Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

Скачать Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

                           -----

   - ...Вот  что  я  тебе  скажу,      -    Иванов    сделал
многозначительную паузу.  - Кто-то в твоей машине - вирус ли,
или кто другой - проявляет подозрительную осведомленность  в
вопросах богословия. Откуда, например, программа может знать
имена всех потомков Адама?
   - Да я и сам их не знаю! - воскликнул Сидоров.
   - Дурень,  о тебе ли речь...  Надо полагать,    где-то  в
утробе системы,  на винчестерах,  или еще где,  есть файл  с
текстом Ветхого Завета. Понял?
   - Понял, наверно есть. И что?
   - Ищи, и найди.
   - Не понял. Он ведь может быть закодирован.  Сам  знаешь,
за такие файлы по шее бьют.
   - Намыливай и ищи.  Сдается мне,  что все  так  и  дальше
пойдет как по писаному...
   - Опять два раза не понял!
   - Не понял - не надо.  Ты ведь у нас Господь,  у  тебя  о
другом голова должна болеть.  А  думать  буду  я.    Я  буду
Всевышний.
   - Так это же одно и то же.
   - Глупости! Где это написано?
   - Бог его знает... Где-то, наверное, написано.
   - Ну,  так вот,  не верь неверным.  Мало что написано - у
нас свои установки... Библия...  Библия - она и есть Библия,
а ты - Господь.  Ты должен  управлять  событиями  от  своего
лица...  От лиц,  - поправился Иванов.  - А ты  ведешь  себя
пассивно.  Видимо...  Видимо-невидимо!..  Пойми,  если ты не
будешь влиять на события,  это сделает кто-то другой - пусть
хоть тот же вирус. А он, между прочим, не семи пядей во лбу,
и  у  него  только  один  источник  сведений  -  этот  самый
пресловутый библейский файл. Понял? Повтори!
   - Библейский файл,  - тупо произнес Сидоров.  - Ничего не
соображаю!    Я  с  Гавриилом  намучился  сегодня  -  голова
квадратная, а тут ты... Со своими...
   - Библию должен ты трактовать, а не вирус! Ясно?.. Ладно,
черт с тобой,  пока информации недостаточно,    действуй  по
обстоятельствам.
   - А работать кто за меня будет?
   - Надоел!.. Ты же и будешь.  На полчаса в день запускай -
вполне достаточно.  Темп-то у них какой - пятьсот лет в час!
Но,  полагаю,  он замедлится.    Как  только  народу  станет
побольше - должен замедлиться.
   - И что я должен делать?
   - Я же сказал - по обстоятельствам.  Но веди по сценарию.
Пусть строят ковчег, а дальше - потоп.
   - А этого.., Азазелу с тем, вторым? Кто они такие?
   - Эти-то? Так, мелкая сволочь.  Там,  понимаешь,  в книге
Еноха - ее нет в каноническом тексте Библии - говорится, что
ангелы стали брать в жены человеческих баб.  Ну,  и пошли от
них всякие исполины: Этот разврат надо прекратить,  иначе не
история получится, а бордель. Видишь, уже поссорились. Ясно,
из-за чего...
   - Слушай, я только одного ангела сотворил - откуда эти-то
взялись?
   - Должно быть, от него и взялись... Не знаю я, откуда они
взялись! - взорвался Иванов.  - Ангелов в Библии - хоть пруд
пруди,  а откуда взялись - не сказано.  Да тебе что за дело?
Которые проштрафились - тех к ногтю!
   - И куда их деть?
   - Исполинов - утопить,  а ангелов - в преисподнюю.    Они
может быть уже восстание готовят - что же с ними  цацкаться.
Только революции нам не хватало...
   - Однако же,  ты гумани-ист!  Только девать их  некуда  -
преисподнюю я не стал делать.
   - Как не стал?! Я же говорил!  Без исправительно-трудовых
учреждений ни одно общество нормально развиваться не может.
   - Он говорил! А кто ты такой?
   - Я - Всевышний, - гордо сказал Иванов.
   - Всевышний.., - презрительно процедил Сидоров. - Я таких
Всевышних в гробу видел. Короче,  я тебя снимаю с должности.
Будешь советник по особым поручениям.
   - За что-о?!  - заорал Иванов.  - Ну,  ладно.  Ты  будешь
Господь и Всевышний,  а я буду Дух Святый.    Вот  еще  Сына
найдем, но это потом...
   - Сына надо  проводить  особой  процедурой,    -  заметил
Сидоров.
   Иванов ухмыльнулся.  Он понял,  что Сидоров не так прост,
как прикидывается, и уж если дело дошло до дележки портфелей
в небесном кабинете - маху не даст.
   Сидоров был отнюдь не прост.  В  предыдущие  выходные  он
изрядно поразмышлял над смыслом разделения личности  Господа
Бога на три ипостаси. И пришел к выводу о том, что это вовсе
не благоглупость,  а,    напротив,    свидетельство  крайней
предусмотрительности отцов христианства.  Уже тогда был,   в
известном смысле,  сформулирован принцип разделения властей.
Неясно,  правда,  кто за что отвечал,  известно только,  что
Христос имел отношение  к  реформе  судебной  системы.    По
крайней мере, амнистия грешникам была объявлена от его имени.
   Да,  читатель,  в душе Сидоров был демократом,  хотя и не
подавал виду.  А вот что  касается  корейца  Иванова  -  он,
скорее всего,  являлся консерватором и  сторонником  жесткой
линии.  Таким образом,  в нашем деле сошлись волна и камень,
да  простит  мне  Александр  Сергеевич  подобную  вольность.
Впрочем,  если этого  будет  достаточно,    то  автор  готов
поручиться за Александра Сергеевича,   ибо  он  дарил  своим
поклонникам не только метафоры, но и целые сюжеты...
   Очередной сеанс  связи  с  моделью  мироздания  состоялся
только  через  три  дня,    то  есть  в  страстной   четверг
(прилагательное на совести автора). Выяснилось следующее.
   Модель запускалась на выполнение и без Сидорова,   о  чем
свидетельствовали даты событий.  Однако,  ход времени в этом
случае замедлялся,  как удалось установить,  примерно раз  в
сто.  За трое суток прошло  всего  триста  лет.    Но  самое
интересное было то, что строительство ковчега уже шло полным
ходом.
   "Что  за  шутки, - пробурчал  Сидоров.    -  Я  не  давал
указаний. Просто свинство с их стороны..."
   Но  отреагировать  на  сообщение  не  успел  -  на  экран
выскочило новое:
   "Год 998. Хляби небесные подготовлены.    Прошу  указания
отверзнуть".
   Сидоров всполошился.  Потоп не входил в его  планы,    но
важнее было другое.  Кто-то в его мироздании имеет  наглость
брать  на  себя  принятие  решений,    и    притом    весьма
ответственных.
   "Кто на связи?" - грозно отстучал он.
   "Слуга господень. Наместник высших сфер", - был ответ.
   "Что-о?! - прорычал Сидоров.  - Ах,  ты дрянь!    Я  тебе
покажу хляби!..   Хорошенький  слуга  -  ставит  меня  перед
свершившимся фактом".
   Как видим,  Сидоров удивительно  быстро  адаптировался  к
роли Всевышнего, и немедленно начал мыслить соответствующими
категориями.
   "Потоп отменяется впредь до  особого  распоряжения",    -
странслировал он.
   "Никак невозможно,  Господи, - верхнее небо переполнено",
- ответил самозванный Наместник.
   Дальнейший  диалог  напоминал  обмен  телеграммами  между
Минводхозом и дирекцией Цимлянского водохранилища по  поводу
пропуска весеннего паводка.  Сторговались  на  том,    чтобы
"спустить хляби до безопасного уровня",   после  чего  экран
стал  неуклонно  заполнятся  сообщениями  о  тех  или   иных
событиях в модели,    связанных  с  всемирным  потопом,    с
указанием соответствующих дат. Среди прочих было и такое:
   "Год 1002. Ковчег причалил к подножию горы Араратской".
   Вспотевший Сидоров счел за благо сбросить систему и взять
тайм-аут для консультаций с членами кабинета.  Только задним
числом он вспомнил, что нужно было сделать запрос на предмет
того,   взял  ли  Ной  в  ковчег  "всякой  твари  но  паре".
Оставалось теперь надеяться на то,  что Наместник не взял на
себя смелость отступить от канонов Библии.
   Вечером они с Ивановым решили прогуляться  вдоль  воды  и
обсудить ситуацию на фоне речных просторов.  Река,  просторы
каковой и были использованы для создания фона,    называлась
Обь.  Более точные координаты указать невозможно,  ибо автор
связан обязательствами.   Что  касается  намеков,    то  они
допустимы,  и даже вполне уместны.  Из Юдоли скорби и печали
кабинет проследовал в направлении Золотой долины мимо Святой
Обители,  и далее глухой таежной чащей выдвинулся к Железной
дороге, за которой открывалась грандиозная картина с прибоем
и видом на тот самый остров,  где дважды чуть  не  случилось
грехопадение, о чем теперь автор сожалеет, но, увы,  тщетно.
Теперь  он  пользуется  принципом:  если  можешь    что-либо
совершить - совершай.  Ибо твои  ошибки  никто  за  тебя  не
совершит. Потомки же не прощают отсутствия наглядных пособий
на уроках жизни.   Особенно,    если  в  результате  они  не
появляются на свет...
   - Резюмирую, - сказал Иванов, выслушав доклад. - Все идет
как по маслу. Наш Сатана отнюдь не дурак. Он понял, что если
начнет  гнуть  самостоятельную    линию    и    политиковать
напропалую,  ты возьмешься за него всерьез и покажешь  этому
стервецу кузькину мать.   Теперь  он  будет  демонстрировать
покорность и рвение,  а свои козни держать про запас.   Наша
задача: выяснить его планы,  пресечь и всех взять  в  ежовые
рукавицы.
   - В бериевые, - уточнил демократ Сидоров.
   - Что?.. Ты это прекрати.  Народ  надо  держать  в  узде.
Народишко-то анафемский...  Вон Каин Авеля кокнул,  дальше -
больше.  История тебя ничему не учит.  Если жрать им  станет
нечего - начнут давить друг друга.    Даже  сейчас,    уж  и
плюрализм, и демократия, и гласность, но не дай народу хлеба
насущного - он такое устроит!  А в те поры...  Ты  идеалист,
Коля. Кстати,  надо бы какую-нибудь манну небесную выдумать.
И вот еще что - завет. Авторитет следует укреплять.
   - Дерьмо все это,  - сказал Сидоров  с  отвращением.    -
Завет, авторитет... Неужели нельзя как-нибудь по-человечески
развиваться?
    Иванов вздохнул я плюнул в набежавшую волну.
   - Там видно будет, - заключил он. - Жизнь покажет.
   Уже на следующий день среди прочих появилось сообщение  о
том,  что в Вавилоне группа  неустановленных  лиц  принялась
строить башню до неба с неизвестной целью.
   "Ну и пусть себе строят, - решил Сидоров. - Не дерутся же
- строят".
   И тут же получил,  так  сказать,    по  сусалам  за  свою
наивность.
   "Все передрались,  опившись виноградным  соком.    Кидали
камни друг в друга, отчего башня рухнула,  ибо камни те были
краеугольными.  Смешался язык их,  и богохульствовали",    -
доложил Наместник.
   Он,  судя по всему,   окончательно  уволил  от  должности
ангела информатора,   решив,    что  сподручней  общаться  с
Господом напрямую.
   "Дрянь дело, - решил Сидоров. - Прав Иванов,  надо с ними
договор заключать, чтобы без моей воли ни шагу".
   И приказал зажечь в небе радугу.
   Реакция не заставила себя ждать.  Наместник сообщил,  что
повсюду царит энтузиазм,  и народ  в  основной  своей  массе
благоденствует,  вследствие чего воздает хвалу,   и  прочая.
Однако, есть и недовольные.
   Некоторые лепят себе божков из глины  и  поклоняются  им.
Другие отливают из золота  тельцов  и  приносят  им  жертвы.
Возникают споры и драки по поводу того, чей идол лучше.
   "Ага, - подумал Сидоров, - появились конкуренты!".  Но не
отреагировал.  И совершенно напрасно.   Потому  что  немного
погодя появилось сообщение:
   "Господу от Наместника. Все богоотступники, не признавшие
тебя, Господи, богом единым,  наказаны смертью через болезни
и посредством несчастных случаев".
   "Прекратить!", - отдал Приказание Сидоров.
   "Выполнено", - ответил Наместник.
   Сидоров, увы, не знал,  каким образом Наместник трактовал
его лаконичную фразу... Он был занят другим. Дело в том, что
сразу после ответа Наместника на экран  было  выдано  нечто,
при ближайшем рассмотрении оказавшееся молитвенной просьбой:
   "Господи,  Боже наш  Всевышний,    покарай  соседа  моего
Иоахора смертью и язвой за то,  что соблазнил  он  мою  жену
Лию, и жену покарай, и детей от его колена ".
   Самое интересное,  что до  тех  пор,    пока  Сидоров  не
отреагировал на просьбу, никаких движений на экране и,  судя
по всему,  в утробе компьютера не происходило.   Создавалось
впечатление,  что он попросту зациклился.   В  растерянности
Сидоров набрал на клавиатуре какую-то абракадабру  из  букв,
чем, вероятно, полностью удовлетворил просителя,  потому что
экран снова ожил и сообщил:
   "Благодарю тебя, Господи!"
   "За что, интересно?" - подумал Сидоров и похолодел.
   И было отчего. Вполне могло показаться,  что его указание
было проинтерпретировано в удовлетворительном смысле.  Иначе
был ли смысл благодарить?
   Сидоров начал понимать, что оказался в ловушке,

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1082 сек.