Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

Скачать Владимир Дрыжак - ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

                            -----

   Кое-кто из вероятных читателей не преминул отметить,  что
автор как-то незаметно  исчез  из  повествования  со  своими
плоскими ремарками. Успокоитесь,  он здесь,  и,  как всегда,
начеку.    Теперь  он  вынужден  снова  приступить  к  своим
обязанностям, ибо на целых три недели Сидоров вышел из игры,
поскольку серьезно заболел. Совершенно верно, грипп. Болезнь
ужасная  и  чреватая  всякими  осложнениями,    каковые   не
замедлили  последовать.    Причина   заболевания    осталась
невыясненной.  Пиво ли холодное,  или  ужасный  сквозняк  от
кондиционеров  в  компьютерном  зале  (а    там    были    и
кондиционеры,  как это ни странно) - Бог про то ведает.  Что
касается осложнений,  то они вылились в  воспаление  легких,
так что Сидоров загремел в  больницу.    Когда  в  очередную
пятницу  он  не  явился  на  заседание  кабинета,     Иванов
обеспокоился, выяснил, в чем дело, но апельсины сумел добыть
только к концу следующей недели  (где?    О!    Иванов  умел
добывать апельсины,  и даже в суровые  годы  перестройки  не
утратил эту способность).  Он явился в больницу,   прорвался
через кордоны,  и появился в палате,  как ангел господень из
пламени куста.
   - Ну как ты?  - весело заорал Иванов прямо с порога.   Он
был бодр и в отличной спортивной форме, то есть в больничном
халате поверх пальто.
   Сидоров же, напротив, был слаб и бледен,  то есть лежал в
постели под одеялом.
   - Да вот,  - сказал он,  грустно  улыбаясь,    лежу  тут,
постигаю общечеловеческие ценности.
   - Молодец! - похвалил Иванов. - Что тут у нас?.. О!  "Три
мушкетера"! Отличная книга, да и ты молодцом! А соседи, - он
оглядел палату,  где кроме Сидорова лежали еще трое,  -  все
сплошь очень приличные люди.  Я бы и сам с вами полежал,  но
увы... На улице снег - дело к рождеству... Макарова, кстати,
вышла замуж за  какого-то  тоже  корейца,    Наташка  велела
кланяться. Сказала, что забежит.
   - Могла бы и раньше забежать, - резонно заметил Сидоров.
   - Она была не в курсе, а теперь без апельсинов явиться не
может: Ну, как ты?
   - Да так... Хрипы слева.
   - Дело,  надеюсь,  не идет к инвалидности?  -  озаботился
Иванов,    присаживаясь  на  постель  в  ногах  и  заботливо
поправляя полотенце на спинке кровати,  вообще говоря,    не
нуждавшееся в его внимании.
   - Еще неделя гарантирована.
   - И отлично. Отоспишься,   отъешься.    Апельсины  будешь
трескать - чтоб я так жил!
   - Уже отоспался. По ночам - кошмары.
   - Это интересно. Что снится?
   - Всякое, но все одно к одному.  Например,  сижу и пялюсь
на экран - это во сне, разумеется.  А мне транслируют,  мол,
бьются лучшие умы,  никак законы механики открыть не  могут.
Помоги, мол, Господи,  яви свою мудрость.  Я туда,  сюда,  и
думаю: Бог ты мой, законы-то эти я в модель не заложил.  Все
- примитив. Земля плоская, слоны, черепахи...  А они кричат:
Боже, Земля не вертится! Кошмар! Я сажусь, давай им механику
сочинять из операторов, Землю круглую сделал. Только успел -
Коперника сожгли. То есть, не Коперника, а этого... By, кого
там сожгли?
   - Надо полагать, Джордано Вруно.
   - Вот! Ах, думаю, мерзавцы.  Давай Солнце творить.  Землю
на орбиту вывел, планеты... И все это программно, понимаешь?
Каторга!
   - А потом?
   - Потом не помню... Кажется, я затеял реестр всех законов
природы составлять. Чтобы с опережением было. А то ведь, сам
понимаешь, пора закон всемирного тяготения открывать,  а его
и в проекте нет...  Но не успел,  они уже квантовую механику
открыли,   а  я  еще  классическую  не  оформил,    Молитвы,
проклятья... А я чувствую, что отстал безнадежно.  И тут мне
докладывают,  что они там перестали  в  меня  верить.    Все
атеисты поголовно... Потом начали такие законы открывать,  о
которых я даже понятия не имею.  И выходит,   что  мне  пора
исчезать.
   У Иванова даже челюсть отпала.
   - Как это - исчезать?
   - А так. Какой во мне толк?
   - Ты, это прекрати! Что значит толк? Ты еще бодр и...  Ты
еще - о-го-го!.. Интересное дело...
   - Так это же во сне, - сказал Сидоров.
   - Что значит во сне? Ты что, во сне исчезать собрался?
   - В этом и заключается кошмар.  Почти каждый день исчезаю
во сне.
   - А-а,  а я думал,  ты того...   Разочаровался  в  жизни.
Смотри у меня! - Иванов погрозил пальцем.
   Сидоров в ответ слабо улыбнулся.
   -  Да я в общем-то особенно и не очаровывался: Нy,    как
твои раздумья?
   - поинтересовался он.
   - Насчет чего?..  Понял.  Есть кое-какие соображения.  Но
это,  понимаешь,  не телефонный разговор.  Ты  лечись  пока,
читай вон "Трех мушкетеров" и выбрось все из головы.    А  я
побежал.
   И Иванов исчез.
   Вечером явилась обещанная Наталья - сослуживица  Сидорова
из  соседнего  отдела  -  девица  лет   двадцати    четырех,
блондинка, стройная и cимпатичная.  На ней была светлая юбка
из  искусственного  меха,    а  шея  была  обмотана   шарфом
немыслимой алой расцветки,  как нельзя более гармонировавшей
с цветом волос, глаз и сапог.  Сапоги же имели цвет небесной
лазури. Больничный халат не в силах был испортить ее фигуру!
   Такие женщины попадаются нечасто, и Сидоров,  разумеется,
имел ее в виду на случай непредвиденных обстоятельств, но не
очень активно. Он не считал себя достаточно зрелым мужчиной.
   Наталья тоже принесла апельсины, и, увидев аналогичные на
тумбочке возле кровати Сидорова, страшно огорчилась.
   - Это Иванов припер? - сказала она. - Вот паразит! Я ведь
ему говорила, что апельсины несу я. Вообрази, Сидоров,  этот
тип ко мне приставал и обещал жениться. Ты его застрелишь на
дуэли, правда?
   - С какой стати? - удивился разомлевший Сидоров.
   - Чтоб больше не приставал.
   - Ты ведь говорила,  что он очень начитанный,  и  что  он
тебе нравится.
   - Кто?  Иванов?  - Наталья даже глаза закатила.    -  Мне
нравятся экстравагантные мужчины.
   - А я экстравагантный?
   - Ты - конечно. Весь такой бледный,  в простынях,  и взор
горит.
   Наталья несколькими мимолетными движениями навела порядок
в своей окрестности,  поправив и полотенце,  как и прежде не
нуждавшееся во внимании.
   - Вообрази,   встречает  меня  вчера  Иванов  и  начинает
интересоваться,  как,  мол,  у нас машина работает.  Я сразу
поняла, куда он клонит - хочет в ресторан пригласить,  или в
кино, пока ты весь в болезни.
   - Точно, - подтвердил Сидоров, - он и меня пивом спаивал.
   - Но на тебе он не обещал жениться!
   - Нет, - согласился Сидоров, - не обещал. Вот пошляк!  Я,
пожалуй,  убью его,  как подлую тварь.  Издалека заехал: как
машина, да что там машина...
   - А потом он мне и  говорит.    Ты,    спрашивает,    как
относишься к непорочному зачатию?
   - Ну-ну, - пробормотал Сидоров.
   - Я ему,  конечно,  отвечаю: что,  мол,   Иванов,    СПИД
беспокоит?  То есть,  отшиваю напрочь.  А он погрустнел,   и
говорит: нет, дескать, не это, а то,  действительно ли Божья
матерь непорочна.  Я ему: ты Иванов,  ребенок что ли?  А  он
опять: вот ты, Наташка, согласилась бы стать Девой Марией?
   - Ну, а ты?
   - Еще чего, говорю. А он мне: зря - Сидоров-то в больнице
с воспалением легких мается, так что шансы есть.  На что это
он намекал?
   - Да балбес он, вот и все!
   - Это ты балбес! Где ты воспаление-то подцепил? Говорили,
грипп - я думала, ты дома лежишь. Сунулась - дверь на замке.
Ну вот,  думаю,  и этот отпал...  Я же не знала,  что  ты  в
больнице. Жаль мне тебя стадо - смерть! Не женись,  Сидоров,
на ком попало...
   - Ни боже ты мой!  - пообещал Сидоров.  - Теперь уж  если
что - я к тебе. Вместе и подберем.
   - Что-то тоже замуж захотелось..,  -  сказала  Наталья  и
уставилась на Сидорова совершенно  невинными  глазами  цвета
небесной    лазури.        -    Ты    мне    мужика    найди
подходящего-работящего.  А  то,    вон,    последние  сапоги
донашиваю. Теперь сапоги только по профсоюзным путевкам дают.
   - Я найду, - заверил Сидоров, - Выползу отсюда, и...  Вот
такой мужик! Машины только нет, и дачи. И глупый, как пень...
   Увы, Сидорову не удалось закончить свою мысль, потому что
пришла медсестра и выдвинула Наталью из палаты...
   Иванов был не прав.  Хотя модель,    по  всей  видимости,
усложнилась,  но темп времени в ней если и замедлился,    то
незначительно,   и  составлял  примерно  восемьдесят  лет  в
сутки...
   Когда Сидорова выписывали из больницы,  Иванов неизвестно
почему оказался в командировке.  И прошло еще два дня,  пока
он вернулся. А когда позвонил Сидорову,  состоялся вот такой
разговор:
   - Это кто?
   - Это я, Коля.
   - Иванов?
   - Иванов.
   - Чтоб ты лопнул!.. Ты где был?
   - В командировке.
   - Ты другого времени для своих  командировок  выбрать  не
мог?
   - А что стряслось?
   - Ничего не стряслось - перестройка.
   - А-а-а. Так она еще намедни...
   - Да нет, сегодня началась, в три.
   - Слушай, кончай меня морочить!
   - Я тебе русским языком говорю: у  них  там  перестройка,
Вечером жди. Привет.
   - Погоди! - заорал Иванов, - Але! Але!..
   Но Сидоров уже повесил трубку.

   





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1157 сек.