Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Ростислав САМБУК - КАРТИНА В ТАЙНИКЕ

Скачать Ростислав САМБУК - КАРТИНА В ТАЙНИКЕ

                        "ПЕЧЕНОЕ ЯБЛОКО"

     Козюренко сидел  за  столом  заместителя  начальника  райотдела,  пил
невкусный и несладкий растворимый кофе и задумчиво рисовал на листе бумаги
чертиков. Они у него получались удрученные, худые и  несчастные.  Заметив,
что один из чертей чем-то похож на Якубовского,  Роман  Панасович  скомкал
бумагу и с отвращением выбросил в корзинку. Вынул  чистый  лист,  написал:
"Якубовский" - и поставил с обеих сторон по вопросительному знаку. Перешел
на диван, прилег, подложив под бок подушку. Это  помогло  сосредоточиться.
Еще раз освежил в памяти все детали - не допустил ли он где-то ошибку?
     Труп  Пруся  увидел  рабочий   заготконторы,   которого   привез   на
Корчеватскую на мотоцикле его товарищ. Это произошло около девяти утра  во
вторник девятнадцатого мая. В восемь Прусь должен быть на  работе,  но  не
явился, а без него не могли  открыть  подсобное  помещение  цеха.  Входная
дверь дома Пруся была закрыта, но не заперта. Рабочий позвал Пруся  и,  не
услышав ответа, вошел в дом. Труп лежал в  кухне  у  крышки  над  лазом  в
погреб. Видно, убийца выбрал удобную позицию - за кухонной дверью:  Прусь,
вылезая из подвала, непременно должен был повернуться к нему спиной.
     В том, что Прусь достал из тайника картину и выносил ее из погреба, у
Козюренко не было  сомнения:  падая,  убитый  зацепил  свернутым  полотном
крышку над люком в полу  -  на  ней  остались  следы  краски  и  ворсинки,
идентичные найденным в тайнике. Итак, убийца  точно  знал,  за  чем  Прусь
спустился в подвал, и ждал его  с  топором.  Потом  он  тщательно  обыскал
погреб - об этом свидетельствовали чуть  сдвинутые  со  своих  мест  вещи.
Убийца старался не оставлять следов,  но  все  же  несколько  раз  ошибся.
Наконец, он нашел тайник и открыл его, вероятно, ножом. Ничего не увидев в
нем, инсценировал ограбление: вывернул у Пруся карманы, снял часы,  забрал
деньги (в тот день Прусь получил зарплату, вряд ли успел много  потратить)
и исчез.
     Убийство произошло, как установила экспертиза, между  одиннадцатью  и
двенадцатью часами ночи. Перед этим Прусь распил с кем-то бутылку вина: на
журнальном столике возле тахты стояли два стакана - один пустой, в  другом
было немного вина. На этом стакане еще во время первого  обыска  работники
милиции обнаружили  отпечатки  пальцев.  Настораживало  то,  что  человек,
убивший Пруся и шаривший потом в погребе, почти не оставил там следов,  не
было и отпечатков пальцев - очевидно,  действовал  в  перчатках.  И  вдруг
такой недосмотр. Хотя его могло что-то испугать, и  у  него  уже  не  было
времени, чтобы подняться в мансарду и обтереть стакан.
     Следы на стакане оставил не Якубовский. Вообще у него с  Прусем  были
не такие отношения, чтобы по-приятельски распивать в мансарде портвейн. Но
ведь гость Пруся мог уйти, не заперев дверь, и  Якубовский  воспользовался
этим. Только навряд ли он полез бы в погреб и искал тайник, а тем более  -
картины...
     Тут могли быть десятки вариантов, версий, ходов, и Козюренко не ломал
над ними голову. Считал, что прежде всего его  задача  -  найти  человека,
пившего в тот вечер с Прусем портвейн, а также человека, которого заметила
дежурная заготконторы и с которым Прусь обедал в чайной.
     А может, это одно и то же лицо?
     Начальник райотдела доложил Козюренко,  что  среди  тех,  кто  жил  в
гостинице  "Красная  звезда",  дежурная  не  опознала  "печеного  яблока".
Восемнадцатого вечером из гостиницы выписались трое: двое львовян  и  один
житель Ковеля. Несколько часов назад спецпочта доставила их фотографии,  и
теперь участковый уполномоченный вместе с работником областного управления
внутренних дел старшим лейтенантом Владовым, которого  выделили  в  помощь
Козюренко,  разыскивали  тетку  Марусю  -  вахтера  заготконторы,  которая
отдежурила свою смену и куда-то ушла.
     Роман Панасович, пересев к столу,  начал  перелистывать  материалы  о
партизанском отряде, в котором воевал Прусь.
     Отряд был небольшой, и масштабы его деятельности не очень впечатляли.
Положение  отряда  осложняло  то,  что   приходилось   отбиваться   и   от
гитлеровских карательных частей, и от местных бандеровцев.  Партизаны  все
время  маневрировали,  иногда  перебазировались  в  карпатские  леса,  где
отсиживались в особенно опасные зимние месяцы.
     Организовал  отряд  и  руководил  им  односельчанин  Пруся  -  бывший
председатель  сельсовета  Войтюк.  Он  погиб   во   время   нападения   на
гитлеровский обоз. Пока партизаны нагружали возы, к гитлеровцам  подоспело
подкрепление. Завязался бой, Войтюк с  группой  бойцов  задерживал  врага,
чтобы дать возможность партизанским подводам отъехать  как  можно  дальше.
Потом партизаны разделились на группы и стали отходить к базе.  Войтюк  на
сборный пункт уже не вернулся. Последним, кто  его  видел,  был  Прусь.  В
архиве сохранилось свидетельство Пруся: гитлеровцы подстрелили его коня, и
он начал разгружать подводу, чтобы спрятать ящики. В  это  время  на  него
наткнулись Войтюк с Ивасютой - бойцом их отряда. Командир уже был ранен  и
приказал отступать: враги были совсем близко.
     Партизаны перебежали поляну, гитлеровцы убили Ивасюту, а  Войтюк  был
еще раз ранен. Однако Прусь не оставил его, нес на  плечах  почти  полтора
десятка километров, но, к сожалению, спасти командира не  удалось:  Войтюк
умер у него на руках, и Прусь сам похоронил его.
     Рассказ был настолько правдоподобен, что никто в  нем  не  усомнился.
Новый командир отряда представил Пруся к  награде,  и  после  освобождения
Львова тот получил медаль "За отвагу".
     Роман Панасович заварил себе еще полстакана кофе. Представил, как все
это могло произойти на самом деле. Поставив на  подводу  ящики  с  ценными
трофеями, Прусь погнал коня не  к  месту  сбора  партизанского  отряда,  а
хорошо знакомыми ему лесными дорогами в свое село. Козюренко  проверял  по
карте: село в восемнадцати  километрах  от  дороги,  где  отряд  напал  на
гитлеровский обоз. Оставил трофеи у родных или знакомых, а  может,  просто
спрятал где-нибудь и уже потом двинулся на базу. Тут его встретили  Войтюк
с Ивасютой. Возможно, командир и правда был ранен. Конечно, он не  мог  не
спросить у Пруся, почему тот едет от села да еще на пустом возу.  И  тогда
Прусь уничтожил их - предательски скосил  автоматной  очередью.  Командира
похоронил, а труп Ивасюты просто бросил в лесу.  Рассказывая  в  отряде  о
гибели Войтюка, изобразил свои действия как геройские...
     Козюренко вздохнул: конечно, это лишь его догадка. Но, скорее  всего,
так оно и было, хотя доказать преступление Пруся теперь уже невозможно.
     Зазвонил телефон: Владов сообщил, что дежурную  наконец  разыскали  и
привезли в райотдел милиции.
     Роман Панасович разложил на  столе  с  десяток  фотографий.  Женщина,
которую привел старший  лейтенант,  с  любопытством  посмотрела  на  него,
сознавая, что нужна милиции: сам  участковый  привез  ее  на  машине.  Она
подошла к Козюренко и таинственно зашептала:
     - Я, товарищ, прямо скажу: он, и больше никто... Лицо у него,  что  у
того ворюги, а глаза так и бегают, так и бегают. Я сразу хотела  позвонить
в милицию, да взяло меня сомнение: товарищ Прусь такой  солидный  человек,
что не станет водиться с ворами.
     Роман Панасович попросил позвать понятых и пригласил женщину к столу.
     - Посмотрите, нет ли его здесь?
     Дежурная сразу ткнула в одну из фотографий.
     - Вот он, голубчик.  Точно  он.  Я  его  узнала,  ворюгу.  Теперь  не
выкрутится... Немножко помоложе тут. Убийца проклятый!
     Козюренко подчеркнуто официально сказал:
     - Гражданка Коцюба, прошу вас еще раз внимательно посмотреть  на  это
фото.  Вы  утверждаете,  что  на  снимке  человек,  с  которым  вы  видели
восемнадцатого мая Василя Корнеевича Пруся?
     - А то как же, утверждаю. Да я его и средь тысячи узнала б.
     - Ну что ж, тогда благодарю вас. - Роман Панасович подал ей  руку.  -
До свидания.
     Видно, тетка Маруся не  ожидала  такого  финала,  надеялась,  что  ее
станут   подробно   расспрашивать,    составлять    протоколы,    наконец,
советоваться, как задержать убийцу, а тут - до свидания.
     Сделала шаг к Козюренко, хотела что-то сказать, но Владов хорошо знал
службу - открыл дверь и велел:
     - Пройдите, гражданка!
     Коцюба крепко сжала губы и обиженно посмотрела на Романа  Панасовича:
вот какое уважение за  раскрытие  преступления.  Но  Козюренко  уже  снова
погрузился  в  дела  и  не  заметил  ее  взгляда.  Он  достал   из   папки
сопроводительную записку и фотографии.
     Яков Григорьевич Семенишин. Рабочий  Ковельского  кирпичного  завода.
1917 года рождения. Адрес...
     Взглянул на  часы.  Только  половина  одиннадцатого,  и  если  сейчас
выехать, можно после обеда быть в Ковеле. Бросил в портфель бумагу, зубную
щетку и приказал Владову подать машину...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0962 сек.