Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Марк Сергеев - Волшебная голоша или необыкновенные приключения Вадима Смирнова, его лучшего друга Паши Кашкина и 33 невидимок из 117-й школы

Скачать Марк Сергеев - Волшебная голоша или необыкновенные приключения Вадима Смирнова, его лучшего друга Паши Кашкина и 33 невидимок из 117-й школы

 
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ,
   в которой родители получают странные письма
 
   Надежда Степановна-мама Вадима-начала уже волноваться: десятый час, а сын
еще не обедал, не возвращался из школы. Это  было  настолько  не  похоже  на
Димку, всегда такого аккуратного, что она не знала,  что  и  думать.  То  ей
казалось, что с сыном произошло  несчастье,  и  она  готова  была  бежать  в
милицию. То она  успокаивала  себя;  Димка,  вероятно,  засиделся  на  своем
литературном кружке, и она мысленно начинала  ругать  учителя,  который  так
поздно  задерживает  детей.  Наконец  Надежда  Степановна  не  выдержала   и
отправилась в школу.
   Несмотря на поздний час, в школе было много народу. У всех были почему-то
печальные лица. Родители толпились  у  дверей  кабинета  директора,  женщины
всхлипывали, мужчины гулко сморкались. Еще не зная ничего,  ничего  пока  не
понимая,  Надежда  Степановна  почувствовала,  как  беспокойство  и  смутная
тревога проникают в сердце.
   Из кабинета вышел какой-то очень знакомый человек. Но кто именно, Надежда
Степановна не могла вспомнить.
   - Да, друзья мои, - сказал он голосом Анатолия Петровича .- Возьмите себя
в руки! Положение, не буду скрывать,  весьма  и  весьма  тяжелое.  Случилось
нечто необычное, и причина происшедшего  нам  не  ясна.  Я  попрошу  вас  не
волноваться, если расскажу вам сейчас совершенно неправдоподобные вещи...
   Такое предисловие не обещало ничего хорошего. Все затихли. Было слышно  в
тишине, как всхлипнула чья-то мама.
   А Надежда Степановна вдруг поняла, что человек этот и есть  сам  Анатолий
Петрович, но... только без усов,
   То, что говорил учитель, казалось похожим  на  сказку  и  было  бы  очень
забавным, если б не было таким печальным...
   - Да-да,-говорил учитель,-все, как один! Мы уже сообщили в милицию, чтобы
тех из них, которых удастся обнаружить по  каким-либо  странным,  на  первый
взгляд, происшествиям, направляли бы к нам. А то, что  многие  не  вернулись
домой, тоже вполне объяснимо, хотя и грустно - они ведь стали невидимками,-а
это что-нибудь да значит...
   - А я-то,-всхлипывала одна из родительниц,-целый день слышала голос моего
Коленьки, да  не  отвечала  ..  Все  думала,  что  мне  кажется..  Еще  мужу
пожаловалась. А это был, оказывается, он, Коленька...
   -  Успокойтесь,  товарищ  Спиридонова,  успокойтесь...  -  уговаривал  ее
учитель, но та плакала все сильнее.
   - Вздор! Абсурд! - сказал Петр Никанорович, отец  Паши.-Так  в  жизни  не
бывает!
   - Не бывает? -  спросил  Анатолий  Петрович  и  открыл  дверь  в  кабинет
директора.
   - Сеня!-позвал он.
   И тогда из дверей вышел человек... без головы. И сказал;
   - Здравствуйте.
   Родители дружно упали в обморок.
 
   ...Домой Надежда  Степановна  вернулась  окончательно  расстроенная.  Она
присела к столу и опустила голову.
   И тут взгляд ее упал на лист бумаги, на который раньше  она  не  обратила
внимания. Надежда Степановна  отодвинула  сахарницу,  прижимавшую  листок  к
столу, и увидела, что бумага написана рукой Димки.
   Дорогая мама, мы теперь стали невидимками. Это мне такую  галошу  подарил
Зеленобородый волшебник. Ты меня не теряй. Вместе с Пашей мы отправляемся  в
далекое путешествие. Крепко целую тебя. Из Москвы напишу письмо. Твой Димка.
   Надежда Степановна огорченно всплеснула руками. Потом подумала вдруг, что
мама Павлика ничего еще не знает. "Да-да... - говорила она себе. - Она  ведь
тоже волнуется!"
   Раздался стук, и дверь распахнулась. На пороге стояла мама Паши Кашкина.
   - Надя!-закричала она с порога.-Они уехали в Москву!
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,
   в которой Иван Спиридонович подает сам на себя заявление
 
   Если вы когда-либо бывали на  вокзале  в  городе  Прибай-кальске,  то  вы
наверняка слышали Ивана  Спиридоновича,  Именно  слышали,  потому  что  Иван
Спиридонович до самого последнего времени работал на  вокзале,  объявляя  по
радио о прибытии и отправлении поездов, рассказывал  пассажирам,  где  найти
буфет, камеру хранения или выход в город. Совсем недавно  Иван  Спиридонович
ушел на пенсию. Произошло  это  после  одного  весьма  странного  случая,  о
котором долго говорили прибайкальские железнодорожники Сам Иван Спиридонович
отмалчивался, хотя и был главным участником этих событий
   Дело было так.
   На вокзале наступило затишье, и Иван Спиридонович  решил  выпигь  чаю  Он
налил в стакан  кипятку,  бросил  щепотку  заварки  и  стал  помешивать  чай
ложечкой
   В это время со скрипом отворилась и захлопнулась дверь, "Кто бы  это  мог
быть?"-подумал  Иван  Спиридонович,  подходя  к  двери  В  коридоре  никого.
Старичок пожал плечами и вернулся к столу. Но едва он сел на стул, за спиной
щелкнул микрофон, и звонкий мальчишеский голос произнес:
 
   - Внимание! Внимание! Паша Кашкин, ты почему ушел с условленного места? Я
тебя жду уже полчаса!
   Иван Спиридонович протер очки, недоуменно огляделся, потом изо  всех  сил
ущипнул себя за ногу. От боли он подпрыгнул, зато  убедился,  что  не  спит.
После чего, дрожа, подошел к микрофону, пошарил у стола. В это  время  опять
скрипнула дверь, открылась и снова закрылась.
   В комнате никого не было.
   "Что-то неладное  со  мной  происходит,-думал  Иван  Спиридонович,-  надо
сходить к врачу".
   Назавтра он зашел в железнодорожную  клинику,  но  врач  признал  старика
совершенно здоровым.
   Тогда Иван Спиридонович отправился к начальнику вокзала, подал ему рапорт
о случившемся и попросил уволить его по состоянию здоровья.
   Начальник вокзала попробовал уговорить старика. Но тот был неумолим.
   - Не могу, понимаешь, не могу... Эти самые, как их,  иллюминации  у  меня
уже начались. Понятно?
   Второе стихотворение Вадима Смирнова
   Мы сели вечером в вагон.
   И, набирая ход,
   За перегоном перегон
   Нас поезд мчал вперед.
   Мелькали реки и мосты,
   Поля, колхозный сад,
   И придорожные кусты
   Стремглав неслись назад.
   Назад летел и сизый дым,
   И дождик проливной.
   Казалось, будто мы стоим,
   А мчится шар земной.
   Неслись березы с двух сторон
   Назад во весь опор...
   ...Дверь отворилась, и в вагон
   Заходит контролер.
   Сейчас он спросит:
   "Ваш билет?"
   К нам подойдет сейчас,
   Увидит, что билетов нет,
   И тотчас ссадит нас.
   Мы лезем с перепугу
   Под лавку друг за другом.
   Мы чей-то сдвинули баул,
   Задели чьи-то ноги.
   Вдруг кто-то вскрикнул:
   - Караул! -
   И поднялась тревога.
   Закрыли двери на запор.
   - Конец! - дрожит Павлушка.
   - Ой, к нам в вагон забрался вор!
   Кричит одна старушка.
   - Каков он, бабушка, собой?
   - Я видела, ей-богу,
   Такой высокий и рябой.
   Каа-ак ступит мне... на ногу!
   ...Искали "вора" битый час,
   Все вещи перерыли,
   Сто раз ходили мимо нас,
   а нас не находили.
   ...Огни далеких деревень
   Светлеют в синей дымке,
   И спят, умаявшись за день,
   На полке невидимки.
   А поезд мчится, за собой
   Разматывая версты,
   И вьются искры над трубой,
   Как маленькие звезды.
 
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ,
   в которой Димку одолевают сомнения
 
   Проснулись путешественники от пионерской песни. Поезд  останавливался  на
полустанке, глухая тайга подступила к свежевыкрашенному  небольшому  домику.
Словно терем-теремок стоял он среди темных елей, и старинный медный  колокол
у самого входа вздрагивал под порывами ветра, подпевая пионерам.
   Их было человек пятьдесят. Над ними гордо плескалось Красное знамя.  Били
барабаны, трубили горны. Десять пионеров  отделились  от  остальных,  отдали
салют и стали  взбираться  по  ступенькам  в  тот  самый  вагон,  где  ехали
невидимки.
   - И вот уложены рюкзаки, заняты полки; позади полустанок с оставшимся  на
перроне отрядом.
   Как хотелось нашим друзьям подсесть к  пионерам,  расспросить  обо  всем,
рассказать о своем Прибайкальске. Но все это, казалось, невозможно: ну какой
же пионер  проверит,  что  существуют  на  свете  зеленобородые  волшебники,
удивительные галоши  и...  невидимки?  Да  и  едут-то  они,  эти  невидимки,
нечестно, без билетов.
   А подойти все же хотелось. И Димка решился.
   - Ребята,  -  сказал  он.  -  Здравствуйте.  Это  мы  с  Пашей  Кашкиным.
Невидимки.
   Пионеры осмотрелись - никого.
   - Привет!-шутя поклонился один из них.-Вы с Пашей Кашкиным, а мы с  Толей
Ложкиным... Ну, что же вы? Покажитесь!
   - Ах, вы так? - сказал Паша.-Вы еще дразниться! Да? Тогда  смотрите.  Вот
лежит возле девочки пирожок. Раз! Два! Три! Убедились?
   Ах, Паша, Паша! Разве он мог удержаться?
   - Пока нет, - натянуто улыбнулся все тот же пионер.
   - А теперь? - спросил Паша, и со столика исчез еще один пирожок.
   - Конечно! Конечно!-закричала девочка, сидевшая у столика.
   - Ну то-то. А я думал, не  поверите.  Это  все  волшебная  галоша.  Такая
галоша, такая галоша, что все может. Хочешь невидимкой  быть  -  пожалуйста,
хочешь, ну там, по воздуху летать,  например,-сделай  одолжение.  -  Вот  ты
стань   видимым   -   тогда   другое    дело.    А    так    можно    всякое
наговорить!-возмутилась девочка в очках.
   - И стану! Вот вернемся из кругосветного путешествия - и стану
   - Слушайте, друзья,-сказал кто-то,-нас просто разыгрывают. Но кто?
   - Ничего себе разыгрывают! -  возразила  девочка  в  очках.  -  Пироги-то
тю-тю...
   А Димка похолодел. Он подумал вдруг о том, что и на самом деле не  знает,
как стать видимым. А еще он  думал,  что  быть  невидимкой-это  не  очень-то
весело. Куда лучше вот так, как ребята с таежного полустанка, везти в Москву
экспонаты на Выставку достижений народного хозяйства. Или принять участие  в
соревнованиях футбольных команд...
   Весь учебник географии пролетел за окнами в каких-то  пять  дней.  И  вот
 
 
Страница сгенерировалась за 0.044 сек.