Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Савченко - Час таланта

Скачать Владимир Савченко - Час таланта

        8. ЭПИЛОГ


     Андрей  Кушнир спился.  То, что он не мог более  запеть, как тогда,  14
мая,  настолько  обездолило  его, что  он  всеми  способами пытался  вернуть
чудесное состояние.
     Инженер Передерий защитился.  Правда, ему  пришлось изрядно попотеть  и
переволноваться. Столичные консультанты, когда он представил им результаты и
выводы, живо сбили с него спесь. Во-первых, "эффект послесвечения Передерия"
это, простите, нескромно. Так  сейчас не делают, не XIX век; люди куда более
значительные  воздерживаются от  присвоения  своих  имен  обнаруживаемым ими
эффектам и явлениям.  Во-вторых,  какие у уважаемого соискателя, собственно,
основания считать,  что он нашел именно новый эффект. сделал  открытие, а не
обнаружил в подобранном  режиме нечто. легко объясняемое через уже известные
явления и законы? Нет, в принципе это не исключено,  и вообще работа ценная,
интересная  и, несомненно, заслуживает... Но понимает ли молодой  специалист
всю  сложность  затрагиваемого  вопроса?  Мало утверждать  и демонстрировать
опыт,  надо доказать,  как физические теории доказывают: числами, расчетами,
логикой.  Представленная работа такого не  имеет.  А выходить  на  защиту  с
голословным утверждением об открытии очень  рискованно. "Поставите себя  под
удар, Юрий Иванович. Набросятся с вопросами, потребуют  доказательств. Лучше
этот  момент   не  выпячивать.  Материала  для  кандидатской  и  так  вполне
достаточно.  Потом, когда  защититесь,  мы  вам  обеспечим квалифицированное
руководство  и возможность развить исследования тогда вместе и  выясним, что
там к чему".
     Словом,  ему   по-хорошему  предложили  переделать  диссертацию.  После
озарения в  тот  майский  день  у  Юрия  Ивановича  еще  осталась  некоторая
способность читать в душах, и он понимал  не только то, что ему говорили, но
и то, что было за  этими словами.  А было за ними обыкновенное мещанское: не
будьте таким умным, не ставьте себя выше других! Вот мы уважаемые, известные
трудами,  степенями,  званиями,  преподающие  студентам  и экзаменующие  их,
прожившие в  своей науке жизнь ничего  такого не открыли, а ты, провинциал и
сопляк,  выходит, выше нас?!  Нет, ты склонись, принизься,  признай наш вес,
верх,  наше руководство... а если дело стоящее, то и наше соавторство, тогда
мы тебя пустим в науку.
     И  хотя Юрий Иванович знал, что есть  эффект Передерия,  и понимал, что
его консультанты и будущие  оппоненты в  душе не  сомневаются в том  же,  он
прикинул, что на доказательство при его нынешних возможностях  уйдут  годы и
годы,  что лучше  синица  в  руках,  чем  журавль  в небе...  и  по-хорошему
согласился.
     Защита   прошла  успешно.  Опасных  вопросов  не  задавали,   оппоненты
оказались на высоте, голосование единогласное. И был банкет, и даже интервью
с  бойким  корреспондентом  областной  газеты,  а  затем  и   очерк  его  об
изобретении молодого инженера.
     В Таращанск Юрий Иванович возвращался усталый, опустошенный и как-то не
очень счастливый. Он  вроде и добился  своего,  выиграл схватку в  житейской
битве, а ощущение было такое, будто проиграл. Все оказалось сложно, муторно,
прозаично. Он с сожалением вспоминал о чувствах, какими был  наполнен в день
открытия,  с   какими  обдумывал  идею   на  пыльном  базарчике,  зажигал  в
лаборатории  "солнце",  обнимал  Зосю,  шагал  под  грозой по улицам,  читал
стихи...  Эти  чувства  следовало  бы  нести по  жизни  осторожно,  покойно,
несуетливо, чтобы не расплескать. А он расплескал.
     От этих мыслей, воспоминаний Юрий Иванович, пока ехал в поезде, излишне
часто  прикладывался, выходя в тамбур, к  бутылке коньяку, которую купил для
домашнего торжества.  В Таращанске на вокзале  он  ломился  в  заднюю  дверь
переполненного автобуса. Его отпихивали ногами, а он рвался и кричал:
     Кого бьете? Кандидата наук бьете?!
     А потом дома жена его брюхатая на последнем месяце, подурневшая чистила
измызганное пальто и плакала.
     Григорий Иванович Кнышко. бродит  по стране, влюбленный  в жизнь, нигде
подолгу не  заживается,  потому  что  интересно  ему,  что  там  дальше,  за
горизонтом. За серьезную работу пока не берется, хочет той самой жажды, того
Понимания и  тогда,  он  знает, возникнет вера в  себя, возникнет идея, даже
благоприятные  для  работы обстоятельства, и выйдет хорошо. Когда приходится
туго, Григорий  выносит свой ящик на треноге в парк или на вечерний бульвар:
"Кто желает нарисоваться?" Но теперь не "две минуты ваш портрет", а работает
силуэты на совесть,  не стремится потрафить клиенту рыночной красивостью. И,
возможно,  потому  что Григорий,  не  кривя ни душой, ни ножницами, все-таки
открывает в каждом  человеке что-то  настоящее, то ли потому что люди  ценят
истину не меньше, чем краску, клиент на него не в обиде.
     Его Лицо стоит перед заводом.
     <A NAME="а"></A>
     Комиссия  разошлась,  не  придя  ни  к  какому решению.  Федор Ефимович
остался один на один с председателем.
     Книжный герой... капитан Немо, произнес тот,  глядя за стола на Дробота
с большим презрением, граф Монте-Кристо,  что такого особенного  произошло в
Таращанске  во  время работы коррелятора? Ну, не принимали месяц решения так
их и всюду  не любят принимать, ответственности боятся. Годами тянут... Зато
ж потом от выключения корреляции какие эффекты-то были, а, Ефимыч! Правда, с
тунеядцем  вышло  не  очень чтобы того... но все-таки изобретение серьезное,
скульптура. И хорошо пел человек. А?
     Это  еще  надо  доказать,  про  эффекты  раскорреляции.  И  боюсь,  что
невозможно  доказать...  Я  ведь  встретил  Кнышко  на  пути  в  Москву,  на
пересадочной станции, пообщался с ним. И понял, что ни мне, ни прибору этому
злосчастному ни  город  Тара-щанск,  ни  сам  скульптор  в создании Лица  не
обязаны.
     Это почему?!
     Потому.  Он  сильный и  благородный человек,  этот Григорий  •Иванович.
Талант  у него уже наличествовал и только по непониманию себя и жизни он его
подавлял,  стремился  быть как  все. Вот  и  ходил  в  халтурщиках.  Он  мне
признался, что был  искренне  убежден:  так надо. Но жизнь такая была ему  в
муку.  Так что он все равно поступил  бы, как поступил, и  сделал бы то, что
сделал, разве  что не в те сроки. Понимаете  ли... Дробот заколебался: стоит
ли   об   этом  говорить?  Но  решился.  Я  ведь  тоже  подвергся  действиям
раскорреляции и кое-что понял. Если бы я это понимал раньше, то и за опыт не
брался бы. Человек первичен...
     В смысле?
     Он понимает мир  пусть интуитивно, чувствами глубже и полней всего, что
мы узнаем в лабораториях. А  машины от паровой до информационной всего  лишь
машины,  штука  вторичная. И  коррелятор тоже.  И,  кстати,  все  они  имеют
коэффициент полезного действия, что бы под ним ни  понимать, меньше единицы.
То  есть,  хотя  по Ломоносову  и должно быть, что ежели чего  в одном месте
убудет, то в другом  столько же  прибавится,  практически-то, на самом  деле
убывает  всегда больше,  чем мы приобретаем. И от коррелятора моего тоже так
было. Поэтому ему такой и приговор.
     Неясно было, понял ли председатель эти слова Дробота.
     Ну, вот что, Федор  Ефимыч, сказал  он,  поднимаясь из-за стола; Дробот
тоже встал. Философия философией, а практика и польза это практика и польза.
Обещаю тебе союзное постановление под эту тему. Ну, и все прочее: должность,
штаты, люди... Подумай.  А не надумаешь что  ж.  Незаменимых людей у нас при
нынешнем  развитии науки все-таки нет. Особенно если идея высказана, витает,
так сказать, в воздухе. Известны кое-какие результаты и перспективы. Так что
очень советую: подумай!
     На том они расстались.
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0962 сек.