Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Андрей ЩУПОВ - ВЕРТОЛЕТ

Скачать Андрей ЩУПОВ - ВЕРТОЛЕТ

    Позже Константин взял вину целиком на себя. Разумнее было вылететь  в
то же окно, но он действовал машинально, не задумываясь. Голос дневального
ошеломил его, как и  всех.  Чего-то  подобного  они,  по  всей  видимости,
ожидали, но действительность перешла все  границы.  Общение  оказалось  не
просто затрудненным, оно оказалось НЕВОЗМОЖНЫМ! И с фактом этим  смириться
было  тяжелее  всего.  Чибрин  майора  оправдывал.  Кто  знает,  -   могло
получиться и так, что в коридоре им попался  бы  кто-нибудь  из  знакомых.
Однако,  знакомые  не  встретились.  Случилось  то,  чего  они  не   могли
предвидеть. Скучающая солдатня  выскакивала  в  коридор,  присоединяясь  к
орущему и размахивающему руками дневальному.  Навряд  ли  это  можно  было
назвать охотой, но солдатской братией в самом деле овладел  некий  шальной
азарт. Крохотный вертолетик, вполне осмысленно уворачивающийся из-под рук,
только разжигал аппетиты. Так стая собак гонит до последнего перепуганного
зайчонка. Один из дежурных додумался швырять в них  собственной  пилоткой,
еще двое спешно снимали с себя ремни.
     - Ходу, командир! Это становится опасным!  -  оператор  нервно  кусал
губы.
     Вертолет  летел  вперед  по  коридору,  уходя  от  бегущих  людей.  В
скорости, слава богу, они могли дать этим великанам завидную фору.
     - Дьявол! - Константин мучительно сморщился. - Стекло!..
     Оператор и сам видел, в чем дело. Дверь на  лестницу  была  прикрыта,
единственный путь на свободу перегораживало широкое окно в конце коридора.
     -  Может,  попробовать  вернуться?  Прорвемся  в   кабинет,   а   там
попрощаемся с этими голубчиками.
     - Боюсь, эти  голубчики  нам  такой  возможности  не  предоставят,  -
Константин развернул машину в воздухе.
     Первый из преследователей - черноволосый, смуглявый солдат крутил над
головой пряжкой. И, разумеется, что-то тоже кричал. Рокот двигателя  не  в
состоянии был перекрыть многоголосого человеческого рева.
     - Один удар  -  и  нам  хана,  -  пробормотал  майор.  Он  прикидывал
возможный маршрут в обход этих взмочаленных голов,  мелькающих  в  воздухе
латунных пряжек и звездных пилоток.
     - Ну уж нет, командир! - оператор положил руки  на  пульт.  В  глазах
мелькнул злой огонек. - Так за здорово живешь мы им не дадимся!
     - Что ты собираешься делать?
     - Не беспокойся. Целить буду исключительно  по  прыщам.  Они  же  нас
потом и поблагодарят.
     Сергей  действовал  быстро,  словно  каждое  свое  движение  продумал
заранее. Визор с рисками поймал цель, и в ту же секунду оператор  заставил
заговорить пулеметы.
     - Ограничимся небольшой порцией!..
     Оглушающе взвыв, солдат потянулся ладонями к лицу, на котором каплями
там и сям выступила кровь.
     - Два десятка попаданий, командир! Как-нибудь переживет.
     - Теперь они вовсе заведутся.
     - Так мы и станем этого дожидаться. Разворачивай машину!
     Константин послушался. Теперь перед ними вновь было огромное окно.
     - Вот и проверим, чего стоят наши лилипутские пульки, - Сергей  вновь
нажал на клавишу. Сдвоенный светящийся пунктир  вонзился  в  стекло.  Пули
крошили его, местами пробивали насквозь, но эффект был явно недостаточен.
     - Придется задействовать пушку.
     Подвешенная      на      турельной      установке       трехствольная
двадцатимиллиметровая пушка присоединила свою огневую  мощь  к  пулеметам.
Сеть трещин побежала по дрогнувшему  окну.  Стеклянная  стена  с  грохотом
начала осыпаться.
     - А! Что я тебе говорил! - Сергей ликовал.
     - Не забудь, под нами на лестнице Чибрин.
     - Само собой! Расчистим тоннель пошире...
     Хор  громоподобных  голосов  позади  смолк.  Ошарашенные  солдаты   в
молчании наблюдали за происходящим.
     - Помаши ручкой дядям! - Сергей ухмыльнулся.
     Теперь наступил черед поработать Константину.  Вертолет,  взбодренный
близостью свободы, покачнулся и, склонив лобастую голову, ловко  нырнул  в
проделанную брешь. Небольшой вираж  над  плацем,  и  по  крутой  дуге  они
полетели в утреннее небо, огибая  верхушки  стриженных  тополей  и  тонкий
шпиль мачты с красным вымпелом.
     - Сходи, взгляни, как там у капитана, - Константин кивнул за спину.
     Сергей  послушно  стянул  с   головы   наушники,   расстегнув   ремни
безопасности, поднялся с операторского кресла.
     - Если что, свистни, командир.
     - Свистну, не беспокойся.


     Нынешние их сутки насчитывали от сорока до пятидесяти часов  -  такой
неприятный вывод сделал Константин. Организм, привыкший к двадцати четырем
часам, шел вразнос, люди начинали чувствовать себя более скверно. Так  или
иначе, но что-то было не то и что-то было не так.
     - Мозг! - предположил оператор. - Все из-за этих суетных полушарий. У
животных нет того обилия впечатлений, оттого и счет времени иной.
     - Очень может быть, - лениво ответствовал Чибрин. - То-то  у  детишек
день тянется и тянется...
     - Откуда ты про них знаешь? Про детей-то?
     - Чего мне знать? Я себя помню. Бывало, во  все  игры  переиграешь  и
подерешься раз пять или шесть, а вечер по-прежнему далеко.  Зеваешь,  мать
за подол дергаешь, чтоб, значит, придумала какое-нибудь занятие.
     - Я, к примеру, не дергал.
     - А что ты делал?
     - Как что? В футбол гонял.
     - Что день-деньской - один футбол?
     - И очень даже запросто! Это ж такой азарт,  дурень!  Можно  б  было,
наверное, и ночью бы мяч гоняли...
     Они лежали на крыше под полуденным солнцем и тщетно пытались  уснуть.
Память и мозг, обессиленные отсутствием сна, - уже не память и не мозг,  а
только жалкие их подобия, качающиеся  тени,  доверять  которым  следует  с
большой осторожностью. Тот же  самый  майор  попробовал  рассчитать  новый
график сна и бодрствования, но и по графику ничего не выходило.
     - Может, Вань, снова почитаешь? - предложил  капитан.  Южин  послушно
сел, раскрыл на коленях книгу.
     - Откуда начинать?
     - А где закончил, оттуда и продолжай. Все одно - ничего не запомнили.
     - Зачем же читать тогда?
     - Может разморит...
     Южин фыркнул, но читать все же не отказался.
     - Ладно, побежим отсюда... "Фрейд не зря  называл  религию  иллюзией.
Вероятно, это справедливо, но даже в таком случае  утверждение  не  решает
изначальной проблемы. Фантом ли, истина - никто не в  состоянии  доказать,
что именно движет человеком, что управляет миром.  Люди  не  знают  смысла
жизни,  и  впору  заявить,  что  искомого  нет,  что   горизонт   остается
горизонтом, сколько к нему  не  иди.  Но  если  так,  стало  быть,  нет  и
какого-либо смысла в вере. Единственная ее  суть  -  помощь,  единственная
форма - соломинка тонущим"...
     - Я тоже раз тонущего одного вытянул, -  вспомнил  Матвей.  -  Думал,
вытащу - отблагодарит. Хрен там. Отошел в кустики - вроде как отжаться - и
смылся. Все они, тонущие, - с хитрецой...
     - "Укрепление слабых, отчаявшихся - вот  функция  веры,  -  продолжал
Южин, - и противопоставление религии науке - архинелепо"...
     - Это, часом, не Ленин написал?
     - Нет... - Южин кашлянул. - "Ибо... Ибо корень религии кроется отнюдь
не в отторжении физики мира, а в потребности ощущать сколь-нибудь надежную
опору под  ногами.  Вера  -  наиболее  доступное  средство  для  обретения
таковой. И отход от религии осуществится не с техническим прогрессом, а  с
прогрессом духа, который не искоренит веру, а лишь изменит  ее  формы,  ее
внешнюю подачу. Технический  прогресс  -  помеха  религии  лишь  на  узком
временном этапе. Наука не  излечивает  человеческие  комплексы,  она  лишь
приближается к ним на расстояние вытянутой руки, в  бессилии  замирая.  На
иное она и не способна, так как  главный  ее  стимул  -  туманный  рубикон
материального благополучия. Но слаще сахара и солонее соли людям, как  они
не мудрят, никогда не потребуется. Рост человека  -  в  ином,  и  по  мере
приближения к материальному благополучию наукой будет заниматься все более
единичное число энтузиастов. Надежда на сытость СЕЙЧАС  -  основной  рычаг
науки. По достижении же сытости человечество  окунется  в  вакуум,  а  вот
тогда начнется усиленный поиск новых верований, возврат к старым"...
     - Да... - Матвей широко зевнул. - Что-то знакомое, а что - не  пойму.
Может, все-таки Ленин? Ты взгляни на имя.
     - Имени нет, поскольку нет обложки, - Южин покрутил в руках книгу.  -
А по-моему, умный дядька писал.
     - На бумаге оно всегда по-умному выходит. Ты в жизни ум прояви!..
     - Точно. У меня вот бабка тоже умная была, утром молилась, перед сном
чего-то шептала, а спорить со мной боялась. Знала, что  переспорю.  И  всю
жизнь зарабатывала какие-то крохи.
     Сергей мечтательно забросил руки за голову, протяжно зевнул.
     - Был у меня поп знакомый.  Пил  так,  что  завидно  становилось.  На
"Волге" разъезжал, книги галиматьей называл. Я, - говорит, -  Бога  нутром
чую и вас, подлецов, этому обучу!..
     - Так что? Читать дальше  или  нет?  -  не  дождавшись  ответа,  Южин
продолжил: - "...Верно, что опасно преподносить религию с  детства,  лишая
навсегда  любопытства,  загадочное  объясняя   сомнительным.   Религия   -
состояние не разума, но духа. Без предварительного вызревания не  будет  и
свободного  выбора,  который   делается   лишь   по   достижении   зрелого
возраста"...
     - Зрелый возраст - это, значит, когда? Когда в армию гонят или  когда
жениться можно?
     - Когда паспорт выдают.
     - А если, к примеру, в четырнадцать  обвенчаться  с  какой-нибудь?  Я
слышал  -  разрешают.  В  порядке  исключения.  Отличникам   там   разным,
комсомольцам. Так они что? Тоже, значит, зрелыми становятся?
     - Раз без паспорта, значит, нет.
     - Так мне читать или не читать?
     - Не надо, Вань. Голову кружит. Лучше поедим... А? Никто  не  против?
Устроим ленч номер два. Или ланч, не знаю, как правильно...
     - Это  всегда  пожалуйста!  Ужин  или  там  ленч  -  не  важно.  Если
дожидаться, когда сядет солнце, сдохнуть можно. А желудок - орган  святой,
на него наступать нельзя.
     Константин, морщась, сел, несвежими глазами  оглядел  сверкающую  под
солнцем крышу.
     - Между прочим, орлы, пище  скоро  конец.  Так  что  опять  требуются
добровольцы.
     - Уж на эту  надобность  добровольцы  всегда  найдутся!  -  Матвей  с
готовностью поднялся. - Кто со мной,  братцы-проглоты?  Фуражиров  надобно
трое.
     Южин отложил книжку, вскинул руку.
     - Чур, я!
     - А нога твоя как? - строго поинтересовался сержант.
     - Могу сплясать, если хочешь.
     - Ладно, годишься. Кто еще, господа офицеры?
     Какое-то  время  господа  офицеры  скромно  помалкивали.  Наконец  со
вздохом перевалился на спину Сергей.
     - Не о том мы думаем. Ох,  не  о  том!..  Как  говорится,  не  хлебом
единым...
     - Знаем мы твой хлеб, - Матвей хмыкнул.
     - А что? Вот сейчас бы сюда Лизу-Лизоньку из нашей библиотеки.  Разве
плохо было бы?
     - Ага, а она тебя пяточкой бы придавила, и всех делов.
     - И пусть. Я не против. Хоть пяточкой, хоть каким другим местом.
     - Только что от тебя тогда останется?
     Чибрин захрюкал, явственно представив неосторожную встречу  Марецкого
и библиотекарши.
     - И ничего-то вы в этих делах не понимаете! - Сергей лениво поднялся.
- Сколько мы уже здесь?  Почитай,  неделю.  И  ни  одной  женщины  кругом.
Катастрофа! Драма и трагедия!..
     Матвей уже  взваливал  на  загривок  катушку  трофейных  ниток.  Южин
вытянул из вертолета за ремни пару автоматов.
     - И осторожнее там! - напутствовал Константин. - Знаю вас, оглоедов!
     - А знаешь - помалкивай! - нагловато откликнулся Сергей.
     - Разговорчики!..
     - Давай, давай, командуй. Поглядим потом, кто останется без второго и
третьего.
     - Совсем распустились, - Константин вздохнул.
     Глядя на удаляющихся фуражиров, капитан Чибрин придвинулся к нему.
     - Поговорить надо, майор.
     - Раз надо, значит надо. Говори.
     Капитан начал издалека, рассеянно взял в руки книгу, отложенную Ваней
Южиным.
     - Откуда такое чудо взялось?
     - Спроси что полегче. Должно быть,  Серега  притащил.  Библиотеки  на
вертолете не полагается. Разве что  пара  каких-нибудь  уставов...  А  его
подружка вечно ему какую-нибудь ерундовину в сумку засовывала.  Не  всегда
же в небе патрулируешь. Иной раз на  базе  торчать  подолгу  приходится  -
ждать очередной дозаправки или команды  сверху.  Вот  Серега  и  читал  от
скуки.
     - Что-то не то ему на этот раз дали.
     - Да уж... - Константин снова вздохнул.
     - Ладно. Без книг, так без книг, хотя и жаль... А  я  вот  что  хотел
сказать, майор. Придумать надо бы что-то. Безделье до  добра  не  доводит.
Спим, загораем, глаза  трем.  Серега  твой  за  женщинами  подглядывает  в
бинокль, Матвей трофеями начал увлекаться - вместе  с  продуктами  булавки
какие-то прет, пуговицы. На кой ляд они, спрашивается, ему? Вчера  копейку
медную приволок.
     Константин рассеянно потер подбородок.
     - Все верно, капитан. Бардак, если разобраться.  Дисциплинка  падает.
Но ведь надо же мужикам чем-то заняться. Со скуки помрут.
     - Вот я к тому и веду. Придумать надо им занятие.  А  кто  придумает,
как не мы?
     - Есть конкретные предложения?
     - Как тебе сказать,  -  Чибрин  поморщил  нос.  -  Много  чего  можно
выдумать, но главное - чтобы был смысл, польза какая-то были. Согласен?
     - Ну, положим, - Константин кивнул.
     - Вот и надо поднапрячь мозги. Помнишь,  Матвей  драку  где-то  внизу
видел? Кто-то там разбил витрину и так далее?..
     - И что?
     -  Может,  нам  это  -  патрулированием  заняться?  -  смутившись  от
собственного предложения, Чибрин крякнул в кулак. - А  что?  Вооружение  у
нас имеется, почему не помочь той же милиции? С режимом у  нас  все  равно
нелады, а тут и  работенка,  и  польза.  Хоть  как-то  начнем  оправдывать
отворованное.
     - Ну... Не так уж много мы и воруем, - Константин пожевал губами. - А
в  общем  ты,  конечно,  прав.  Не  мешало  бы  заняться   делом.   И   за
патрулирование я проголосовал бы двумя руками, если бы не одно "но".
     - Что еще  за  "но"?  -  Чибрин  нахмурился,  готовясь  отстаивать  и
отбиваться.
     - Видишь ли, капитан, не долго мы таким образом полетаем.
     - Ты  говоришь  о  горючке?  А  что  препятствует  время  от  времени
наведываться на базу?
     - Я о другом. Горючка - ладно, не такая уж и проблема.  Люди  нам  не
дадут патрулировать. Люди.
     - Не понял? - Чибрин продолжал хмуриться.
     - Чего ж тут не понять? Люди, чай, не  слепые.  Даже  если  по  ночам
будем  летать,  все  равно  кто-нибудь   да   заметит.   Поползут   слухи,
заинтересуется  начальство,  а  потом  и  на  крыши  полезут.   Организуют
какие-нибудь рейды любителей ДОСААФ, и прикроется наше гнездышко.
     - Да ну, глупости какие! Кто у нас чем когда  интересовался?  Снежные
человеки вон бегают в лесопарках, и что? - много их ищут? А с нами, думаю,
посложнее будет. Попробуй, приметь-ка!
     - Верно. Но ты же собрался не вхолостую летать. Ты хочешь за порядком
на улицах следить. Значит, придется вмешиваться в жизнь людей. Так сказать
- самым активным образом.  Вот  это  вмешательство  они  рано  или  поздно
заметят.
     Чибрин принялся удрученно грызть ноготь большого пальца. А Константин
тем временем продолжал:
     - К примеру, наблюдаем мы пацанву, громящую какой-нибудь киоск.  Или,
скажем, трое раздевают одного. Что делаем мы? Экстренно  снижаемся,  берем
правонарушителей на прицел и выдаем  по  двадцатимиллиметровому  гостинцу.
Для них это вроде осиного укуса - больно, но  не  смертельно.  Предположим
даже, что шпана разбегается, но!.. Без последствий уже никак.
     - Это еще почему?
     -  Потому  что  свидетели.  Потому  что   улики   в   виде   тех   же
двадцатимиллиметровых  гостинцев.  Стоит  кому-нибудь  копнуть  глубже,  и
вычислят.
     - Ну?
     - Вот тебе и ну!
     Чибрин поскреб затылок.
     - А может, черт с ними - с последствиями? Что нам  тут  -  всю  жизнь
отсиживаться?
     - Тоже верно, хотя это уже другой  разговор.  Ты  пойми,  я  ведь  не
возражать тороплюсь, я стараюсь анализировать. Мы же до сих пор так ничего
и не решили. Может, действительно стоит возобновить переговоры - скажем, в
виде переписки с командованием? А условия сами будем диктовать,  назначать
встречи со спецами и так далее. Или ты  настроился  всю  жизнь  прожить  в
таком обличье?
     - Ничего я не настроился! - Чибрин раздраженно поднялся.
     - Да ты не серчай.  Просто  надо  обмозговать  все  как  следует.  Не
выдумаем ничего, займемся патрулированием.
     -  Ладно,  будем  думать...  Но  я  припас  еще  сюрприз.  Не   знаю,
заслуживает ли внимания, но... Словом, сам увидишь.
     Капитан  неспешно  приблизился  к  вертолету,  заглянул  в   грузовое
отделение.
     - Вот они, субчики! Специально в сторонку отложил... - он вытянул  на
свет автомат, за ним еще один. - Полюбуйся на этих красавцев.
     Константин  принял  у  Чибрина  оружие,  недоумевая,  повертел  перед
глазами.
     - Кажется, все в порядке.  Да  вы  же  сами  вчера  все  вычистили  и
смазали.
     - Все, да не все. Переставь-ка магазин с одного автомата на другой.
     Константин послушался. С  щелчком  вынул  рожки,  попытался  поменять
местами.
     - Не понял... - искомого результата он не добился.  Пальцы  совершали
привычные манипуляции, но что-то стопорилось, магазин не желал вставать  в
чужеродную позицию. У майора возникло  ощущение,  что  гнездо  значительно
меньше сечения рожка.
     - Деформация, так, что ли?
     - Нет, не так, - капитан забрал у него автомат, аккуратно приставил к
собрату - ствол к стволу, приклад к прикладу. Майор присвистнул.  Один  из
автоматов оказался длиннее. То  есть,  даже  не  просто  длиннее,  -  были
изменены все пропорции. С таким же успехом можно было бы  поставить  рядом
первоклассника и второклассника. Капитан тут же подтвердил его мысль.
     - Этот красавец крупнее. Причем это касается абсолютно всех  деталей:
пенала, затвора, шомпола.
     - Погоди, погоди! А калибр у них...
     - Калибр обычный, под основной патрон "Калашникова".
     - Значит... - майор положил руки на автоматы.  -  Что  же  ты  раньше
помалкивал, ядрена-матрена!
     - Раньше я и сам не знал.  Только  вчера  и  приметил,  когда  оружие
чистить начали.
     - Но это же важно! Очень важно... - Константин зачарованно смотрел на
автоматы. - А что с другим оружием?
     - То же самое. Правда, расхождения  поменьше.  Вот  Ванек  с  Матвеем
вернутся, посмотришь...
     - Стоп! - майор решительно направился к вертолету. -  Это  дело  надо
срочненько зафиксировать. Где-то тут у нас метр складной валялся...
     Константина даже залихорадило от волнения. Капитан следил  за  ним  с
удивлением.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0826 сек.