоторое время из-под ладони разглядывал далекий травяной лес.
     - Слушай, а если попробовать пускать ракеты? Может, кто откликнется?
     - Но мы ведь уже пробовали. Прямо с воздуха пускали.
     - То-то и оно. Если они попытаются привлечь наше внимание выстрелами,
из вертолета их не услышишь. А ракетница... - мы даже не знаем, есть ли  у
них она. В общем, не получится  сейчас,  дождемся  темноты.  Из  автоматов
попалим. Холостых патронов у нас теперь хоть отбавляй.
     - Разве я против? Конечно, попытаемся еще раз. И сегодня, и завтра  -
сколько понадобится...


     Ладонью  великана-массажиста  ветер   гнал   неспокойные   волны   по
засыпающей степи. Травы размеренно начинали шелестеть, и шелест их в самом
деле порой напоминал о морских набегающих волнах. А  перед  этим  был  гул
танкового сражения. Содрогалась земля, воздух лопался от далеких разрывов.
Багровеющее солнце клонилось к горизонту с намерением поджечь его, предать
огню всю степь. Лишь в сумерках пушечная канонада прекратилась. И  эти  же
сумерки помогли им наконец встретиться.
     Гроздья красных ракет первым заметил сержант.  В  темноте,  торопливо
зарядив ракетницу случайным патроном, они тут же ответили. Фейерверк вдали
повторился. А чуть позже донеслось гудение вертолета.
     Аппарат приземлился где-то поблизости  от  дерева.  Оставив  сержанта
возле продолжающего метаться в бреду Южина,  капитан  торопливо  спустился
вниз. Еще при подъеме он отметил ту  особенную  легкость,  с  которой  они
умудрились взобраться до первой развилки. Объяснение, по всей вероятности,
крылось  в  их  изменившемся  весе.  Трансформацией  пропорций   дело   не
закончилось. Чибрин мог бы поклясться, что они стали многократно  сильней.
Приведись ему встретить турник, он не сомневался, что сумел бы подтянуться
раз сто или двести. Может быть, даже с тем же раненым  Южиным  на  плечах.
Искать  физических  первопричин  он  не  стремился.  Проще  было   принять
случившееся как свершившийся факт. Кроме  того,  головоломки  и  без  того
изрядно измучили командира.
     Очутившись на земле, он тут же выпустил из автомата короткую очередь.
Где-то справа  во  мглу  встревоженно  скакнула  глянцевая  тушка.  То  ли
лягушонок, то ли кузнечик... Капитан шарахнулся было в сторону, но вовремя
сообразил, что бежать более  не  от  кого.  Его  самого  испугались.  А  в
следующий миг слуха коснулись человеческие голоса.
     - ...Они здесь, близко, клянусь тебе!
     - Чего клясться? Кажется, я не глухой.
     - Братцы! - позвал капитан. - Тут я...
     Нервы его окончательно сдали, слезы  потекли  по  щекам.  Первого  же
вынырнувшего из мглы человека он заключил в объятия.
     - Братцы! Хлопцы вы мои дорогие!..
     - Чибрин? Ты, что ли? - его хлопали по  спине.  -  А  остальные  где?
Господи! Неужели только тебе одному?..
     - Еще двое, -  капитан  по-мальчишески  всхлипывал.  -  Не  уберег  я
ребятушек. Полегли. И даже схоронить не смогли по-человечески...
     - Все,  капитан,  успокойся.  Соберись.  Раз  уж  приключилась  такая
кулебяка... Мы - тоже хороши! Могли бы раньше  за  вами  рвануть,  да  вот
недокумекали.
     - Ладно, Костяй, делаем так. Ты карауль здесь с капитаном, а  я  лезу
за теми двумя. Все вместе возвращаемся к вертолету.


     Сияло солнце, лохмы невзрачных  облачков  лишь  еще  больше  оттеняли
сочность небесной синевы. Утробно каркала не видимая за листвой ворона,  с
дизельным гулом в воздухе роили пчелы и слепни.
     Офицеры и рядовой состав - всего пять человек,  считая  пришедшего  в
себя Ваню Южина, заседали на древесном срезе лесного пня.  Вертолет  стоял
тут же, заботливо прикрывая своих хозяев от жаркого светила.
     - ...Ты извини, Вань, но я думал, ты точно копыта отбросишь. Такая  у
тебя была нога! Раздутая, страшная...
     - Что теперь об этом, - Чибрин нахмурился. Матвей, однако,  имел  что
возразить. Живо повернувшись к капитану, заговорил.
     - А что? Это, между  прочим,  немаловажное  обстоятельство!  Выходит,
живучесть человеческая повышается! Как я вчера с дерева сорвался, - метров
пятнадцать, наверное, пролетел, - и что? Даже синяка не заработал!
     - Если бы так было со всеми...
     Фраза тенью легла на лица. В памяти были свежи вчерашние потери.
     - Ладно, братцы, - Константин взял на себя роль  старшего.  Майорские
погоны все-таки к чему-то обязывали. -  За  ребят,  что  погибли,  хлебнем
чайку. Это пока... Потому как нельзя нам расслабляться. Хлебнем и временно
забудем. Потому что и горевать  нам  тоже  некогда.  В  войну  плакать  не
позволялось, а сейчас у нас - та же война.
     - Надо решать, что делать дальше, - буркнул капитан.
     - Согласен. Но это вопрос - особый. С кондачка не решишь.
     - А что тут решать? - оператор заволновался. - Ясное дело,  летим  на
базу!
     - Хорошо. И что дальше?.. То есть, я хочу спросить, как ты  себе  это
представляешь? Залететь в солдатские казармы и приземлиться на  чью-нибудь
тумбочку? А если дежурный со страху швырнет подушкой?
     - Пусть только попробует! У нас семь ракет! Даже при таких  габаритах
этого достаточно, чтобы разнести черепушку любому идиоту.
     - Так за каким дьяволом ты собираешься туда лететь? Чтобы  лупить  из
ПТУРсов по солдатским черепушкам?
     - Зачем? Проникнем в штаб! Если не хочешь,  для  начала  -  сядем  на
крышу. Кто-нибудь разведает обстановку и оглядится.
     - Так, а дальше?
     Оператор разозлился. К многостадийным прогнозам он не привык.
     - Дальше-дальше! Сообразим по обстановке. Может, напишем какую-нибудь
записку. Сигнал какой-нибудь дадим. Надо же сообщить командиру полка.
     - Надо-то надо, только что ты сумеешь  объяснить  ему  в  записке?  -
Константин был неумолим.
     - Очень просто! Так, мол, и так, напишу, случилось загадочное  ЧП.  В
чем дело, не знаем, но  просим  принять  меры.  Должен  же  он  что-нибудь
сделать!
     - Не знаю... Да и не поверят  в  штабе  такой  записке,  -  усомнился
Чибрин.
     - Вот и я о том же, - кивнул пилот. - Решат, что кто-то подшутил.
     - Но потом-то, когда мы объявимся, должны поверить! -  оператор  даже
пристукнул ладонью по пню.
     - Скор ты, братец, на выводы, - пробормотал Константин. В отличие  от
других он не сидел, а полулежал. Солидный его  майорский  живот  вольготно
свешивался набок. На этот живот нет-нет,  да  и  поглядывали  спорящие.  В
чем-то он убеждал их лучше всяких слов.
     - Уверить-то мы их, может быть, уверим, - предположил капитан.  -  Но
как предугадать реакцию?
     - В том-то вся и беда, - вздохнул Константин. - Нам ли не знать наших
начальников! Даже если и  поверят,  то  ничем  они  нам  не  помогут.  Это
во-первых. А во-вторых, у нас с вами такая житуха начнется, что лучше даже
не помышлять об этом. Наедет сотни четыре экспертов -  биологов,  физиков,
радиотехников, инженеров. Вертолет разберут на кусочки, а каждого  из  нас
посадят под микроскоп и будут чесать подбородки, аналитики хреновы.
     - А кого-нибудь и разрежут, как подопытную лягуху, - невесело пошутил
сержант. Южин слабо улыбнулся. В  разговоре  он  не  участвовал,  но  и  с
закрытыми глазами к словам сотоварищей прислушивался.
     - А что? Очень даже запросто! - подтвердил Константин.  -  Надо  себя
заранее готовить к тому, что заниматься всей  этой  бодягой  будут  особые
ведомства. Тему,  конечно,  засекретят,  и  никому  из  родных  ничего  не
сообщат.
     Словно по команде, беседующие пригорюнились.  Мрачноватый  Константин
на этом не успокоился и подбавил дегтя.
     - Кое-кому, возможно, покажется очень удобным сложившееся  положение.
Сами посудите, в некоторых делах мы можем стать незаменимыми.
     - Это в каких, например? - прищурился оператор.
     -  А  в  таких.  Обязуют  тебя,  скажем  работать  на  разведку   или
контрразведку, и отправишься за кордон выполнять спецзадания. Чего проще -
упрятать тебя в дипломат, а то и вовсе в карман.
     - Ну уж дудки!..
     - И никакие не дудки! С тобой и разговаривать никто не  станет.  Пока
ты такой, ты - никто. И уж не волнуйся - вцепятся в нас такой хваткой, что
не выпутаешься.
     - Что же ты предлагаешь? Так и скитаться по этим лесам? Или тебе мало
вчерашнего? По мне, так лучше пусть контрразведка, чем крысы со шмелями.
     - В самом деле, майор, - Чибрин поднял голову, - с вариантами  у  нас
не густо. Ты можешь предложить что-нибудь иное помимо базы?
     - Не знаю, - честно признался Константин. - Ей-богу,  не  знаю.  Одно
могу только сказать: пока у нас оружие и боевой вертолет, пока нас  пятеро
- это кое-что да значит. И можно проводить свои собственные  эксперименты.
Во всяком случае, никакие ученые нам не помогут. Это не грипп и не ангина,
и аспирина против нашей болезни еще не выдумано.
     - Значит, торчать здесь? - с тоской вопросил оператор.
     - Зачем же? Можно отправиться в город. Ни в пище,  ни  в  чем  другом
недостатка у нас не будет.
     - А особенно в женщинах,  -  буркнул  сержант.  Константин  пропустил
реплику мимо ушей.
     - Так или иначе - один я ничего не  решаю,  а  звания  в  сложившейся
ситуации не в счет. Предлагаю проголосовать. Первый вариант - возвращаемся
на базу с различными мерами предосторожности,  второй  -  летим  в  город,
успокаиваем родных и начинаем ломать головы  самостоятельно.  Нас  пятеро,
стало быть, к одному из решений мы обязательно придем.
     Оператор вскинул руку.
     - Извини, Костик, но я за возвращение. Кто  его  знает,  власть  есть
власть - чем-нибудь да поможет.
     Почти тотчас руку поднял и сержант.  Помедлив,  к  ним  присоединился
капитан Чибрин.
     - Вань,  а  ты?  -  сержант  оглянулся  на  Южина.  Лежащий  разлепил
бесцветные губы.
     - Нет. Я бы, пожалуй, вернулся в город...
     Командир вертолета невесело подытожил:
     - Что ж, стало быть, мы с Иваном в меньшинстве.  Попытаем  вариант  с
базой, но!.. - он поднял палец. - Все меры  предосторожности  должны  быть
соблюдены. Прежде чем заявиться пред ясны очи  начальства,  мы  предпримем
кое-какие шаги...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0968 сек.