Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Уильям ТЕНН - ЛАМПА ДЛЯ МЕДУЗЫ

Скачать Уильям ТЕНН - ЛАМПА ДЛЯ МЕДУЗЫ

 
     В конце зала над полом внезапно  поднялась  решетка,  и  его,  словно
пригоршню мусора, бросили в яму - достаточно глубокую для того,  чтобы  он
снова потерял сознание.
     Придя в себя, он с трудом перевернулся  на  спину,  потирая  ушибы  и
морщась от боли в руках. Что бы там ни было, с него достаточно - этот  мир
определенно оказался наименее дружелюбным из всех возможных.
     Сквозь решетку пробивался слабый свет. Шатаясь, он  направился  в  ту
сторону, чтобы лучше рассмотреть свою камеру. Кто-то ткнул его в живот,  и
он снова сел.
     - Только попробуйте дотронуться до меня, мистер, - послышался девичий
голос, - и я вас прикончу.
     Судя по  голосу,  в  серьезности  намерений  девушки  можно  было  не
сомневаться.
     - Простите? - пробормотал Перси, уставившись в кромешную тьму.
     - Можешь не извиняться. Просто оставайся в своем конце  камеры,  а  я
останусь в своем. Ты не первый из тех распущенных парней,  что  хотели  со
мной познакомиться, не подумав предварительно  как  следует.  Никогда  еще
таких не встречала! - Каждое ее слово звучало все с  большим  надрывом;  в
конце концов она заплакала.
     Тщательно  обдумав  ситуацию,  Перси  пополз  в  ту  сторону,  откуда
слышались рыдания.
     - Послушайте... - мягко начал он.
     На этот раз она ударила его в глаз.
     Ругаясь на чем свет стоит, он отошел к противоположной стене  и  сел,
мрачно скрестив на груди руки. Он проклинал весь род  человеческий,  потом
ограничил его до женщин, а  затем,  кивнув  в  сторону  сидевшей  напротив
девушки, сосредоточил свой гнев на миссис Даннер, вложив в это  всю  душу.
Внезапно он почувствовал, что мокрое от слез лицо уткнулось ему в плечо, и
отскочил в угол.
     - Послушай,  детка,  -  бросил  он,  -  я  больше  не  желаю  к  тебе
прикасаться, после того как...
     - Ты только что упоминал миссис Даннер, - сказала она. -  Я  слышала.
Квартира 18-К?
     - Да! Но как... - Тут до него дошло. - Так ты тоже... оттуда?
     - Я убью эту бабу! - произнесла она сквозь зубы.  -  В  первый  день,
когда я  здесь  оказалась,  я  сказала  себе,  что  выбью  из  нее  каждую
долларовую бумажку и каждый глоток  виски,  который  она  сделала  за  мои
деньги, если когда-нибудь вернусь. На другой день  я  сказала  себе,  что,
если только вернусь, я вообще не буду обращать на  нее  внимания,  я  буду
лишь целовать тротуары, шестифутовых полисменов и  сантехнику.  На  третий
день я о ней вообще не думала, я лишь пыталась  вспомнить,  как  выглядели
дома, улицы и прочее. Но сегодня я знаю, что не вернусь, никогда, и потому
я лишь молюсь о том, чтобы когда-нибудь у меня появилась возможность убить
ее, когда-нибудь...
     Она снова заплакала, из ее груди вырывались  отчаянные  рыдания,  как
будто ей выкручивали руки.
 
 
     Молодой человек очень осторожно подошел к девушке и  погладил  ее  по
спине. Еще немного спустя он обнял ее и нежно поцеловал.  Какое-то  грубое
одеяние, наброшенное на ее плечи, оцарапало его кожу.
     - Могло быть и хуже, - заверил он ее.  -  Могло  быть  намного  хуже,
можешь мне поверить. Во всяком случае, мы нашли друг друга.  Дела  не  так
плохи, когда есть с кем поговорить. Так или иначе, мы -  соотечественники,
или, точнее, современники. Меня зовут Перси С. Юсс. "С." значит  Сактрист.
Я был владельцем половины ресторана, двумя третями которого  владели  наши
кредиторы. А ты кто?
     - Анита Драммонд, - сказала она, выпрямляясь и  вытирая  глаза  краем
одежды. - Энн. Я была балериной. Вернее, я  еще  училась  на  балерину,  и
понемногу подрабатывала то тут, то там. Эта квартира оказалась неожиданной
находкой; она как раз устраивала меня по деньгам. Я радостно плюхнулась на
единственный стул, который был в квартире, и тут заметила на  полу  клочок
пергамента с какими-то стихами. Я начала их  читать,  а  потом  задремала,
глядя на эти слова. Когда я проснулась,  я  обнаружила,  что  нахожусь  на
склоне холма, у стула нет ножек и  какой-то  старый  крестьянин  со  своей
женой произносят надо мной  заклинания,  чтобы  я  исчезла  до  того,  как
навлеку проклятие на их посевы. Когда они увидели, что  я  открыла  глаза,
они оба набросились на меня, связали и утащили в свою  хижину.  И  они  не
желали слушать ничего, что я пыталась им говорить! Кстати, если  хочешь...
выглядеть более прилично, тут в углу есть куча какого-то тряпья.
     Перси подошел  туда  и  обнаружил  полдюжины  изношенных  накидок  из
овечьих шкур. Он выбрал одну, от которой сильно воняло, но зато в ней было
меньше  обитателей,  чем  в  прочих,  и  вернулся  обратно.  В  одежде  он
почувствовал  себя  более  уверенно.  Ему  не  приходилось  размышлять   о
различных аспектах нудизма с тех пор, как он прибыл в костюме Адама в этот
безумный мир, но он впервые почувствовал, что у него появилась возможность
перехитрить тех, кто взял его в плен - теперь, когда он был одет почти так
же, как и они.
 
 
     Энн продолжала свой рассказ. Она говорила о том, как  жители  деревни
на  дальнем  конце  острова  собрались  вместе  и  стали  обсуждать,   как
избавиться от ведьмы.
     -  Шла  настоящая  война  между  сторонниками  двух  подходов:   одни
предлагали посадить ведьму на кол, другие - сжечь, и каждый отстаивал свою
правоту. В это время мимо проходил сенешаль, или камергер, или как он  там
называется, царя Полидекта. Он охотился за какими-то маленькими чудовищами
- кажется, фуриями. Или сиренами. Он увидел меня, и прежде чем  кто-то  из
деревенских успел что-либо сказать, он... Перси, смотри!
     Он резко  обернулся,  глядя  туда,  куда  указывал  ее  палец.  Свет,
проникавший сквозь решетку, становился все  слабее  -  солнце  отбрасывало
последние лучи, завершая дневную работу и спеша на отдых.
     По другую сторону  решетки  появилась  человеческая  голова.  Человек
прижал палец к губам. Перси кивнул,  показывая,  что  понял  его.  Человек
начал медленно расплываться, словно туман на легком ветру, и исчез.
     Но решетка медленно и бесшумно поднялась и мгновение спустя закрылась
снова. У Перси  возникло  жуткое  ощущение,  будто  что-то  очень  тяжелое
медленными, словно  перышко,  кругами  опускается  вниз.  Он  инстинктивно
прикрыл рот Энн рукой. Несмотря на это, отчетливо  послышался  ее  громкий
вздох, когда перед ними появился человек в одежде, вызывавшей ассоциации с
Италией эпохи Возрождения.
     Он что-то подкрутил на металлической пряжке  своего  широкого  пояса,
слегка наклонил голову в знак приветствия и сказал:
     - Меня зовут Гермес.
     Энн отодвинула руку Перси от своего рта.
     - Гермес! - прошептала она. - Посланец богов!
     - Он самый.
     На его аристократическом лице возникла и тут же исчезла улыбка -  так
быстро, что Перси не  вполне  был  уверен,  улыбался  ли  тот  вообще.  Он
внимательно пригляделся к коже  пришельца,  освещенной  последними  лучами
солнца. Она отливала золотом.
     - Вы не тот самый тип в белой накидке, который  исчез,  когда  Диктис
начал его расспрашивать?
 
 
     Гермес кивнул.
     - Я подозревал, кто ты, но я должен был проверить твой так называемый
сундук, чтобы у меня не осталось сомнений. Я вряд ли смог бы  задать  тебе
какие-либо вопросы, пока ты был окружен этой толпой.
     - Какие вопросы? - нетерпеливо спросил Перси.
     - Вопросы, которые могли бы определить, в самом ли  деле  ты  Персей,
легендарный герой, который должен спасти мир от Горгоны и ей подобных.
     - Послушайте, мистер, с меня довольно! Меня зовут Перси С. Юсс. Я  не
сын Данаи - у меня даже Даниэля в роду не было. Я  не  знаю,  что  это  за
Горгона, о которой твердят все кругом, и даже если бы и знал, у  меня  нет
никакого желания ее убивать. Я ничего не имею против какой бы то  ни  было
Горгоны или какого бы то ни было человека - за исключением  этого  жирного
неряхи-царя.
     - Ты слишком громко говоришь, -  предупредил  его  собеседник.  -  Мы
посылаем тебя убить не какую-то Горгону - саму Медузу! - Произнося имя, он
понизил голос, так что тот стал едва слышен. -  Я  говорил  с  профессором
Грэем и описал предметы, вместе с которыми ты прибыл, и он подтвердил, что
ты человек из его времени.
     - Вы имеете в виду, что здесь есть кто-то еще из двадцатого  века?  -
спросила Энн.
     - Где он? Он  тоже  попал  в  беду?  -  спросил  Перси,  почувствовав
некоторое облегчение.
     Пришелец улыбнулся. На этот раз его улыбка была долгой и медленной, и
Перси она не понравилась.
     - Нет, он не попал в беду. Он ждет тебя, чтобы дать совет, как  лучше
всего победить Горгону.
     - Ну что ж, ему придется  бежать  очень  далеко  и  очень  быстро.  Я
терпеть не могу того, как  все  здесь  начинают  себя  вести,  стоит  лишь
упомянуть это имя. Я не считаю себя героем и не собираюсь им  становиться.
Я всю жизнь был неудачником и расплачивался за чужие проступки, но  в  это
дело любимый сын своей матери ввязываться не намерен.
     - Даже чтобы избежать завтрашнего котла?
     Перси судорожно  сглотнул.  Он  забыл  о  судилище,  состоявшемся  по
законам Серифа, как только увидел Энн. Да. Завтра снова наступит вечер,  и
его выведут отсюда, и...
     Чем он рискует - по сравнению с тем чудовищным концом,  что  со  всей
определенностью ожидает его через сутки? Он уже достаточно насмотрелся  на
этих древних греков, чтобы проникнуться глубоким уважением к эффективности
их судебной процедуры в  отношении  любого  деяния,  которое  они  считали
преступным. Например, вряд ли у них были такие понятия, как апелляция  или
освобождение под залог...
     - Даже, - продолжал Гермес, четко произнося каждое слово, - даже ради
возможности вернуться в свое время?
     Энн вскрикнула, и посланец  богов  сердито  велел  ей  замолчать.  Он
коснулся своего пояса  и  стал  невидимым.  Потом  он  снова  появился,  с
тревогой глядя вверх на решетку и держа руку на поясе.
 
 
     Перси был удивлен тем, что этот тип  оказался  чересчур  нервным  для
предполагаемого божества. Кроме того,  его  удивило,  что  ему  предложили
именно то, в чем он крайне нуждался и чего отчаянно желал. Была  ли  цена,
которую он должен заплатить, слишком высока? Глупо. Что бы ни пришлось ему
совершить, сколь бы ни было это  рискованно  и  тяжело,  он  мог  получить
возможность вновь оказаться в своей эпохе. Не говоря уже о  том,  что  ему
очень  хотелось  покинуть  свое  нынешнее  местопребывание  до  того,  как
наступит время завтрашнего ужина.
     - Я согласен, - твердо сказал он. - Чего бы вы от меня ни  хотели,  я
согласен. Но послушайте. Наш договор должен относиться к  этой  девушке  в
той же степени, как и ко мне.
     - Хорошо! - Золотой человек достал небольшой мешочек. -  Возьми  это.
Когда они завтра поведут тебя на казнь...
     - Эй! Я думал, вы заберете нас из  этой  ямы.  Почему  вы  не  можете
просто взять нас с собой?
     Гермес  нетерпеливо  покачал  головой.  Казалось,   он   был   крайне
заинтересован в том, чтобы убраться отсюда как можно скорее.
     - Потому что не могу. У вас нет... нет силы. Делай, как я  сказал,  и
все будет в порядке.
     -  Послушай  его,  Перси!  -  убедительно  сказала  Энн.  -  Это  наш
единственный шанс. Сделаем, как он говорит. Кроме того, он бог. Он  должен
знать, как поступать в этом мифическом мире.
     Гермес снова улыбнулся своей мимолетной улыбкой.
     - Когда они выведут тебя наружу, начни  говорить  -  так  долго,  как
только можешь - о той неприятности, которая с ними произойдет.  В  чем  бы
она ни заключалась, они заставят тебя сражаться...
     - Меня не заставят с кем-то сражаться, - заметил Перси. - Меня...
     - Сварят на медленном огне, я знаю! Но,  можешь  мне  поверить,  тебя
заставят сражаться с кем-то или с чем-то. Когда будешь говорить, незаметно
сунь руку под  одежду,  в  этот  мешочек.  Начинай  поглаживать  зернышки,
которые ты там найдешь, сжимай их, три их между ладонью и тканью  мешочка.
Когда они начнут шевелиться и самостоятельно двигаться, как можно  быстрее
вступай в борьбу! Все, что ты должен затем  сделать  -  разбросать  их  по
земле вокруг себя и отступить назад. Как только...
     Он замолчал и схватился за пряжку. По другую сторону решетки появился
факел, и сквозь нее заглянули два бородатых стражника.
     - Могу поклясться, я что-то видел, - сказал один.
     - Ну что ж, можешь вызвать стражу и  спуститься  вниз  посмотреть.  Я
пошел на пирушку.
     Человек с факелом выпрямился.
     - Я тоже. Если я что-то и видел, у меня нет охоты с этим связываться.
Пусть разбирается утренняя стража.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0388 сек.