Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - АНГРАВ-VI

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - АНГРАВ-VI

 
     В дверь постучали.
     - Войдите.
     Это был Лин.
     Увидев Вулича, он не убрал улыбку с тонких губ, просто она стала чуть
обязательней.
     Вулич встал:
     - Мне пора. Надеюсь, мы еще удивимся с вами, инспектор.
     Я кивнул, отпуская его. Лин откровенно обрадовался.
     - Есть новости, Отти, - сообщил он, проводив  взглядом  художника.  -
Этот старик на Земле жив. Вы уже, наверное,  знаете.  Я  об  Уиллере.  Там
создана специальная комиссия, я посоветовал включить в нее  вас.  Я  сразу
увидел,  что  вы  станете  настоящим  инспектором,  Отти.   Верный   глаз,
способность к анализу... "Церера" подойдет через три дня, Отти. Жаль,  что
нам придется расстаться. Я привык к вам.
     Он говорил, он улыбался, он строил невероятные планы.  Пора  закидать
камнями голову Лернейской гидры. Пусть Воронка крутится в тишине, во тьме,
в одиночестве. Пусть  крутится,  пока  мы  не  поумнеем.  Тогда  мы  вновь
обратимся к ней. А пока все надежды на комиссию и на  ученых  Земли.  Ведь
можно как-то восстановить утерянную память? Уиллер и  Оргелл!  -  о  таком
материале можно только мечтать. А к  Воронке  мы  оставим  пару  проходов.
Вдруг понадобятся? Ты здорово нам помог, Отти, мы ее усмирим. Мы  прищучим
и гидру и Минотавра. Иначе и не может быть. Будь иначе, это  означало  бы,
что ничто на свете не  окупается  -  ни  страдания,  ни  подвиги.  А  ведь
окупается, должно окупаться, правда, Отти? Мы ведь встречаемся,  преодолев
несколько десятков световых лет, не для того, чтобы просто выпить по чашке
кофе...
     - И для того, Лин.
     Он прищурился.
     - Как тебя понять, Отти?
     - Вы слишком откровенно выталкиваете меня с Несс, Лин.
     - Разве не пора на Землю?
     Ну да, подумал я  с  раздражением.  На  Европе  меня  тоже  старались
поскорее спровадить на Землю. Они, видите ли, ручались за гляциолога Бента
С., они, видите ли, работали с ним, жили с ним, так давно жили, что  знали
его слабости. Они не хотели расставаться с человеком, к которому привыкли.
И где им искать замену? Земля пришлет им замену? После гибели  Уве  Хорста
на Европе осталось тридцать шесть человек. Зачем снимать с  планеты  Бента
С.? Он нужный человек. Он не совершит такой трагической ошибки дважды. Его
опыт сейчас особенно пригодится на ледяной Европе. Вот меня они  сплавляли
с удовольствием. Известно,  где  инспектор,  там  неприятности.  Никому  в
голову не приходит, что афоризм этот вывернут наизнанку. Они все  там,  на
Европе, верили Бенту С., ведь только я знал, что Бент С. почти три  минуты
разговаривал  с  Уве  Хорстом,  почти  три  минуты  держал  радиосвязь   с
практически _и_н_ы_м_ миром. Этот Бент С.  мне  сказал:  "У  вас  каменное
лицо. Так мне казалось... Но вблизи вы совсем другой. Вы ведь  не  снимете
меня с Европы?.. Я не трус. Просто все произошло слишком неожиданно."
     "Неожиданное всегда происходит неожиданно."
     Бент С. хмуро промолчал.
     "Скажите мне, Бент,  честно,  и  только  мне:  где  вы  потеряли  три
минуты?"
     Бент С. побледнел.
     Мы сидели с ним в переходном коридоре Базы. Там было холодно, зато не
было людей.
     "Я  просчитал  каждый  ваш  шаг,  Бент.  Я  трижды  проводил  с  вами
следственный эксперимент на месте трагедии. Думаю, вам нелегко было  вновь
и вновь толкать перед собой тележку Хансена, зная, что Уве  Хорста  больше
нет и его не вернешь никакими экспериментами.  Вы  инстинктивно  замедляли
шаг, вы медлили. Вы имитировали  случившееся,  бежали  к  вертолету...  Но
всегда, во всех трех случаях получалось, что вы где-то теряете  три  почти
минуты. Три минуты, Бент... При таких обстоятельствах это целая вечность."
     "Я мог поскользнуться... Упасть... Не помню... Пока поднимался..."
     "Вы не падали, Бент."
     Он с мучительным выражением на лице уставился на меня.
     "Кажется, я не падал."
     "Вот именно, Бент. Скажите мне правду - и я оставлю вас на Европе.  В
принципе, это служебный проступок, но я оставлю вас на Европе,  если  буду
знать, что вы  способны  говорить  правду.  Вы  ведь  хотите  остаться  на
Европе?"
     Бент С. кивнул.
     "Ну так скажите правду."
     "Зачем?" - негромко спросил он.
     "Я хочу знать, на что вы способны, можно ли вам доверять?"
     И Бент С. ответил:
     "Я слышал Уве... Я разговаривал с Уве Хорстом. Почти три  минуты  его
рация еще работала..."
     "Что он сказал вам?"
     Бент С. поднял на меня мрачные глаза.
     "Я сказал вам больше, чем мог. Я ответил на ваши вопросы. Не требуйте
от меня большего."
     Он не заслуживал будущего, по крайней мере, на Европе. На него нельзя
было полагаться. Я знал, какую вспышку раздражения вызовет мое решение  на
станции, но я списал Бента С. с Европы.
     Что ж, каждый носит в себе собственную тайну. У одного это  последние
слова умирающего друга, которыми он никогда  ни  с  кем  не  поделится,  у
другого Голос... И то, и другое требует всех сил.
     Бетт Юрген...
     Я понимал, почему Лин говорит все быстрее и вежливей. Большая База...
Стиалитовый колпак... Грунтовая подушка... Тяжелые корабли класса "Церера"
и "Пассад" будут садиться на Несс в нескольких милях от Деяниры...  Приток
людей, техники... Потрясающие, вдохновляющие перспективы!
     Я сжал зубы.
     Мне орать хотелось, когда я  хотя  бы  на  секунду  представлял  себе
вечную  мертвую  тьму,  царящую  под   стиалитовым   колпаком.   Я   видел
изуродованные пальцы  Бетт  с  черными  отбитыми  ногтями.  Я  видел,  как
обнаженная, истерзанная, она карабкается на Губу, медленно бредет по  ней,
спотыкаясь, неуверенно вытянув перед собой руки.
     Вечный мрак... Вечная жизнь... Вечное отсутствие выхода... А всего  в
полумиле над головой - мир радуг и  красок,  тяжелых  кораблей,  океанских
ветров, людские голоса, судьбы...
     - Нет.
     - О чем ты?
     - Я не могу завизировать документы.
     - Ты с ума сошел... - Лин вкрадчиво улыбнулся. - А  мы?  А  я?  А  те
другие, из списка? Даже этот Вулич, к которому симпатий у меня меньше, чем
к каламиту? Ты хочешь оставить нас беззащитными?.. А колонисты? Ты  хочешь
оставить нас на обочине, отнять у нас будущее? Не делай этого, Отти,  тебя
все проклянут. Тебя даже на Земле назовут предателем.
     - Я не буду визировать документы, Лин. Считайте это моим  официальным
решением.
     Он сморщился, как от внезапной зубной боли, и отступил на шаг.  Потом
еще на один. И так, задом, допятился до дверей, где, наконец, остановился.
     - У вас впереди целая ночь, инспектор Аллофс, - негромко,  незнакомым
мне хриплым голосом  сказал  он.  -  Подумайте,  как  утром  вас  встретят
колонисты. Ведь в любом случае вам придется выходить на  балкон...  А  как
могут встретить человека, отнимающего будущее у целой планеты?
     И вежливо улыбнувшись, вышел.
     Я встал, подошел к окну.
     Ночь  была  темная.  Я  не  видел  прожекторов.  Это  меня  несколько
ободрило. Если на постах спокойно, значит, никто не пытается тайно  пройти
к Воронке.
     Бетт...
     Наверное, там, под колпаком, не будет настоящей  тьмы...  Но  там  не
будет и настоящего света.
     Я не был в обиде на Лина. Я его понимал.
     Он ушел, но он оставил мне шанс.
     В конце концов, еще целая ночь до того, как я выйду на балкон Совета,
нависший над огромной, забитой людьми площадью Деяниры.  В  конце  концов,
еще от меня зависит, буду  ли  я  встречен  торжествующим  ревом  ликующих
колонистов: "База!.. Большая База!" - или гнетущую  тишину  людского  моря
разорвет одиночный отчаянный выкрик: "Предатель!" - полностью уничтожающий
меня в глазах колонистов Несс и еще неизвестно что несущий заблудившейся в
вечности Бетт Юрген.
     Многое еще зависело от меня.
     Я усмехнулся.
     Не стоит преувеличивать...
     И вздрогнул, услышав нежный звонок рабочего вызова.
     Повернувшись, медленно, предчувствуя вовсе не самые лучшие новости, я
включил инфор. За окном, я знал  это,  все  еще  было  тихо,  ни  лун,  ни
прожекторов, но на экране вспыхивала, пульсировала  кровавая  литера  Т  -
знак внимания и опасности. Почему-то именно она бросилась мне в глаза -  и
лишь после я увидел изображение.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.037 сек.