Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Трумен Капоте - ЗАВТРАК У ТИФФАНИ

Скачать Трумен Капоте - ЗАВТРАК У ТИФФАНИ

   Преступница сказала:
   - Ты задержался, козлик. А коньяк принес?
   Освобожденный от наволочки,  кот  вскочил  ей  на  плечо;  он  размахивал
хвостом, словно дирижируя бравурной музыкой. В Холли тоже как будто вселился
этот мотив - разухабистое ум-папа bon voyage [*Счастливого  пути  (франц.)].
Откупоривая коньяк, она сказала:
   -  Это  уже  из  моего  приданого.  Каждую  годовщину  мы   должны   были
прикладываться - такая была идея. Слава богу, другого приданого я так  и  не
купила. Мистер Белл, дорогой, три бокала!
   - Хватит вам двух, - сказал он ей. - Не буду я пить за вашу глупость.
   Чем больше она его обхаживала ("Ах, мистер Белл, дамы ведь не каждый день
уезжают. Неужели вы не выпьете со  мной  на  дорогу?"),  тем  грубее  он  ей
отвечал:
   - Мне какое дело? Хотите в пекло - валяйте! А я вам не помощник.
   Утверждение неточное, потому что спустя несколько секунд к бару  подъехал
вызванный им лимузин, и Холли, первая заметив его, поставила бокал и подняла
брови, словно ожидая увидеть самого районного прокурора. Так же,  как  я.  А
когда я увидел краску на лице Джо  Белла,  то  поневоле  подумал:  боже,  он
все-таки вызвал полицию!
   Но тут, с горящими ушами, он объявил:
   - Это так, ерунда. Кадиллак  от  Кейри.  Я  его  нанял.  Отвезти  вас  на
аэродром.
   Он повернулся к нам спиной и занялся своими цветами. Холли сказала:
   - Добрый, милый мистер Белл. Посмотрите на меня, сэр.
   Он не захотел. Он выдернул цветы из вазы и  швырнул  их  в  Холли:  цветы
пролетели мимо и рассыпались по полу.
   - До свидания, - сказал он и, словно  его  вдруг  затошнило,  бросился  в
мужскую уборную. Мы услышали, как он запер дверь.
   Шофер кадиллака был человек светский, он принял  наш  наспех  упакованный
багаж вполне учтиво и сохранял каменное лицо всю дорогу, пока машина неслась
по городу сквозь утихающий дождь, а Холли снимала с себя костюм для верховой
езды, который она так и не успела  переменить,  и  влезала  в  узкое  черное
платье. Мы не разговаривали - разговор мог привести только к ссоре, а, кроме
того, Холли была слишком занята собой, чтобы  разговаривать.  Она  мурлыкала
себе под нос, прикладывалась к  коньяку,  все  время  наклонялась  вперед  и
заглядывала в окошко, словно отыскивая нужный дом или  прощаясь  с  местами,
которые хотела запомнить.
   Но дело было не в этом. А вот в чем.
   - Остановите здесь, - приказала она шоферу, и мы  затормозили  у  обочины
тротуара в испанском Гарлеме.
   Дикое, угрюмое место, разукрашенное афишами,  изображающими  кинозвезд  и
Мадонну. Тротуары, захламленные фруктовой  кожурой  и  истлевшими  газетами,
которые трепало ветром, - ветер еще дул, хотя дождь уже кончился  и  в  небе
открылись голубые просветы.
   Холли вылезла из машины; кота она взяла с собой. Баюкая его, она почесала
ему за ухом и спросила:
   - Как ты думаешь? Пожалуй, это самое подходящее место для такого бандюги,
как ты. Мусорные ящики. Пропасть крыс. Масса бродячих  котов.  Чем  тебе  не
компания? Ну, убирайся, - сказала она, бросив его на  землю.  Когда  кот  не
двинулся с места и только поднял к ней свою  разбойничью  морду,  вопрошающе
глядя желтым пиратским глазом, она топнула ногой: - Сказано тебе,  мотай!  -
Он потерся об ее ногу. - Сказано тебе, у... - крикнула она, потом прыгнула в
машину, захлопнула дверцу и приказала шоферу: - Езжайте! Езжайте!
   Я был ошеломлен.
   - Ну ты и... ну ты и стерва.
   Мы проехали квартал, прежде чем она ответила.
   - Я ведь тебе говорила. Мы просто встретились однажды у реки - и все.  Мы
чужие. Мы ничего друг другу не обещали. Мы никогда... - проговорила  она,  и
голос у  нее  прервался,  а  лицо  пошло  судорогой,  покрылось  болезненной
бледностью. Машина стала перед светофором. А дверца уже была открыта,  Холли
бежала назад по улице, и я бежал за ней.
   Но кота не было на том углу, где его  бросили.  Там  было  пусто,  только
пьяный мочился у стенки  да  две  монахини-негритянки  гуськом  вели  поющих
ребятишек. Потом из дверей стали выходить еще ребята, из  окон  высовывались
хозяйки, чтобы поглазеть, как Холли носится вдоль квартала,  причитая:  "Ты!
Кот! Где ты? Эй, кот!"  Это  продолжалось  до  тех  пор,  пока  не  появился
покрытый ссадинами мальчишка, держа за шиворот облезлого кота: "Тетя, хочешь
хорошую киску? Дай доллар".
   Лимузин подъехал за нами. Холли позволила отвести себя к машине. У дверцы
она замешкалась, посмотрела назад, мимо меня, мимо  мальчишки,  который  все
предлагал своего кота ("Полдоллара. Ну, четверть. Четверть - это  немного");
потом она задрожала и, чтобы не упасть, схватила меня за руку:
   - О господи Иисусе! Какие же мы чужие? Он был мой. Тогда я дал ей  слово:
я сказал, что вернусь и найду ее кота.
   - И позабочусь о нем. Обещаю.
   Она улыбнулась, невесело, одними губами.
   - А как же я? - спросила она шепотом и опять задрожала.  -  Мне  страшно,
милый. Да, теперь страшно. Потому что это может продолжаться без конца.  Так
и не узнаешь, что твое, пока не потеряешь... Когда на стенку  лезешь  -  это
ерунда. Толстая баба - ерунда. А вот во рту у меня так сухо, что, хоть умри,
не смогла бы плюнуть.
   Она влезла в машину и опустилась на сиденье.
   - Извините, водитель. Поехали.
 
   "Помидорчик мистера Томато исчез. Предполагают, что бандиты разделались с
сообщницей".
   Со временем, однако, газеты сообщили:
   "Следы скрывшейся актрисы привели в Рио".
   Американские власти, по-видимому, не сделали никаких попыток ее  вернуть;
газеты эту историю забыли и лишь  изредка  упоминали  о  ней  в  скандальной
хронике; только раз она снова вернулась на первые полосы  -  под  рождество,
когда Салли Томато умер в тюрьме  от  сердечного  приступа.  Прошли  месяцы,
целая зима, а от Холли ни слова. Владелец  дома  продал  оставшееся  от  нее
имущество: кровать, обитую белым атласом,  гобелен  и  бесценные  готические
кресла. В квартиру въехал жилец по имени Куэйнтенс Смит, который принимал не
менее шумных гостей, чем в свое время Холли; но  теперь  мадам  Спанелла  не
возражала, она питала к молодому человеку слабость и  каждый  раз,  когда  у
него появлялся синяк под глазом, приносила ему филе миньон. А весной  пришла
открытка, нацарапанная карандашом, и вместо подписи на  ней  стоял  помадный
поцелуй: "В Бразилии было  отвратительно,  зато  Буэнос-Айрес  -  блеск.  Не
Тиффани, но почти. Увивается божественный senor. Любовь? Кажется,  да.  Пока
ищу, где бы поселиться (у сеньора - жена, 7 детей), и пришлю тебе адрес, как
только узнаю его сама. Mille tendresses". Но адрес, если он и появился,  так
и не был прислан, и это меня огорчало - мне о многом хотелось ей написать: я
продал два рассказа, прочел, что Троулеры затеяли развод, выехал из  старого
дома - меня одолели воспоминания. Но главное, мне хотелось рассказать  ей  о
коте. Я выполнил свое обещание: я его нашел. Для этого мне пришлось неделями
бродить после работы по улицам испанского Гарлема. Не раз передо мной  вдруг
мелькал тигровый мех, а  потом  оказывалось,  что  это  ложная  тревога.  Но
однажды зимой, в холодное солнечное воскресенье, я  на  него  наткнулся.  Он
сидел среди чистых кружевных занавесок,  между  цветочных  горшков,  в  окне
уютной комнаты, и я спросил себя, какое ему дали имя, - я  был  уверен,  что
имя у него теперь  есть,  что  он  нашел  наконец  свое  место.  И  будь  то
африканская хижина или что-нибудь другое, - надеюсь, что и Холли нашла свое.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0644 сек.