Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

Скачать Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

                              -----

   Жизнь, между тем, шла своим чередом.  Модель развивалась,
и чем дальше,   тем  стремительней.    Сидоров  теперь  даже
примерно не мог сказать,  какую часть ресурсов  системы  она
использует.  Какие процессоры,  сколько временя и памяти,  и
какую часть дискового пространства?  Вызывали удивление  два
обстоятельства.  Во-первых,   с  точки  зрения  абстрактного
пользователя система функционировала  нормально,    и  никто
ничего  не  подозревал.    Почему?    Это  было   совершенно
необъяснимо!  Ну,  начальники,  вероятно,   потому  что  они
начальники.   В  их  обязанности  просто  входит  ничего  не
подозревать.  А программисты?  А  системщики?    Создавалось
впечатление, что работа вычислительной системы,  в сущности,
никого  не  интересует.    Оставалось  ответить  на  вопрос,
интересует  ли  сотрудников    данного    учреждения    хоть
что-нибудь,  имеющее отношение к  задачам,    стоящим  перед
данным учреждением? И существуют ли указанные задачи вообще?
   Второе  обстоятельство  казалось  Сидорову   еще    более
загадочным.  Дело в том,  что  модель  необъяснимым  образом
узнавала его.  Однажды кто-то  из  программистов  по  ошибке
запустил файл-мироздание, Сидоров, стоявший рядом, похолодел
и... Тем все и кончилось.
   Никакой хроники событий в модели на экран выдано не было.
программист чертыхнулся,  обозвал себя  кретином  и  сбросил
систему.  Размышления Сидорова по  этому  поводу  сведись  к
тому, что, вероятно,  модель как-то анализирует стиль набора
текста на клавиатуре.  Хотя модель  можно  было  вызвать  на
выполнения и не набирая никакого текста. Но, мало ли...
   А что же жизнь?  Она,  как уже было сказано,   шла  своим
чередом.  Благополучно скончался Моисей,  о судьбе  которого
модель особо старательно информировала Сидорова. Он, судя по
всему, был именно той личностью, которой передавались первые
опыты законотворчества.  После этого дело пошло веселей.  От
гласа священных труб пали стены Иерихонские. Выяснилось, что
кроме евреев и египтян существуют также другие народы,   как
то: ханаанеи, хеттеи, аморреи, евеи и даже иевусеи.  А кроме
упомянутых можно было подозревать наличие еще целой кучи.
   Сидоров придерживался выжидательной тактики.   Постепенно
он  научился  отбивать  молитвенные  просьбы  -  не   столь,
впрочем, многочисленные - тем, что,  либо отвечал совершенно
невпопад, либо давал указания,  начало которых противоречило
их концу. Метод дал блестящие результаты.  Количество просьб
снизилось раз в десять,  они уступили место  восхвалениям  и
пророчествам разного рода,  о которых Наместник информировал
Сидорова неукоснительно,  равно как  и  обо  всех  событиях,
выходивших за рамки обыденного.  Так например,  некто Самсон
ухлопал ослиной челюстью целую тысячу  человек,    но  Некая
Далила остригла его,  лишив  сил  и  энергии,    после  чего
филистимляне ослепили героя и увели его в рабство. Интересно
было сообщение о том,  что некий  Авессалом  еще  при  жизни
взял, да и поставил себе памятник в Царской долине.  Сидоров
отметил,  что в  нашем  мире  у  Авессалома  нашлось  немало
последователей.
   Особенно позабавил Сидорова царь до  имени  Соломон,    у
которого, судя по докладу Наместника, было ровно семьсот жен
и еще триста наложниц.  Сидоров не мог  понять,    что  этот
Соломон делал с такой прорвой женщин,  а если  ничего,    то
почему он для ровного  счета  не  женился  еще  триста  раз.
Вероятно,  по  причине  сугубой  мудрости,    каковая  особо
подчеркивалась в сообщении.
   В общем-то,  Сидорову постепенно вся эта канитель  начала
надоедать.  Он ожидал большего,  а дело свелось к тому,  что
модель тупо следовала канонам священного Писания.
   Иванов же заявил во время очередного совещания на  высшем
уровне, что он это предвидел,  и что ягодки впереди.  Потому
что Писание когданибудь кончится  и  волей-неволей  придется
писать новое: Для Сидорова эта  мысль  явилась  откровением,
хотя  сам  Иванов  отнюдь  не  ассоциировался   с    Иоанном
Златоустом,  ибо в разговорах пользовался бытовой лексикой и
не был склонен к экзальтации.
   - А  что  Сатана?    Как-нибудь  себя  проявляет?       -
поинтересовался Иванов,  изложив свой взгляд на  перспективы
развития,
   - Наместник? Нет.  Строго выполняет указания,  пунктуален
до невероятия!
   - Ничего, проявит...
   - Ой ли?  - усомнился Сидоров.  - Почему ты решил,    что
именно его  следует  ассоциировать  с  Сатаной.    Сатана  -
носитель абстрактного зла, а Наместник нейтрален.
   - Да, да, конечно.., - рассеянно произнес Иванов.  - Надо
попытаться расшевелить это болото...  Послушай,  а ты можешь
мне пропуск сделать в вашу контору?
   - Могу, наверное. Но... - Сидоров замялся.
   - Боишься? А дело стоит того.  И потом,  как член высшего
законодательного собрания,  я  имею  право  на  внеочередную
встречу с избирателями.  Иначе подаю в отставку.  Протест  в
письменном виде?
   Пришлось согласиться.  Иванов был подан начальству,   как
сотрудник    университета        (что        соответствовало
действительности),  специалист в области кластерного анализа
(что  почти  соответствовало   действительности),        без
консультации которого нефть уходит в  подземные  поры  и  не
желает оконтуриваться.
   Итак,  потомок рода Кореева явился  в  учреждение,    где
работал Сидоров,    наговорил  девочкам  кучу  комплиментов,
покалякал с мужиками о политике,  выказав недюжинное  знание
всех перипетий перехода к рыночной экономике и показав  себя
ярым сторонником прав человека (в особенности женщин), после
чего направил стопы свои в компьютерный зал,  где немедленно
занял кресло  Сидорова  и  начал  задавать  глупые  вопросы,
бесцеремонно тыкая на кнопки, то есть действуя способом,  не
вызывающим никаких подозрений.
   - Ну, давай, запускай, - прошипел он, когда интерес к его
персоне у окружающих устремился к нулю.
   Сидоров, воровато оглянувшись, запустил.
   Некоторое время Иванов изучал хроники,  время от  времени
хмыкая и щуря глаза,  а потом  неожиданно  резво  набрал  на
клавиатуре:
   "Наместника ко мне!"
   "Наместник слушает тебя, Господи", - отозвался компьютер.
   - Ты что делаешь,  болван!  - зашипел Сидоров,    пытаясь
незаметно спихнуть Иванова с кресла. Но не тут-то было.
   - Вы видите,  уважаемый Николай  Борисович,    -  солидно
произнес Иванов,
   - это типичный  пример  того,    как  выбором  надлежащих
параметров распределения  мы  можем  разделить  всю  выборку
данных сейсморазведки на два отчетливо выраженных класса.  А
сейчас попробуем варьировать сами распределения...
   При этом Иванов сохранял остойчивость,  блокируя действия
Сидорова левой ногой.  Сидоров  понял,    что  вырвать  Духа
Святого из-за дисплея сейчас  может  только  нечистая  сила,
которой он не располагал. И отступился.
   "Где ты  был?" - продолжал  между  тем  Иванов,    орудуя
клавишами.
   Наместник помедлил, а потом ответил:
   "Я ходил по земле и обошел ее всю".
   "Как обстановка?".
   "Увы, Господи,  мятутся народы,  но усилия их тщетны",  -
уклончиво ответил Наместник.
   "Много ли праведников среди людей?", - напирал Иванов.
   "Один", - был ответ.
   - Вот даже как?  - удивился Иванов.  - Всего  один!    Не
густо, не густо...  Вероятно,  критерии жестковаты,  как вы,
Николай Борисович, полагаете? А впрочем...
   "Испытай его", - отстукал он.
   Ответ последовал молниеносно:
   "Исполнена воля твоя, Господи".
   "Что ты сделал?".
   "Я обрушил на него все горести земные".
   "Возроптал ли он на Бога своего?".
   "Нет", - ответил Наместник.
   - Ну,  ты просто садист!  - прорычал Сидоров.  - Прекрати
немедленно!
   - Что ты нервничаешь?  Все идет по плану.   Это  он  Иова
испытывал.
   - Мне плевать, кого он испытывал. Слазь со стула!
    Иванов даже усом не повел.
   "Много ли тех,  кто ищет истину?",   -  набрал  он  новый
вопрос.
   "Один", - сообщил Наместник.
   "Нашел ли этот ее?".
   "Да".
   "В чем его истина?".
   "Все суета", - несколько даже обреченно ответил Наместник.
   "Свободен", - приказал Иванов и откинулся в кресле.
   - Вот и все,  - заключил он.  -  Дальнейшее  интереса  не
представляет. Они, естественно, мятутся,  грешат по мелочам,
но в Бога веруют и истин не домогаются. Они идут нашим путем
и придут туда же.
   Сидоров поджал губы,  и,   со  словами  "кина  больше  не
будет", выключил компьютер.  Он проводил Иванова до вахтера,
сухо распрощался и,  вернувшись за  свой  стол,    просидел,
уставясь в одну точку,  до конца рабочего дня.  Более  того,
остаток недели он посвятил  раздумьям  и  созерцанию  экрана
монитора. А с понедельника начал писать какой-то программный
модуль.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.093 сек.