Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

С.Довлатов - СОЛО НА УНДЕРВУДЕ

Скачать С.Довлатов - СОЛО НА УНДЕРВУДЕ


     Николай Тихонов был редактором альманаха.  Тетка моя была
секретарем этого издания.  Тихонов попросил ее взять у  Бориса
Корнилова стихи. Корнилов дать стихи отказался.
     - Клал я на вашего Тихонова с прибором, - заявил он.
     Тетка вернулась и сообщает главному редактору:
     - Корнилов стихов не дает. Клал, говорит, я на вас с ПРО-
БОРОМ.
     - С прибором,- раздраженно исправил Тихонов,- с прибором.
Неужели трудно запомнить?!


     В двадцатые годы моя покойная тетка была  начинающим  ре-
дактором. И вот она как-то раз бежала по лестнице.  И,  предс-
тавьте, неожиданно ударилась головой в живот Алексея Толстого.
     - Ого, сказал Толстой, - а если бы здесь находился глаз?!


     Умер Алексей Толстой.  Коллеги собрались на похороны. Моя
тетка спросила писателя Чумандрина:
     -  Миша, вы идете на похороны Толстого?
     Чумандрин ответил:
     - Я так прикинул. Допустим, умер не Толстой, а я, Чуманд-
рин. Явился  бы Толстой на мои похороны?  Вряд ли.  Вот и я не
пойду.


     Писатель Чумандрин  страдал запорами.  В своей уборной он
повесил транспарант:
     "Трудно - не означает: невозможно!"


     Мейлах работал в ленинградском Доме кино.  Вернее, подра-
батывал. Занимался  синхронным переводом.  И вот как-то раз он
переводил американский фильм.  Действие  там  переносилось  из
Америки во Францию. И обратно. Причем в картине была использо-
вана несложная эмблема. А именно, если герои оказывались в Па-
риже, то мелькала Эйфелева башня. А если в Нью-Йорке, то Брук-
линский мост. Каждый раз добросовестный Мейлах произносит:
     - Нью-Йорк... Париж... Нью-Йорк... Париж...
     Наконец это показалось ему утомительным и  глупым. Мейлах
замолчал.
     И тут в зале раздался голос с кавказским акцентом:
     - Какая там следующая остановка?
     Мейлах слегка растерялся и говорит:
     - Нью-Йорк.
     Тот же голос произнес:
     - Стоп! Я выхожу.


     У одного знаменитого режиссера был инфаркт.  Слегка опра-
вившись, режиссер вновь начал ухаживать за молодыми женщинами.
Одна из них деликатно спросила:
     - Разве вам ЭТО можно?
     Режиссер ответил:
     - Можно... Но плавно...


     У Хрущева был верный соратник Подгорный.  Когда-то он был
нашим президентом.  Через  месяц  после снятия все его забыли.
Хотя формально он много лет был главой правительства.
     Впрочем, речь не об этом.  В 63 году он посетил легендар-
ный крейсер "Аврора". Долго его осматривал. Беседовал с экипа-
жем.Оставил запись  в книге почетных гостей.  Написал дословно
следующее:
     "Посетил боевой корабль.  Произвел неизгладимое впечатле-
ние!"


     Одного нашего знакомого спросили:
     - Что ты больше любишь водку или спирт?
     Тот ответил:
     - Ой, даже не знаю. И то и другое настолько вкусно!...


     Академик Козырев сидел лет десять. Обвиняли его в попытке
угнать реку Волгу. То есть буквально угнать из России - на За-
пад.
     Козырев потом рассказывал:
     - Я уже был тогда грамотным физиком. Поэтому, когда сфор-
мулировали обвинение,  я рассмеялся. Зато, когда объявили при-
говор, мне было не до смеха.


     По Ленинградскому      телевидению      демонстрировалсяя
боксерский маатч.  Негр,  черный как вакса, дрался с белокурым
поляком. Диктор пояснил:
     - Негритянского  боксера вы можете отличить по светло-го-
лубой полоске на трусах.


     Борис Раевский  сочинил повесть из дореволюционной жизни.
В ней была такая фраза (речь шла о горничной):
     "... Чудесные светлые локоны выбивались из-под ее кружев-
ного ФАРТУКА..."


     Псевдонимы: Михаил Юрьевич Вермутов, Шолохов-Алейхем.


     В Тбилиси проходила конференция на тему "Оптимизм советс-
кой литературы""".  Было множество выступающих.  В том числе -
Наровчатов, который говорил про оптимизм советской литературы.
Вслед за  ним поднялся на трибуну грузинский литературовед Ке-
моклидзе:
     - Вопрос предыдущему оратору:
     - Пожалуйста.
     - Я относительно Байрона. Он был молодой?
     - Что? - удивился Наровчатов. - Байрон? Джордж Байрон?
Да, он погиб сравнительно молодым человеком. А что?
     - Ничего особенного.  Еще один вопрос про Байрона. Он был
красивый?
     - Кто,  Байрон?  Да, Байрон, как известно, обладал весьма
эффектной наружностью. А что? В чем дело?
     - Да, так. Еще один вопрос. Он был зажиточный?
     - Кто,  Байрон?  Ну,  разумеется. Он был лорд. У него был
замок. Он был вполне зажиточный.  И даже богатый.  Это общеиз-
вестно.
     - И последний вопрос. Он был талантливый?
     - Байрон? Джордж Байрон? Байрон - величайший поэт Англии!
Я не понимаю в чем дело?!
     - Сейчас поймешь. Вот смотри. Джордж Байрон! Он был моло-
дой, красивый, богатый и талантливый. Он был - пессимист! А ты
- старый, нищий, уродливый и бездарный! И ты - оптимист!


     В Ленинграде есть комиссия по работе с молодыми авторами.
Вызвали на заседание этой комиссии моего приятеля и спрашивают:
     - Как вым помочь?  Что нужно сделать? Что нужно сделать в
первую очередь?
     Приятель ответил грассируя:
     - В пегвую очегедь?  Отгезать мосты,  захватить телефон и
почтамт!..
     Члены комиссии вздрогнули и переглянулись.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0952 сек.