Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сигрид Унсет - Фру Марта Оули

Скачать Сигрид Унсет - Фру Марта Оули

     8 апреля 1903 г.
     Сегодня  Отто рассуждал о нашей семейной жизни. Оказывается,  он всегда
замечал гораздо больше, нежели я могла себе представить.
     Сегодня у него снова был пастор Лекке, и Отто без умолку говорил о том,
что переполняло его душу:
     "Я обрел покой, Марта. Ведь это так прекрасно - найти вечное успокоение
и отдых, уповая на Всемогущего и Милосердного. Я никогда не думал, что смогу
так спокойно  проститься  с  жизнью... Ведь  я так  молод  и  слишком многое
привязывает меня к жизни.  И я так люблю жизнь! Я всегда был таким сильным и
здоровым...  Но теперь-то я знаю, что не  лишусь ничего из  того,  что столь
дорого мне. Просто я буду  обладать этим духовно, исключительно духовно... И
я так рад, что  и ты  того же мнения. Значит, ты тоже  понимаешь, что вечной
разлуки не будет, раз мы по-настоящему принадлежали друг другу в этой жизни.
Я  говорил  сегодня  с  пастором  о  тебе.  И  он сказал,  что  Господь  наш
Всемилостивый,  вероятно,  не  потребует   от  тебя,  чтобы   ты   перенесла
ниспосланное тебе испытание невозмутимо и без жалоб, - утешение придет, хотя
и не сразу.
     А что касается детей, Марта, я верю, что из мира иного смогу следить за
ними  и  поддерживать их. Быть  может, даже каким-то образом  оберегать  их.
Конечно,  Господь Всемогущий  будет им лучшим отцом,  чем  я...  Но  все же,
думается,  разлука  не  будет  абсолютной...  И  мы  с  тобой,  Марта,  если
встретимся в том мире, вероятно,  сможем  любить  друг друга более глубоко и
духовно,  ведь  нас уже не  будут  отвлекать,  как  здесь, на земле,  всякие
пустяки...  Я  понимаю, что  ты не всегда была вполне  счастлива со мной.  Я
замечал  это...  в последние  годы...  ведь по  характеру  ты у  меня  такая
неугомонная. Я никогда не говорил  с тобой об этом, боялся сделать  хуже нам
обоим... Но все же нам ведь было хорошо с тобой, Марта?"
     Я сказала "да" и снова заплакала. Просто ужас, до чего я стала нервной,
никак  не могу сдержать слез,  слушая Отто. Но, к  счастью, это  не  так  уж
сильно и огорчает его, с тех поркак он обратился к вере.
     "В сущности, мы всегда  желали друг другу только  добра. И когда-нибудь
ты поймешь, почувствуешь, Марта, что нас  разделяли  чисто житейские мелочи,
столь  несущественные... Привычки,  образование и  прочее...  Насколько  они
ничтожны, мы поймем  в тот  день, когда уже ничто  в жизни одного из  нас не
будет скрыто от духовного взора другого".

     Даже если бы я обрела веру в Бога, разве это могло бы служить утешением
для  меня, что ничто в  жизни каждого из нас  не будет  скрыто от  духовного
взора другого! Увидеть  души друг друга обнаженными только  для того,  чтобы
понять,  какие  пустяки  разделяли их? Если это так, то  я готова  на бунт в
самом царствии небесном, потому что как же Он, Всемогущий и  Всеведущий, мог
допустить   весь   этот   отвратительный   позор   и   несчастье,   духовное
предательство,   как  Он  мог   позволить   рассыпаться  на  мелкие  кусочки
драгоценному сосуду нашей любви.
     Порой я сама тоскую об утраченной вере: как хорошо  было бы сбросить  с
себя тоску из-за бессмысленности жизни, отделаться от угнетающего настроения
-  считать, что все происходящее исполнено  глубокого смысла и благословения
Божия.  Но я  не  могу. Надо  совсем отказаться от  чувства здравого смысла,
чтобы  поверить  в  стоящего  за  всем  этим  Всемилостивейшего   Бога-отца,
возомнить о  себе бог весть  что  - такую простую возможность  спасительного
раскаяния.
     Пастор   распространялся  об   испытаниях,  которые  Господь   посылает
строптивым. Стало быть, это Бог рабов!
     Отто считает, что любая  мать  не может  не верить в  Бога, так как она
сама дает  жизнь. "Дитя -  это непосредственное послание от  Всевышнего",  -
довелось  читать мне  где-то.  Выходит, что  и юная  девушка, которой совсем
невдомек, что ее ждет, идущая под  венец черт-те с кем, готовым загубить  ее
жизнь, оглушенная звуками  органа, колоколов  и  речами  пастора,  и  бедная
женщина, жаждущая  хоть немного развеять тоску  и  напивающаяся  в  стельку,
чтобы  забыться  от  беспросветной  жизни,  и  девушка,   изнасилованная  на
проселочной дороге  каким-нибудь  бродягой,  - все  они  одинаково  получают
"послание от Всевышнего"?
     Да какое  отношение  этот  Всевышний может  иметь к моим  детям?  Какое
отношение может иметь к вечной жизни живое существо, которое возникло во мне
в виде эмбриона. И если  бы вдруг случилось несчастье и кто-то из моих детей
умер бы сразу  после  рождения,  как бы мы могли  с  ним вновь обрести  друг
друга? Ведь  тогда бы  жизнь  для меня  кончилась.  Впрочем, если  бы  такое
случилось, я бы, наверное, попыталась верить в это.
     Принято считать, что  мы, люди, созданы по образу  и  подобию того, кто
правит бесконечным миром. Я пытаюсь осознать это - и  думаю о своей жизни, о
своей духовной близорукости. И прихожу к выводу: увы, все эти рассуждения  -
всего-навсего детский лепет.

     12 апреля 1903 г.
     В  свое время я  все  терзалась  тем, что  Отто не понимает меня. И мне
никогда в голову не приходило, что это я не понимаю Отто. Мы оба блуждали во
тьме,  и в то же  время  были настолько близко друг от друга, что стоило мне
протянуть руку,  как я всегда находила его рядом с собой. Наша юная  страсть
перегорела, это  я дала ей  угаснуть;  я  не  осознавала,  что вполне  могла
поддерживать огонь любви, который мог бы согревать нас обоих всю жизнь. Ведь
я считала себя такой умной.
     Отто видел,  что что-то в  нашей жизни разладилось, и он сокрушался  об
этом,  хотя и не так горько,  как я, ведь ему приходилось так много думать о
своей  работе,  и к тому же он никогда  не сосредотачивался, как я, на  себе
самом. Но ведь и он печалился.  Тосковал по душевной гармонии. Но он даже не
мог вообразить, насколько все  разладилось, он никогда не осознавал этого до
конца. Он так  чтил  "долг" и верность,  что ему и в голову не могло прийти,
чтобы мужчина и женщина, вступившие в брак по любви, имевшие семейный очаг и
детей, могли вдруг стать настолько чужими друг другу. А я-то считала, что он
просто ничего не видит.
     Из наших теперешних разговоров я  узнала о его тогдашних страданиях, но
теперь для него это всего лишь отблеск былого. Все это уже не имеет для него
значения.  Оказалось,  что  ему  легко  было  уверовать, теперь  он  весь  -
воплощенная вера.
     Он спросил меня, не хочу ли я причаститься вместе с ним.
     "Только если ты не хочешь, то не надо. Ведь ты не можешь на многие вещи
смотреть так  же, как я, ведь ты целиком принадлежишь жизни... Понимаешь, не
нужно этого делать ради меня. Причастись, если у тебя лежит душа к этому".
     Я была так рада, что тут же согласилась, он прямо весь просиял.
     Каждый день  я читаю  ему  вслух  Библию, и  мы ведем  душеспасительные
разговоры. Ему  нельзя  много  говорить, его тихий хриплый  шепот то  и дело
срывается, и я постоянно наготове с полосканием и питьем.
     Его рассуждения уже не кажутся мне такими чуждыми, и в этой игре в веру
есть  даже какое-то  утешение.  Конечно  же,  в христианстве  весьма ощутима
внутренняя  стройность  и  гармония, как будто стоишь  в  высоком  соборе  с
цветными  витражами,  только я ведь никак не  могу  отвлечься от мысли,  что
подлинный мир и настоящий свет находятся там, за стенами собора.
     Боже Всемогущий, какое отчаяние охватывает меня  при мысли,  что  конец
близок. А я все лгу и лгу, не осмеливаясь произнести вслух ни слова правды.

Часть третья. РАЗРОЗНЕННЫЕ ЛИСТКИ

     Лиллеруд, июль 1904 г.
     Господи,  но что же  я в самом  деле  за человек? Я всегда считала себя
умной и доброй. Да, я совершила большой грех, но почему-то  думала, что вина
лежит не на мне. Теперь  все  предстает передо мной  совсем в другом  свете.
Теперь я осознаю, что была слепа и не способна на взаимопонимание, как никто
другой.  Моя жизнь совсем разбита. И причина  наверняка где-то  внутри  меня
самой.
     Когда я обвожу  взглядом комнату, где в кроватках почивают мои детки, я
начинаю размышлять о том,  какие разочарования и трагедии могут ждать меня в
будущем. Неужели мне суждено так или иначе потерять их, как и многое  другое
в  жизни?  Мне  представляется,  что  вся  моя  жизнь  - это  цепь неудач  и
несбывшихся надежд, которые покидали меня, но причина всего этого кроется во
мне самой. Я так устала от всего, что даже не представляю, как жить  дальше;
пережив столько несчастий, я оказалась сломлена и подавлена и  уже просто не
осмеливаюсь подняться.
     Я  беру бумагу и письменные  принадлежности,  чтобы ответить на  письмо
Хенрика.  Я перечитываю его еще раз и ощущаю в нем искру  былого чувства, но
мне самой нечем  ответить на это. И все же я не могу сказать, что его письмо
оставляет меня равнодушной, мне приятно, что  я небезразлична ему. Не думаю,
чтобы нам с ним довелось еще когда-нибудь свидеться в  этой жизни, но все же
приятно сознавать, что там, в Нью-Кастле, он вспоминает  обо мне с теплотой.
Наверное, он и впрямь глубоко привязан ко мне. По натуре-то он верная душа.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0976 сек.