Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Александр Петрович Казанцев - Пунктир воспоминаний

Скачать Александр Петрович Казанцев - Пунктир воспоминаний

3. НЕЖДАННАЯ ФАНТАСТИКА

     А  пока директор Ленинградского Дома ученых Израиль Соломонович Шапиро,
с которым я сблизился в Ленинграде,  стал уговаривать меня поделиться своими
идеями  с   кинематографистами,   принять  участие  во  Всесоюзном  конкурсе
научно-фантастических  сценариев,   проводимом  Домами   ученых   Москвы   и
Ленинграда совместно с киностудией Межрабпомфильма.
     - Ваша  фантазия обгоняет время,  -  убеждал он.  -  Почему бы  вам  не
попробовать себя в фантастике?
     И он прислал стенографистку. Требовалось фантазировать при ней вслух на
любую  тему,   а  потом  перевести  все  это  на  язык  сценария.   Поначалу
стенографистка очень меня стесняла,  связывала.  Всегда поражаюсь писателям,
которые диктуют свои произведения.  Помогла фантазия:  позволила вообразить,
что вокруг никого нет,  и  говорить,  говорить,  говорить...  Стенографистка
ушла,  унося с  собой набросок киносценария "Аренида" о  том,  как с помощью
электроорудий человечеству удалось  разрушить  падающий  на  Землю  астероид
"Аренида".
     Я вернулся на опытный завод,  где ведал производством,  и забыл о своем
первом фантастическом опусе. Но вот курьез! "Аренида" получила высшую премию
конкурса  "Межрабпомфильма" и  Домов  ученых.  Популярный режиссер  и  актер
Эггерт решил ставить фильм.  Но,  увы, Эггерт умер, и никто не взялся вместо
него за "Арениду".
     Однако  сценарий  заботами  И.  С.  Шапиро  публиковался в  центральной
печати,  и  Детиздат  заинтересовался  им.  Редакторы  Александр  Николаевич
Абрамов и  Кирилл Константинович Андреев предложили мне  написать на  ту  же
тему (уже одному!) под их руководством роман.
     Как измерить то легкомыслие или,  мягко говоря,  легкость,  с  какой их
предложение было мной принято!  Мог ли я подозревать,  какие рифы и айсберги
поджидают в  этом трудном "плавании"?  Мой  "кораблик" из  исписанной бумаги
непременно пошел бы  ко  дну,  не будь жесткой творческой требовательности и
увлеченной    дружеской    помощи    самоотверженного   редактора    Кирилла
Константиновича Андреева.  Просмотрев первое мое писание,  он признался, что
"никогда в  жизни  не  видел ничего более беспомощного и  более обещающего".
"Жизненная тачка"  разваливалась.  Помог  мне  старый девиз  "быть  отчаянья
сильнее",  и,  проявляя  завидную настойчивость,  я  каждую  среду  привозил
Кириллу Константиновичу написанную по  ночам  новую  главу и  настороженными
глазами  жадно  следил  за  выражением  его  лица  во  время  чтения.  Потом
переделывал, переписывал, переосмысливал.
     Когда первый вариант романа (а  их  было четырнадцать) был  написан,  в
газете "Правда" появилась статья первого секретаря ЦК  комсомола товарища А.
Косарева  о   необходимости  бороться  с  суевериями  вроде  распространения
безответственных слухов  о  столкновении Земли  с  другой планетой и  гибели
всего  живого.   Оказывается,  сценарием,  опубликованным  в  "Ленинградской
правде", воспользовались сектанты, чтобы пугать паству близким концом света.
Роман мой  рухнул,  я  сам не  рискнул бы  теперь его печатать.  Результат -
нервное потрясение.  Все майские дни 1938 года лежал с высокой температурой,
по-видимому,  разжигавшей фантазию. "Если отказаться от столкновения Земли с
Аренидой,  -  полубредил я, - исчезнет памфлетная острота сюжета. От чего же
оттолкнуться,  чтобы сохранить символическую всемирную опасность,  устранить
которую способны электроорудия и  сверхаккумуляторы?"  Однако как в  детстве
железнодорожная катастрофа вернула мне зрение,  так и  теперь новая встряска
способствовала озарению.  Выход нашелся.  Правда,  роман пришлось переписать
заново,  оберегая в  нем  все  самое  главное.  "Аренида" стала островом,  а
человечеству грозили  не  космические  катаклизмы  (столкновение планет),  а
вызванный людьми же пожар атмосферы.  "Аренида" загорелась и стала "Пылающим
островом".
     Роман печатался изо  дня  в  день  в  течение двух  лет  в  "Пионерской
правде".  И  поныне радуют признания почтенных уже людей,  что они в детстве
якобы  зачитывались им  и  что  роман  навел  их  на  мысль  стать физиками,
химиками, инженерами.
     Перед   самой   войной  "Пылающий  остров"  вышел  отдельной  книгой  в
Детиздате.  Так появился новый писатель-фантаст.  Но инженер продолжал в нем
жить.  Надо признаться,  что писателю приходилось бороться с самим собой, со
вторым своим "инженерным я",  преодолевая строй инженерного мышления, строй,
прямо противоположный мироощущению художника.  Ведь инженер идет от общего к
частному,  от  сборочного  общего  вида  к  рабочим  чертежам.  Художник  же
воспринимает жизнь и воспроизводит ее через достоверные детали.
     Многое в  "Пылающем острове" подсказано чутьем и  осмыслено лишь  много
лет спустя,  но главное было достигнуто -  роман дошел до своего читателя. И
не   только  пионерского  возраста.   После  окончания  войны  он  печатался
ежедневными фельетонами в  газете французских коммунистов "Юманите".  В  его
редакции в  1958 году автор встретился с  издателем газеты Фажоном и главным
редактором Анри Стилем.  Распили бутылку шампанского,  извлеченную из сейфа.
Пришлось нарушить свой  "сухой закон" и  поднять тост:  "За  Париж!"  -  "За
социалистический Париж!" - поправили меня французские товарищи.
     Сорок лет  спустя после первой публикации роман вышел в  новом варианте
специальным  изданием  в   издательстве  "Детская  литература"  "только  для
библиотек".   Основная   же   его   фантастическая  идея   -   использование
сверхпроводимости  в   электрических   машинах   и   "накопителях   энергии"
(сверхаккумуляторах) - стала уже технической задачей наших дней. В 1980 году
перед Первым мая позвонил один из главных конструкторов (которого я не знал)
и  в  качестве первомайского подарка сообщил,  что некоторые идеи "Пылающего
острова" воплощены в жизнь в его КБ. Мог ли автор романа мечтать о большем?






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0991 сек.