Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Философия

П. Рикер - Труды

Скачать П. Рикер - Труды

   Герменевтическая философия-это философия, которая усваивает все требования
этого долгого обращения и отказывается от мечты о совершенном
опосредовании, в конце которого рефлексия снова поднялась бы до уровня
интеллектуальной интуиции.

  3. Теперь я могу попытаться ответить на второй вопрос, поставленный выше.
Если предпосылки, характерные для традиции, с которой связаны мои работы,
таковы, то как я оцениваю место своих работ в развитии этой традиции?
Чтобы ответить на этот вопрос, мне достаточно сопоставить только что данное
определение задач герменевтики с выводами второй части.

Как только что мы сказали, перед герменевтикой стоит двойная задача:
реконструировать внутреннюю динамику текста и воссоздать способность
произведения проецироваться вовне в виде представления о мире, где я мог бы
жить.

Мне кажется, что все мои исследования, направленные на изучение соединения
понимания и объяснения на уровне того, что я назвал "смыслом" произведения,
связаны с первой задачей. В моем анализе повествования, как и в анализе
метафоры, я борюсь на два фронта: с одной стороны, отвергаю иррационализм
непосредственного понимания как распространение на область текстов той
интропатии, которая позволяет субъекту проникать в чужое сознание в
условиях интимного диалога. Эта неадекватная экстраполяция поддерживает
романтическую иллюзию скрытой в произведении непосредственной связи
конгениальности между двумя субъективностями- автора и читателя. Но я так
же усиленно отвергаю рационализм объяснения, применяющий к тексту
структурный анализ знаковых систем, характерных не для текста, а для языка.
Эта равно неадекватная экстраполяция порождает позитивистскую иллюзию
замкнутой в себе и независимой от всякой субъективности автора или читателя
текстуальной объективности. Двум этим односторонним установкам я
противопоставляю диалектику понимания и объяснения. Понимание я трактую как
способность воспроизводить в себе работу структурации текста, а объяснение-
как операцию второго уровня, срастающуюся с пониманием и состоящую в
прояснении кодов, лежащих в подоснове этой работы структурации, в которой
соучаствует читатель. Эта борьба на два фронта- против сведения понимания к
интропатии и сведения объяснения к абстрактной комбинаторике- приводит меня
к определению истолкования через эту же диалектику понимания и объяснения
на уровне имманентного "смысла" текста. Этот специфический ответ на первую
из стоящих перед герменевтикой задач имеет, по-моему, то неупомянутое
преимущество, что он позволяет сохранить диалог между философией и науками
о человеке, диалог, который, каждый по-своему, разрушает отвергаемые мною
превратные представления понимания и объяснения. Это можно было бы считать
моим первым вкладом в герменевтику, которую я исповедую.

Выше я попытался переместить свой анализ "смысла" метафорических выражений
и "смысла" повествовательных интриг на задний план теории Verstehen, взятой
только в ее эпистемологическом применении, в русле традиции Дильтея и Макса
Вебера. Различение "смысла" и "референции" применительно к этим выражениям
и этим интригам дает мне возможность остановиться пока на том завоевании
герменевтической философии, которое ни в коем случае не было, мне
кажется,отброшено позднейшим развитием этой философии у Хайдеггера и
Гадамера: я имею в виду подчинение эпистемологической теории онтологической
теории Verstehen. Я не хочу ни предавать забвению эпистемологическую фазу с
ее ставкой на диалог между философией и науками о человеке, ни проходить
мимо смещения герменевтической проблематики, делающей отныне акцент на
бытии-в-мире и причастности, предшествующей всякому отношению,
противопоставляющему субъекта объекту.

На заднем плане этой новой герменевтической онтологии я и хотел бы
поместить мои исследования "референции" метафорических выражений и
повествовательных интриг. Я охотно признаю, что эти исследования постоянно
предполагают убеждение в том, что дискурс никогда не существует for its own
sake, ради самого себя, но во всех своих употреблениях стремится перенести
в язык опыт, способ обитания и бытия-в-мире, которые ему предшествуют и
требуют быть высказанными. Это убеждение в первичности бытия-к-высказыванию
по отношению к высказыванию и объясняет мое упорство в стремлении открыть в
поэтических употреблениях языка присущий им модус референции, посредством
которого поэтический дискурс продолжает высказывать бытие, даже когда,
кажется, уходит в себя, чтобы самого себя чествовать. Это упорное
стремление нарушить замкнутость языка в самом себе я унаследовал из Sein
und Zeit Хайдеггера и Wahrheit und Methode Гадамера (Истина и метод). Но я
все же осмеливаюсь думать, что предложенное мной описание референции
метафорических выражений и повествовательных интриг добавляет этому
онтологическому стремлению аналитическую точность, которой ему недостает.

Действительно, я попытался придать онтологическое значение референциальным
претензиям метафорических выражений из этого онтологического побуждения:
например, я рискнул утверждать, что "видеть нечто как..." означает выявлять
"бытие-как" вещи. Я поставил "как" в положение экспонента глагола "быть" и
сделал из "бытия- как" конечный референт метафорического выражения. Этот
тезис содержит, без сомнения, заимствование из постхайдеггерианской
онтологии. Но, с другой стороны, аттестацию бытия- как, по-моему, нельзя
было бы осуществить вне детального изучения референциальных модусов
метафорического дискурса, и она требует собственно аналитической трактовки
непрямой референции на основе концепции speit reference (Расщепленная
референция). Романа Якобсона. Мое исследование mimesis'а повествовательного
произведения и различения трех стадий mimesis'a-префигурации, конфигурации,
трансфигурации произведений мира действия- выражает ту же заботу о
дополнении онтологической аттестации точностью анализа.

Эта забота связана с другой, упомянутой выше,- не противопоставлять
понимание и объяснение в имманентной динамике поэтических выражений. Взятые
в совокупности, обе эти заботы говорят о моем желании: работая ради
продвижения вперед герменевтической философии, способствовать, насколько
возможно, пробуждению интереса к этой философии у аналитических философов.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1205 сек.