Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Ольбик - Прощальный взгляд

Скачать Александр Ольбик - Прощальный взгляд

 
     Картина пятая
 
     То же  место  действия, четыре месяца спустя. Ноябрь...  Темные, мокрые
деревья,  плакат,  на котором  написано "База отдыха", полинял и  наполовину
обвалился. Видны лишь  несколько букв и стилизованное солнце...Из-за плаката
выглядывает труба  и обгоревшие стены дома. Невзрачный, одичалый  пейзаж, на
фоне  которого, под первым  снежком, стоит одинокая палатка. Сиротливо обвис
гамак,  одним  концом упав  на землю. Возле  него, катя перед собой коляску,
двигается Боголь. Он одет в валенки, в шапку-ушанку, с опущенными ушами, и в
зипун...
     Софья Петровна. Я хочу в туалет...
     Боголь. Сонечка, ты же недавно ходила.
     Софья Петровна.  А  я хочу еще,  наверное, от  холода  спазм в  мочевом
пузыре...
     Боголь. Хорошо, сейчас  пойдем, я лишь  немного  отдохну...Что-то слева
колет (кладет руку на сердце)...
     Софья Петровна. А ты уже сделал свое устройство?
     Боголь. Почти, осталось только припаять два проводка к будильнику...
     Софья Петровна. Ты  уж  постарайся, чтобы не получилось,  как в прошлый
раз... Чтобы было наверняка -- заснули и не проснулись... Какое счастье...
     Боголь. Не волнуйся, опыт великая сила, все будет по первому классу.  Я
вот думаю, надо ли нам оставлять этому миру посмертную записку...
     Софья Петровна. Перебьется этот мир. Но перед тем, как мы  ляжем спать,
я бы хотела съесть апельсин или банан...
     Боголь.  Но  у  меня  только  десять   сантимов,  разве  что  возьму  в
долг...Подожди, я сейчас вернусь (уходит)...
     Софья Петровна. (Достав  из-за  пазухи иконку)  Николай Угодник, умоляю
тебя, спаси и  сохрани моего любимого Василька... Когда он заснет, я отключу
систему и  уйду одна,  а он пусть  живет  и  творит...Мое тело  устало, душа
износилась, сумерки обволакивают  мое  сознание... Там  будет  легче,  чище,
теплее...А он... Пусть созидает и дождется весны...
     Василий Савельевич вскоре возвращается, неся в руках два банана...
     Боголь.  Сонечка,  тебе   повезло,  знакомая  продавщица  в  универмаге
угостила...На  съешь  (кладет  бананы  в тряпки,  в  которые  укутана  Софья
Петровна)...
     Слева, из-за оголенных деревьев появляется на велосипеде почтальон.
     Почтальон. Есть тут хоть одна живая душа?
     Боголь. Не одна, пока две живые души...
     Почтальон. А мне нужен... (читает) Боголь...(про себя) Гоголь-моголь...
     Боголь. Это я, но только не говорите, что вы мне что-то принесли...
     Почтальон.  Именно  принес  и не  одно,  а целых два письмеца...  И оба
заказные... распишитесь,  любезный, и  я  поеду...  Мне  надо еще  до  темна
разнести всю корреспонденцию (разворачивает велосипед, но не уезжает).
     Боголь. Господи, наконец-то, полковнику  написали, только не из полиции
ли, чтобы мы отсюда с Софочкой убирались...
     Почтальон.  Не  угадали,  на  сей  раз  пишут  с Ближнего  Востока,  из
Израиля...Получите свои письма...
     Боголь. (Снимает варежки, крутит конверты в руках,  зачем-то смотрит на
просвет). Господи,  спаси мя грешного! (трясущимися руками разрывает сначала
один  конверт)  Сонечка,  ты  только  послушай!..  (читает  вслух) Уважаемый
господин Боголь! Слышишь, Сонечка,  тут что-то назревает...Наверное, Люся  с
Борисом Наумовичем  наконец  проклюнулись...Впрочем,  это  для  них  слишком
официально. (читает дальше) Уважаемый господин Боголь! Мы рады вам сообщить,
что  ваша  рукопись  получила   очень  благожелательную   внутриредакционную
рецензию и  мы приняли ее к публикации. Вещь  сильная, необычная, в стилевом
отношении безукоризненная, с психологически точно выписанными характерами...
Соня,  родная,  ты  слышишь?  (Молча  читает  дальше)  Так,  так...  Значит,
свершилось!  Тираж 100 000 экземпляров... Все права, на два года...Да пусть,
жалко что ли...хоть на сто лет... Стоп, а вот тут речь о гонораре... За один
печатный лист...350  американских долларов... А всего сколько листов? Ну да,
почти  не сократили, двадцать  шесть печатных...  Соня, ударь  меня  по моей
глупой голове и разбуди! Этого не может быть, это  наверняка сон... Впрочем,
вот  и  чек...Кругленькая  сумма,  аванс,  с  ума  сойти  --  четыре  тысячи
зелеными...Ой,  мне  плохо,  где мой  последний  валидол? (Лезет в  зипун  и
достает  тюбик валидола,  кладет  таблетку  под  язык)...Так,  уже  легче...
Получить в Парэкс банке...(смотрит на часы) Черт возьми, уже поздно... А что
во втором письме?  (Распечатывает второй конверт)...Борис Наумович, старина,
что же ты с нами делаешь!? (Читает)  Дорогой Василий  Савельевич, я  на свой
страх и  риск заключил  с  издательством  договор  от  вашего имени  на  ваш
замечательный роман "Прощальный взгляд", в подтверждении чего вам высылается
копия договора и  чек на  аванс...  Книга понравилась  всем и сейчас я  веду
переговоры с  одним американским издательством, возможно,  и  там клюнет...У
нас с Люсей все хорошо, нас приняли как родных, помогли с работой, и  только
одна  проблема -- Люсе здесь  жарко, слишком жарко  по сравнению  с  Юрмалой
(отстраняет письмо и  не может скрыть  эмоций, вытирает рукавом глаза, снова
принимается за письмо).  Вы можете спросить --  откуда у меня появилась ваша
рукопись?  Объясняю: еще в аэропорту, когда  мы  уезжали из Латвии,  мне  ее
передала Светлана, а  все остальное уже было делом техники (он оборачивается
к коляске  и протягивает  письмо Софье  Петровне,  однако та  не  реагирует.
Наклоняется к ней и замирает в неестественной позе...Что-то не то...)
     Пауза.
     ...Соня, Сонечка, тебе плохо? Пожалуйста, ответь! Я тебе принес бананы,
скушай...(Берется  за плед,  которым  она  укутана,  трясет,  но не получает
ответа и, видимо, думает о худшем...Кричит, ему становится плохо, он шатаясь
опускается на землю, спиной прислонившись к коляске)...О,  зеброид, до каких
же пор ты  будешь  надо  мной  издеваться!? Тебе  показалось мало того,  что
сделал ты с  нами, ты еще забрал  ее в тот момент, когда  мы могли  бы снять
номер в лучшей  гостинице, когда я  мог бы  завалить ее  соками  и фруктами,
когда  мы  могли бы, наконец,  поехать  в Париж, куда я обещал ее отвезти на
протяжении всей моей бестолковой жизни... Как же ты мог, Боженька, допустить
такую несправедливость!? Как, ответь?!
     Софья Петровна. (Замогильным голосом) Василек, объясни, пожалуйста, что
такое зеброид?
     Боголь. (Вскакивает) Что это? Мираж или голоса?
     Софья Петровна. Почисти, пожалуйста, банан, я нестерпимо хочу есть...
     Боголь.  О, Соня, я уж думал, что  потерял  тебя  на веки! Где ты была,
старушка, зачем ты  меня  так пугаешь?  Я едва не умер  от  страха...(чистит
банан, вытирает рукавом глаза, всхлипывает, как  малый ребенок, отдает банан
Софье Петровне)... Зеброид, это, Софочка... Как бы тебе это объяснить... Это
наша  бестолковая...Впрочем,  нет, (трясет письмами и клюющими движениями их
целует)  очень даже толковая жизнь...  Ты молодчина,  ты  не  оставила  меня
одного  на этом  празднике  жизни...Скажи что-нибудь,  чтобы я  окончательно
поверил, что ты здесь, со мной...
     Софья  Петровна.  Я,  кажется,  была  в глубоком  трансе, я  не  смогла
пережить то, что узнала... Мне привиделся солнечный город, и как  будто мы с
тобой идем  по  его чистым  улицам и разыскиваем  кафе, где когда-то работал
Хемингуэй... Я догадалась, что мы в Париже и мне так было тепло и приятно...
     Боголь. (Обнимая ее) Какая  несказанная радость, какой яркий  просвет в
тучах! Ущипни меня, старого графомана,  покажи  мне, что это не предсмертный
бред...Прошу тебя, ущипни или скажи что-нибудь такое...
     Софья  Петровна. Пожалуйста, прочти  еще  раз то место, где говорится о
печатных листах...  Какое это благозвучное  слово -- гонорар! Сколько  в нем
света и надежды... Прочти и почисти второй банан...
     Боголь. Сейчас, милая,  одну минутку,  только  найду этот абзац...  Сию
минуту,  я  повторю и  взорву  вселенную  этим  прекрасным  и  неподражаемым
словом... Вот,  нашел и уже читаю...За один печатный лист...350 американских
долларов...  Аванс,   в  Парэкс   банке...   Погоди-ка,   здесь   еще   есть
постскриптум...
     (Пауза).
     Постскриптум... (Продолжает читать) Возможно, вы с Софьей Петровной еще
не  знаете  о  трагедии,  постигшей  семью Игруновых...  В  конце  сентября,
возвращаясь   с   выставки  Романа  Ивановича  домой,  Светлана   попала   в
автокатастрофу,  и,  слава  Богу,  не  мучилась,  погибла  на  месте  (голос
сбивается  и  Боголь, уткнувшись  лицом  в снятую  с головы  шапку,  навзрыд
плачет)...  (Пауза) Какой неожиданный  зе-бро-иид... Как это можно, Сонечка?
Мы  же... Почему  вдруг стало так темно, почему  тоска  ломится в сердце? О,
Господи, спаси меня грешного (горько  стонет, хватается за сердце  и оседает
возле коляски. Звучит музыка на усмотрение режиссера)...
     Начинает идти снег, падают густые хлопья,  они превращаются  в сплошную
завесу,  которая  полностью  застилает  коляску  и две одинокие человеческие
фигуры...
 
     Занавес
 
     Февраль - август 1999 года.
 
     Примечание:
 
     *Aplieciba    (латышск.)    --    документ,    подтверждающий    знание
государственного языка. Только обладатель такого удостоверения  имеет  право
на трудоустройство.
     *Милда -- прозванный так  в народе  памятник Свободы,  стоящий в центре
Риги (женщина, символизирующая Латвию, и держащая над головой три звезды).
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0988 сек.