Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Джон Стейнбек - Жемчужина

Скачать Джон Стейнбек - Жемчужина

     Все в Ла-Пасе помнят возвращение семьи Кино; быть  может,  там  еще
есть старики, которые сами присутствовали при возвращении Кино и  Хуаны,
но те, кто знает об этом только понаслышке от своих отцов и дедов,  тоже
представляют,  как  все  было.  Это  возвращение  никого   не   оставило
безучастным.
     Золотой солнечный день близился к вечеру, когда  первые  мальчишки,
как сумасшедшие, ворвались в город и разнесли по всем улицам весть,  что
Кино и Хуана вернулись. Все высыпали им навстречу. Солнце  спускалось  к
линии гор на западе, и тени длинными полосами тянулись по земле. И  быть
может, именно из-за них, из-за этих  теней,  возвращение  Кино  и  Хуаны
оставило такой глубокий след в людской памяти.
     Они возвращались в город по изрезанной колеями песчаной  дороге,  и
они шли не гуськом, как всегда,- Кино первый, Хуана за  ним,-  а  рядом,
бок о бок. Солнце светило им в  спину,  и  длинные  тени  их  шествовали
впереди, так что казалось, будто они несут каждый по темной башне.  Кино
держал винтовку на согнутой руке, а  Хуана  шла,  перебросив  свою  шаль
через плечо, как узел. И узелок этот был  маленький,  но  в  нем  лежало
что-то тяжелое, оттягивающее ткань. Шаль Хуаны коробилась от  запекшейся
крови, и узелок чуть покачивался в такт ее  шагам.  Лицо  у  Хуаны  было
застывшее,  скованное  морщинками   усталости,   скованное   борьбой   с
усталостью. А взгляд ее уходил куда-то внутрь. Она шла далекая и  чуждая
всему, как небо. Губы у Кино были  плотно  сжаты,  скулы  обрисовывались
четко, и люди рассказывают, что он нес в себе что-то страшное,  грозное,
как надвигающаяся буря. Люди рассказывают, что и Хуана, и Кино  казались
такими далекими от человеческих забот, человеческого горя;  что,  пройдя
сквозь муку, они будто вышли по другую ее сторону; что  их  обоих  будто
ограждала стена, воздвигнутая  колдовской  силой.  И  те,  кто  прибежал
посмотреть на них, подались назад, уступая им дорогу, и не обмолвились с
ними ни словом.
     Кино и Хуана шли по городу  так,  будто  города  не  было.  Они  не
смотрели ни направо, ни налево, ни вверх, ни вниз, а только прямо  перед
собой. Шаг у них был чуть судорожный, как у искусно сделанных деревянных
кукол, и грозные черные башни тянулись перед ними далеко вперед. И когда
они проходили по городу с его кирпичными и  каменными  домами,  скупщики
жемчуга смотрели им вслед  сквозь  зарешеченные  окна,  слуги  припадали
одним глазом к прорезям в калитках, а матери поворачивали своих  младших
за плечи и прижимали их к себе - лицом в юбку. Кино и Хуана прошли бок о
бок  через  весь  город  с  кирпичными  и  каменными  домами,   миновали
тростниковые хижины, и соседи подавались назад, уступая им дорогу.  Хуан
Томас поднял руку, приветствуя их, но слов приветствия не нашел, и  рука
его на минуту нерешительно повисла в воздухе.
     Песнь семьи пронзительно звенела в  ушах  у  Кино.  Теперь  он  был
свободен от всего и страшен в своей  свободе,  и  Песнь  эта  стала  его
боевым кличем. Они прошли мимо черного квадрата-всего, что  осталось  от
их хижины,- и даже  не  посмотрели  в  ту  сторону.  Они  прошли  сквозь
заросли, окаймлявшие береговую отмель, и спустились к воде. И ни он,  ни
она даже не взглянули на свою пробитую лодку.
     И, подойдя к самой воде, они остановились  и  устремили  взгляд  на
Залив. А потом Кино положил винтовку на песок, сунул руку  за  пазуху  и
вынул оттуда свою огромную жемчужину. Она лежала у него  на  ладони.  Он
вгляделся в ее поверхность - серую, бугристую теперь. Искаженные  злобой
лица  смотрели  на  него  оттуда,  и  он  увидел  зарево  пожара.  И  на
поверхности жемчужины он увидел обезумевшие глаза человека,  упавшего  в
бочажок. И на поверхности жемчужины он увидел Койотито, который лежал  в
маленькой пещере, и головка у Койотито была размозжена пулей.  Жемчужина
была страшная; она была  серая,  как  злокачественная  опухоль.  И  Кино
услышал Песнь жемчужины, нестройную, дикую. Пальцы Кино чуть дрогнули, и
он медленно повернулся к Хуане и протянул жемчужину ей. Она стояла рядом
с ним, все еще держа  за  спиной  свой  недвижный  узелок.  Секунду  она
смотрела на жемчужину, потом взглянула Кино в глаза и тихо проговорила:
     - Нет... ты.
     И Кино отвел руку назад и что было сил швырнул жемчужину  далеко  в
море. Кино и Хуана следили, как она летит,  мерцая  и  подмигивая  им  в
лучах заходящего солнца. Они увидели легкий всплеск вдали и, стоя рядом,
бок о бок, долго не сводили глаз с этого места.
     А жемчужина коснулась прекрасной  зеленой  воды  и  пошла  ко  дну.
Покачивающиеся  водоросли  звали,  манили  ее  к  себе.  На  ней  играли
прекрасные  зеленые  блики.  Она  коснулась  песчаного  дна.   Вода   на
поверхности моря была как зеленое зеркало. А жемчужина  лежала  на  дне,
среди перистых, похожих на папоротник растений. Краб, скользнувший  мимо
нее, поднял за собой легкое  облачко  песка,  и  когда  оно  рассеялось,
жемчужина исчезла.
     И Песнь жемчужины  сначала  перешла  в  невнятный  шепот,  а  потом
умолкла совсем.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1378 сек.