Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Психология

Владимир Тарасов - ПРИНЦИПЫ ЖИЗНИ (книга для героев)

Скачать Владимир Тарасов - ПРИНЦИПЫ ЖИЗНИ (книга для героев)

       ГЛАВА 4.  ПРИГОТОВЛЕНИЕ  К СМЕРТИ.
        __________________________________

                                          Она и закрывает нам глаза,
                                          она и открывает.

              Коридоры, двери и комнаты.
              __________________________

      Лабиринт жизни имеет коридоры, двери и комнаты.
      После рождения двери открываются одна за другой.
      Научились сидеть - это новые возможности, можно достигнуть до
чего-то нового.
      Но маршрут становится все сложнее и сложнее. Научились читать
- это одни двери, одни возможности. Не научились - другие двери и
коридоры. Детство прекрасно тем , что все  новые  двери открываются
и почти никакие не закрываются. Во всяком случае их хлопки незаметны
в общем  шуме открываемых дверей. Правда,если в раннем  возрасте но-
вый язык не начали учить - говорить без акцента на нем уже не возмож-
но. Не начали фигурным катанием заниматься - дверь чемпиона мира уже
закрыта.
       Все реже открываются новые двери, все чаще иные из них закры-
ваются, и человек начинает вполне серьезно выбирать, какую из них
открыть, в какой новый коридор заглянуть. Иногда он стучится и в уже
закрывшуюся дверь  -  случается ее удается открыть или хотя бы приот-
крыть  - что бы заглянуть и сказать: Мне и в само деле не туда - а
иногда и нет. Теперь двери чаще закрываются,чем открываются, и многие
ровесники остались или успели оказаться за закрытыми дверями.
       Все меньше дверей в коридорах. Иной раз человек попадает в
комнату, где выход там же где и вход и торопится поскорее уйти.
       Вот наконец и входная дверь, она всегда не заперта. И нако-
нец человеку удается выбраться из этого ужасно запутанного дома жиз-
ни. Где он теперь и что с ним?
       Только выбравшись из дома, он  понимает, где он собственно
находился.
       И если снова вернется в  дом, будет знать путь.
       Идти в обратном направлении - большое искусство.
       Имеющий путь идет по жизни, как по своему  дому, знает какие
двери открывать, а в какие не стучаться. Он никогда  не хлопнет
за собой дверью, и закроет ее за собой окончательно, чтобы не воз-
вращаться
Не закрывайте за собой ,и тем более не захлопывайте двери.Остав-
ляйте возможность воспользоваться ими снова при необходимости.
Не говорите себе:этот человек или эта дорога никогда не понадо-
бятся.
Этого вы знать не можете.Ничто так не бывает нужно,и обидно,как
дверь,не осторожно захлопнутая вами.
Человек не может не совершить необратимых поступков.
Наступит на веточку и она сломается.Поймает рыбу,и она жить больше
не будет.Но когда человек выбирает в раздумье,между поступками.
лежащими на витрине будущего,он обратит свое внимание не только на
цену,но и то,в какой валюте эту цену предстоит платить.
Обратимое и не обратимое-валюты разные.Прежде,чем сказать,подумай
сумеешь ли вернуть это слово,если понадобится.прежде чем сделать,
не испортишь ли что-либо,пусть и малое,но не поправимо.
     Точность поведения вовсе не исключает его мягкости. Именно
точность освобождает от применения излишней неумной и травмирую-
щей силы.
     Искусство обратимого и необратимого - искусство владения вре-
менем.

              Короля играют придворные.
              _________________________

     Короля играют придворные. По их поведению мы можем понять,
что нам предстоит сейчас встреча именно с королем, или что перед
нами не кто-нибудь,  а король. Или что  мы сейчас  говорили не с
кем-нибудь, а с самим  королем.  Если придворные не обращают  на
того, кого мы приняли за короля,  никакого особого внимания, мы
понимаем, что ошиблись,  никакой это не король. И  если  человек
играет  короля, но  придворные  как таковые вообще отсутствуют в
природе, то это не король, а скорее больной несчастный человек.
     Мертвого играют живые. Что человек умер, обыкновенно узнают
по поведению других. Здесь и слов недостаточно. Поведение важнее.
О том, что человек умирает, что смертен, мы тоже узнали от других.
И нет у нас свидетельств  об  этой  стороне жизни, какой является
смерть, иначе как от других.
     Другое  дело - тело  человека.  Оно обращается в прах, и это
не зависит от мнения или слов людей.  И  если  бы не это, если бы
не  оставалось тело,  кто знал бы, что жил человек и вправду? Что
он не  придуман  нами?  Тело дано человеку, чтобы наводить его на
мысль о смерти.
     Тело  является  важным свидетельством, что человек есть, или
что он был. Это  свидетельство  не только  для других людей, но и
для  самого  человека.  Когда  он  обнаруживает, что его  тело от-
сутствует,  он  сомневается в своем существовании и только  пове-
дение других людей говорит ему, что он есть или был.
     Если бы мы не узнавали от  других  людей о смерти, как бы мы
догадались о ней?

              Главные часы человека.
              ______________________

      Тело - главные часы человека, которые отмеряют ему  время:
тело стареет. Зачем ему все часы мира, если бы не было этих глав-
ных часов?! Вторые по значению часы - тела других людей. Многим
кажется, что  собственно тело  - часы неточные,  что  они могут
спешить или отставать. Что не  может вся рота идти не в ногу, а
только командир - в  ногу. Но  все становится на свои места, как
только мы уберем от человека его главные часы. Тогда-то и стано-
вится ясно, что иные часы бессмысленны и ничего не показывают.
Вообще.
     Что же такое - часы? Они отмеряют время. Если часы отмеряют
не время, а что-то  другое - это  уже не часы. И какое же время
они отмеряют? Время подвижности тела, время, пока человек может
сам двигать свое тело или его части. Другими словами, время жиз-
ни. И чем больше умеет человек двигать своим телом, тем больше в
нем жизни. Тем больше сил и возможностей для открывания  дверей.
Он  может  экономить эти силы и возможности, не тратя их на за-
крывание  дверей за собой, не совершая, по  возможности, необра-
тимых поступков. Но все же -  часы идут, отмеряют время, и че-
ловек полностью лишается возможности как-либо двигать своим те-
лом.
     Часы идут. Вновь открытые двери - минуты и секунды в этих
часах.

              Зачем человеку другие часы.
              ___________________________

     Другие часы - это тела других людей, животных и растений,
механических и прочих иных устройств. Тех, что сделаны людьми
и тех, что даны в пользование людям другим путем.
     И хотя все эти части показывают время  по-разному, между
ними есть известное сходство.
     Дети играют. Один из них с закрытыми глазами считает до де-
сяти, остальные прячутся. Он играет в часы. Они играют в несу-
ществование их тел.
     Чем ребенок, играющий в часы, хуже иных часов? Ничем. Он
отмеряет время. Время несуществования тел других детей. Когда это
время истечет, тела могут начать им обнаружаться.  Это время  до
жизни, до ее появления. Если никто и никогда не видел  человека
а был ли он?
     Тот, кого ребенок так и не нашел, а играл ли он вообще?
     А для других  детей счет ребенка отмеряет время открытия
дверей. Когда этот ребенок закончит счет, он может открыть дверь
и встреча с ним состоится.
     Другие часы  открывают нам двери в возможности узнать после-
довательность открытия новых и новых дверей.
     Ведь пока ребенок не  кончил считать, можно переменить свое
место, перебежать  в коридор или в другую  комнату.
     Если у человека и есть часы на руках, но так темно, что он не
может разглядеть стрелки и цифры, ему трудно знать, в какой после-
довательности совершать поступки. Трудно знать какие еще двери
есть  за этой.
     Другие часы даны человеку, чтобы знать свой путь.
     Но тот, кто хорошо умеет пользоваться своими главными часа-
ми, не нуждается в  других часах.

              Жизнь без часов.
              _______________

     Если человек лишается главных часов, для него не может су-
ществовать пути. И поиски пути оказываются  лишенными  всякого
смысла и надежды. Жизнь в представлении человека и его тело су-
ществуют вечно. Что значит,  не имеют никакого видимого предела
во времени. Он беспорядочно бродит по дому, открывая и закрывая
двери. Никогда не выбраться из дома, который оказывается необъят-
ным, беспредельным.
     Какая  ему  разница,  что показывают другие часы, если нет
главных? Полное безразличие. Какая ему разница,  какую дверь от-
крыть и закрыть, если их бесконечно много?! Если из дома все рав-
но никогда не выбраться?! Полное безразличие.
     В безразличии сила. Такому человеку можно говорить правду,
потому что он не побуждает никого лгать. Ему все равно, что ему
скажут.  Но  такому человеку не говорят ничего из того, чего не
хотят передавать другим людям. Ведь неизвестно, что и  когда он
кому-нибудь скажет. Если очень хочется хоть кому-нибудь сказать
правду о чем-либо - нет более подходящего человека. Но если кто-
то опасается, что сказанное станет известно другим людям, не бу-
дет говорить с ним.
     Если этот человек и  не пообещает  чего-нибудь,  он сможет
все-таки это сделать. Если он пообещает что-нибудь выполнить, мо-
жет и не выполнить. Ему все равно.
     А зачем, собственно, ему тело. Если тело - не часы, для че-
го оно пригодно? Оно ведь не может разрушаться необратимо, посколь-
ку иначе обратиться в часы. Может  только беспорядочно изменяться.
Оно не может быть осязаемым, иначе его можно запереть, замуровать.
Что значит - превратить в часы.
     Жизнь без часов превращает человека в призрак, в случай.
     Часы делают нашу жизнь осмысленной,  поскольку  отмеряют ее
предел, а значит, и возможность  выйти из него.  Они отмеряют и
пределы ее отдельных частей, а значит, и наполняют их смыслом.
     Существование предела делает человека слабым в жизни. Ли-
шает его безразличия. Ему не все равно, какие двери открывать.
Потому  что  его главные часы напоминают  ему о времени.  Через
боль напоминают.  Физическую и нравственную.  И через  радость
ожидания отсутствия  боли. О времени,  когда он точно знает, что
боли не будет. Как обычные часы без стрелок или цифр или еще че-
го-нибудь не покажут время, так главные часы не могут показать
времени без боли, ее ожидания или ожидания ее отсутствия.
     Жизнь без часов - жизнь без боли и  без радости ожидания
ее отсутствия.

              Боязнь жизни.
              ____________

     Боязнь  есть свойство  не каждого. Есть люди боязливые, а
есть и не очень. Это свойство в несопротивлении страху, в неспо-
собности противопоставить страху нечто твердое. Сам страх - боль
от ожидания боли.
     Боль от  ожидания  боли - страх тоже рождает ожидание себя.
Цепь эта бесконечна: боль от ожидания боли. Неумение остановить
этот поток упреждающей боли и есть боязливость.
      Хорошо ли себя чувствует  человек, ожидающий неминуемого
наказания? Иной  и делать ничего  не может, все время  думая  о
неизбежном. А другой и не вспоминает: придет  день расплаты, тог-
да и будем страдать, а пока  недосуг!
     Боязнь жизни - это страх смерти.
     Страх смерти - это боязнь жизни.
     Может ли имеющий  путь  бояться жизни? Нет, потому что у не-
го нет страха смерти.
     Его жизнь - это лишь часть  его дел, для ведения которых
ему требуется тело. Имея большую цель, он постоянно путешествует
за пределы жизни, стараясь наилучшим образом  использовать  свое
тело для дел своих. А там, где ему не хватит  своего тела, есть
возможность использовать тела  других людей. Если он умеет управ-
лять ими. И не столь  уж важно, какую часть дел он свершит при
помощи своего тела, а какую - при помощи других.
     Отец с сыном предпринял далекую  прогулку. Устал сын и по-
просился на руки. Малый возраст и рост позволяли ему обратиться
с такой просьбой.
     - Потерпи, скоро прийдем, - сказал отец.
     Сын вздохнул и терпеливо зашагал  дальше. Но скоро  и отец
почувствовал усталость. И  понял, что сын  действительно устал.
     - Ну ладно!  - сказал  отец и взял ребенка на руки.
     А через некоторое время спросил:
     - Ну как? Пойдешь сам дальше?!
     - Да,  папа! - с готовностью  ответил сын и нетерпеливо по-
спешил на землю.
     Отец был отцом, сын - сыном, дорога  - дорогой, а усталость -
усталостью.
     Некоторое время сын  использовал тело отца, но дальше - свое
собственное. Так  ли уж важна эта пропорция? Важнее другое: удо-
вольствие от  прогулки, готовность потерпеть, гордость за готов-
ность идти и удовлетворенность друг другом.
     Тот, кто  использует других людей, управляя ими, понимает
их чувства: помогает им становиться лучше, помогает им найти
свой путь - не делает большой разницы между тем, что он сделает
лично сам, используя свое тело, а что - руками, головами или те-
лами других людей. Его сила - в безразличии к этому.
     Его  часы работают по другому. Они отсчитывают время  не до
его смерти, а до достижения большой цели.
     Имеющему путь его тело интересно в  той  мере, в какой оно
помогает ему в его пути. Его смерть немного  мешает ему, если не
все возможности были использованы и жалко выбрасывать  хорошую
еще вещь. Но с другой стороны, принуждает его использовать теперь
только других людей, а там можно выбирать. Нет худа без добра.
     Взвесив все про и контра имеющий путь не торопится умереть,
но и не цепляется за жизнь. Для него есть более важные вещи, чем
собственная жизнь. Поэтому ему  нет никакого резона ее бояться.

              Рождение человека.
             ___________________

     Сперва рождается тело человека. А человек рождается лишь в
момент  смерти его  тела.
     Кто я? Мужчина? Нет. Женщина? Нет. Ребенок? Тоже нет. И уж,
конечно, не взрослый. А кто же?
    Я - только материал. Материал, из которого я делаю себя всю
жизнь. Мое тело могут называть  мужчиной  или ребенком, или еще
как-нибудь.
    Конечно, я делаю из этого материала себя не один. Мне помога-
ют другие люди.  Которые жили, живут или будут жить. Мне помогает
и эта книга. Может быть, она делает меня больше, чем я сам. Ведь
она - мой ребенок, а я - ее ребенок. Ведь когда я  в ней пишу о
том, чего не знаю, пустое место в моей голове уступает твердому
знанию.
     И если всю жизнь я делаю себя из самого себя, то когда же
я готов? Когда будет положен последний штрих? Ну,  конечно, в
момент смерти. Тогда уж эта работа будет остановлена.
     Какой скульптор не хочет взглянуть на свой труд?
     Но  увидеть свое рождение нельзя прежде смерти тела. Нео-
конченную работу не принято показывать.
     Без смерти мы не смогли бы родиться и узнать: кто мы.
     Она открывает  нам  глаза.

              Мы и другие.
             _____________

     Мы не одни в этом мире.
     Главные часы не могли бы существовать, если бы любые двери
открывались без труда, если бы нам никто не мешал.
     Другие люди мешают нам. Другие люди и помогают нам.
     Если бы никто не мешал, и не с кем было бы вести борьбу,
жизнь потеряла бы смысл и мы лишились бы тела. Ведь тело - это
то твердое, что вытесняет пустоту. Не могут два разных тела че-
ловеческих занимать одно и тоже место в одно и тоже время. Именно
эта способность тела в неспособности уступить свое место другому -
и  причина борьбы, и причина жизни, и причина  смерти.
     Кто умеет  бороться -  умеет жить и умеет умереть.
     Нет борьбы лишь между имеющими путь.
     Но таких немного.
     А тех, кто имеет путь с первой минуты рождения своего  тела -
единицы среди вечности.
     Нельзя жить ни с кем не борясь.
     Но тех, с кем не борятся,  берут за руку и уводят с  собой
за пределы  жизни.
      И это - самое светлое, что можно придумать.
     Доброго вам пути!


                       ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Теперь,  когда  вы окончили чтение этой книги, я  могу
сказать, что понимаю ваши чувства.
     И я  прощаюсь с вами.
     Я ухожу и надолго.
     Возможно, когда я вернусь, то напишу новую книгу. Но не
обещаю.
     Вы, наверное, заметили, что я все время путаю слова я, вы
и мы. Пишу как бы то от одного лица, то от другого. Видимо, кто-
то все время толкал меня под руку и мешал мне писать более  ясно.
     Но я  думаю, что вы и так многое поняли.
     И если кто-нибудь нашел что-нибудь недоброе в этой книге,
жесткое или  базжалостное, то он ошибся. Я прошу других попра-
вить этого человека, потому что буду отсутствовать.
     Появятся, конечно, и толкователи этой книги. Которые будут
объяснять другим, что  здесь написано. Особенно среди моих уче-
ников. И  возникает естественный вопрос: в какой мере им можно
верить?
     Считайте, что они рассказывают вам какую-то новую книгу. Не
мою. Если эта новая книга хороша, верьте им, пожалуйста! Если
эта новая книга плохая - не верьте им, пожалуйста! А как же ина-
че?!
     До встречи, если такая когда-нибудь состоится!
    
  18 февраля 1991 г., деревня Ивакино, Московская область.
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0596 сек.