Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Петрович Арцыбашев. - Записки писателя

Скачать Михаил Петрович Арцыбашев. - Записки писателя

УЧИТЕЛИ ЖИЗНИ

     Тяжело и смутно на душе человека. Как кошка, которую  в  мешке  отвезли
далеко от дому и выпустили посреди незнакомой дороги, стоит он в  жизни,  не
зная, откуда пришел и куда идет. Позади, пока видит глаз, пустынная, хотя  и
вытоптанная бесчисленными шагами, дорога,  а  там  вдали,  где  сливаются  в
марево горизонты, неведомые туманные дали. Если по пути  быстро  и  уверенно
идет человек, бедная, очумелая кошка непременно побежит за ним.  Не  потому,
что она верит ему, не потому, что понимает, а потому, что ей страшно одной в
пустом поле, и уверенное движение  человека,  идущего  впереди,  внушает  ей
смутную надежду, что именно там, куда он так прямо идет, и есть ее дом.
     Человек рождается, и душа его приходит из пустоты: человек  умирает,  и
душа его уходит в пустоту. Перед ним, в поле его  зрения,  небольшой  клочок
пути. Надо бежать, оставаться на одном месте  невозможно,  а  чтобы  бежать,
чтобы жить, надо выбрать путь.
     И вот  мимо,  широко  шагая,  уверенно  глядя  вдаль,  нахмурив  брови,
проходит величавая фигура большого человека,  мыслителя,  учителя  жизни.  И
перед ним так же лежит неведомая дорога, и он так же,  как  и  последний  из
смертных, из мешка выброшен прямо на дорогу без начала и конца. Но он что-то
знает, о чем-то говорит,  смотрит  вперед  смело  и  уверенно.  И  маленький
человек прицепляется к  нему,  бежит,  подпрыгивает,  чтобы  не  отстать  от
гигантских шагов, падает, подымается и верит, что куда-то его ведут.
     Вам жалко, когда на улице прицепится к вам  заблудившаяся  собачка  или
голодный котенок? Улица пуста; темно и  холодно;  неприветно  горят  фонари.
Маленькое дрожащее существо, то отставая, то догоняя, крадучись под стенкой,
бежит и бежит за вами. Вы остановитесь, и  она  остановится.  Посмотрите  на
него - мяукнет или хвостиком повиляет. Вы знаете, что не можете взять его  с
собой, что ваша дорога - своя дорога,  что  вы  дойдете  до  своей  цели,  а
маленькое животное останется по-прежнему одно во мраке  и  холоде  улицы.  И
даже как-то становится неловко: точно вы обманули его доверчивость, точно вы
виноваты в том, что ему одиноко, холодно и страшно.
     Так жалко мне тех маленьких доверчивых людей, которые на пути жизни,  в
темноте полного незнания, привязываются к учителям жизни, вождям, и бегут за
ними, доверчиво заглядывая в глаза.
     Ибо я знаю, что эти великаны уйдут туда же, в черную даль, куда попадут
и лилипуты. Знаю, что правды они так же не  ведают,  так  же  вытряхнуты  из
мешка и так же не видят, что впереди,  и  не  знают,  что  позади.  Равно  и
неизбежно, не решив загадки жизни, не  зная  в  конечном  итоге;  назад  или
вперед шли, они дойдут до черной ямы и навсегда скроются в ней.
     А на пути за ними останутся растерянные, жалкие, разбежавшиеся котята и
будут жалобно мяукать и тыкаться из стороны в сторону, пока  не  побегут  за
новым прохожим, который в свою очередь бросит их посреди дороги.
     Есть особый вид жестокости -  жестокость  сентиментальная.  Есть  люди,
которые не замечают котенка, привязавшегося к ним, им нет дела ни  до  кого,
кроме себя, и они идут своим путем быстро и  холодно.  У  них  свои  большие
мысли, свои страдания, свое незнание и искание пути, и им не  до  приставших
котят. Иногда эта жестокость холодного эгоизма, а иногда  только  жестокость
искренности, которая заставляет прямо отказать нищему, если не можешь  ничем
помочь. Но есть люди, которым становится очень  жаль  маленького  животного:
они поминутно  оглядываются,  бросают  ласковые  слова,  говорят  кис-кис...
поманивают перстами и... конечно, уходят в свою квартиру, оставив несчастную
обманутую кошку на той же улице. Им кажется, что они очень сострадательны  к
животным, что они искренно пожалели котенка, а что не взяли его с собой, так
это потому, что не могут взять. А что котенку во сто раз хуже после  обмана,
что ему тяжелее бежать две версты,  чем  просто  замерзнуть  на  месте,  что
одиночество  после  миража   привязанности   бесконечно   мучительнее,   чем
одиночество просто, этого они не понимают.

                                   -----

     Конечно, здесь нет полной аналогии, ибо человек на улице  и  человек  в
жизни не одно и то же. Человек на  улице  мог  бы  все-таки  взять  с  собой
котенка, а человек в жизни не может взять с собой никого, ибо и своего  дома
у него нет, и сам он не знает, куда и зачем идет.
     Аналогия только в отношении к котенку и в его положении.  И  мы,  когда
устремляемся с верой и надеждой за  своим  вождем,  верим,  что  он  куда-то
приведет нас, и мы останемся на той же темной и страшной улице, когда  вождь
скрывается в могиле, и мы больнее, мучительнее страдаем, когда нас  бросают,
чем когда великий человек проходит своим путем, не обращая на  нас  никакого
внимания.
     Сколько было этих случайных прохожих, этих вождей и учителей  жизни.  И
каждому мы верили, за каждым бежали, и каждый уходит во  тьму,  бросая  нас,
растерянных и жалких.
     И  если  мы,  жалкие  слепые  котята,  могли  бы  закричать,  могли  бы
сознательно взглянуть на своих благодетелей, мы, вероятно, почтили бы память
тех больших людей, которые прошли, отыскивая себе дорогу, никого не  зовя  и
на вопросы отвечая - я сам не знаю, и прокляли бы память тех, которые манили
нас, обещали что-то, заставляли верить и надеяться и жестоко обманули.
     Ведь не в том дело, что, может быть, дорога, по которой они шли, и была
настоящей. Дело в том, что ведь сами-то они не могли  знать,  настоящая  или
нет! Не могли, ибо  не  знает  человек  страны  будущего,  и  не  смели  они
обманывать нас, маня и обещая.
     Их сентиментальная жалость противна и бессмысленна, от нее  нам  только
темнее и больнее.

                                   -----

     Я думал об этом, опять думал, когда читал статьи Плеханова о Толстом.
     С досадой и недоумением читал я  -  и  не  мог  понять:  кто  же  здесь
виноват? Кто виноват в том,  что  два  больших  человека  (не  сравнивая  их
величины) хотели стать вождями, не зная пути, манили и манят, куда - сами не
ведают. Что это? Недомыслие, тупость или сознательная ложь?
     Почему  Толстой,  с  такой  силой  и  правдой  отрицая  вождей  борьбы,
Плеханов, с большим подъемом отрицая Толстого, не видели, что сами они стоят
рядом,  в  одинаковом  положении,  и  бесцельно  тянут  за  собою  слабых  и
доверчивых, притворяясь, что что-то знают, во что-то  верят,  чему-то  могут
научить.
     Вот, говорит Спиноза, бродячий мудрец, не восхотевший стать вождем:
     "Люди обыкновенно предполагают, что все вещи в  природе  действуют  для
какой-то цели, и даже за верность утверждают, что и сам Бог направляет все к
известной, определенной цели. Ибо  они  верят,  что  Бог  сотворил  все  для
человека, а человек для того, чтобы почитал Его".
     И опираясь, между прочим, на эти слова,  Плеханов  укоряет  Толстого  в
телеологии, указывает, что вся его точка зрения, вся его вера  покоилась  на
произвольной истине, что Бог есть,  и  говорит,  что  если  хотя  на  минуту
допустить сомнение в существовании Бога, то все верования Толстого, вся  его
религия разлетается с легкостью карточного домика.
     Отсюда он делает правильный вывод, что Толстой не мог научить жить, что
его пресловутая "воля Пославшего" - только  пустое  слово,  вместо  которого
можно поставить любое другое,  и  говорит,  что  люди,  называющие  Толстого
учителем жизни, не понимают Толстого или не понимают самих себя.
     С резкостью и ясностью хорошего анатома он разрезает веру  Толстого  на
части, снимает красивую кожу с голого скелета его учения  и  показывает  нам
его сухость и убогость. Детская несостоятельность толстовской веры доказана,
кажущийся фундамент развеян в пыль бессмысленной  догматики  ни  на  чем  не
основанной веры.
     И тут же, с той же детской непоследовательностью и наивностью, с той же
голословностью и с той же телеологией в основе всего, Плеханов,  этот  вождь
трезвейшей из партий, на самом деле такой же случайный и не знающий никакого
пути прохожий на земле, как и Толстой, и как мы все, говорит, что радостно и
осмысленно жить для народа, во имя народа, для  торжества  грядущих  золотых
дней и свободного человечества будущего.
     Что лучше, что доказательнее: Бог или грядущее человечество?..

                                   -----

     На первый  взгляд,  конечно,  надо  предпочесть  будущее  человечество,
народ, идеи равенства и свободы, весь социалистический идеал  со  всеми  его
блестящими атрибутами.
     Ибо человек - это то, что есть, а Бог - это то, во что мы можем  только
верить на слово.
     Но ведь и будущее - это то, во что мы должны только верить и верить без
всякой компенсации. Завтрашний день, грядущая минута покрыты для нас  мраком
неизвестности, лицо того человека, которого мы завтра, может быть,  встретим
на улице, для нас неизвестно. Как же мы можем сознательно и трезво верить  в
это темное будущее?..
     Кто-то уверил нас, что люди, думающие о  грядущем  человечестве,  люди,
полагающие живот свой за  счастье  грядущих  поколений,  велики,  разумны  и
достойны уважения. И тогда, конечно, стало  ясным,  что  забота  о  грядущих
поколениях, мечты о золотом веке, которого никто из нас, впрочем, не увидит,
велика, почтенна и осмысливает жизнь и сама по себе дает счастье.
     Счастье, конечно, может дать. То счастье, которое  испытывает  котенок,
пока ему кажется, что человек, идущий впереди, ведет его и в  самом  деле  к
теплу и свету. Люди верящие могут быть счастливы  при  наличности  известной
тупости, которая дает им возможность слепо уверовать и дальше  догмата  носа
не просовывать.  Но  с  такой  точки  зрения  и  всякая  вера  хороша:  если
социалистическая,   то   и   толстовская,   если    христианская,    то    и
идолопоклонническая, если человек и в тротуарную тумбу поверит  -  то  и  то
хорошо.
     Но не о вере же идиота, который счастлив, что ему подарили пуговицу, мы
говорим. Не о вере слепой и догматической, вере  шаманов  и  церковников  мы
мечтаем, когда мыслим о путях разума и целях жизни.
     Нам  нужна  вера  сознательная  и  неопровержимая,  вера,  не  боящаяся
сомнений и споров, вера, из-под которой нельзя вырвать фундамента,  вера,  о
которой нельзя сказать: а если хотя на минуту допустить, то..?
     Во что верите вы, пророки грядущего человечества? Почему вы  думаете  и
очень уверены в том, что для нас большое счастье,  если  люди  сорок  пятого
столетия будут по-своему счастливы?
     Не насильно ли навязываете вы нам  эту  любовь  к  неведомому  человеку
будущего, к тому дальнему, которого ни в какой телескоп не увидишь?
     Что нам до того, что когда-то какой-то блаженный  Иван  Иванович  будет
ходить  в  голубых  одеждах  и  обмахиваться  пальмовой   веткой   всеобщего
благополучия?.. Ему будет хорошо?.. Ему - да, а нам?..
     Конечно, если поверим, что  оттого,  что  ему  хорошо-  хорошо  и  нам,
задыхающимся, скорбящим и униженным жизнью, то и будет хорошо. Но почему  мы
должны верить?..
     Ему будет хорошо!..  А  нам-то  плохо.  Нам  очень  плохо  жить!  И  не
справедливее ли перед самим собою будет, если мы  поменьше  будем  думать  о
грядущем счастливом Иване  Ивановиче  и  больше  о  себе.  Ведь  вот,  Богом
клянусь, мне  не  только  не  радостно,  что  Иван  Иванович  будущий  будет
счастлив, а, наоборот, я готов ненавидеть этого Ивана Ивановича!..  Как,  он
будет в голубых одеждах ходить  и  пальмовой  веточкой  обмахиваться,  а  я,
устроивший ему такое благополучие, своей кровью воспитавший зерна  будущего,
буду всю жизнь страдать и плакать, задыхаться в грязи и вони, а потом  гнить
себе в земле да и гнить?.. Да  будь  он  проклят,  этот  счастливый  человек
будущего!..

                                   -----

     Это все так, будущее и прочее... золотой век и пальмовые веточки.
     Однако а позади что?
     Вся история человечества - история гибели мучеников и героев, и  каждая
эпоха - расцвет торжествующей пошлости. Лучшие  люди,  те,  которым  молится
человечество, гибнут и гибнут, а по их трупам идет многоголовое человеческое
стадо.
     Герои и мученики идеи только  на  то  и  созданы,  чтобы  своею  кровью
спаивать кирпичики общего счастья, а в каждом этаже воздвигнутого ими здания
прежде всего поселяются торжествующие свиньи,  на  них  же  похрюкивающие  с
нескрываемым  презрением.  Им,  тупым  животным,  все:  новые   изобретения,
красивые здания, роскошь, богатство, свобода и прекрасные женщины,  а  горе,
страдания,  мучительное  раздумье  и  самопожертвование  -  всем  тем,   кто
бескорыстно поверил в право грядущих поколений на его душу и жизнь.
     Так было всегда, так будет всегда!
     А стоит ли еще все это  хваленое  человечество,  весь  золотой  век  со
счастливым Иваном Ивановичем на придачу, этих страданий, этой  наивной  веры
котенка, бегущего за обманывающим его прохожим?
     Ведь вот какой это голодный, продрогший, несчастный  котенок,  как  ему
плохо живется... а он еще думает о вас, люди будущего!
     Так думает, так мечтает, так верит, что в этих думах, в этих  мечтах  и
вере свое собственное  счастье  старается  обрести...  А  вы,  самодовольные
счастливцы будущего... каковы вы еще будете!.. Стоите ли вы, сами  по  себе,
наших страданий и мечтаний?..
     Кто знает!..

                                   -----

     Я опять повторяю: ошибка - не вина.
     Если тебе кажется, что путь лежит в ту  сторону  -  иди.  Иди  смело  и
прямо, ибо на месте стоять нельзя, и чем  метаться  из  стороны  в  сторону,
кружась и возвращаясь на круги свои, лучше идти прямо, куда глаза  глядят...
авось куда-нибудь и придешь.
     В могилу-то - наверно!
     И я не осуждаю Толстого, не осуждаю Плеханова и всех других  идеалистов
всех толков и наименований, когда они идут своей дорогой, как я  иду  своей,
ничего не утверждая, ничего не обещая, для себя отыскивая путь, зная  только
то, что я ничего не знаю.
     Но когда они одевают маски учителей жизни, когда они твердо и  уверенно
манят за собой, когда они оспаривают веру друг  друга  и  предлагают  вместо
чужой свою, выдавая ее,  такую  же  темную  и  гадательную,  за  непреложную
истину, мне досадно и жалко.
     Досадно, что  нас  хотят  заставить  поклониться  человеческими  руками
произвольно поставленному идолу, и  жалко  бегущих  за  ними  беспомощных  и
доверчивых котят.
     И хочется сказать, без злобы, только с глубокой скорбью:  оставьте,  не
обещайте того, чего не можете дать; изучайте жизнь, - Бог дал вам  громадные
умы; говорите о том, что видите в ней, что есть факт,  и  не  уверяйте,  что
видите на сотни лет вперед, вплоть до конца человеческого пути,  что  знаете
истину, что владеете рецептом счастья, что, принимая ваши золоченые  пилюли,
мы будем счастливы и ныне.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0942 сек.