Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Уильям ТЕНН - ЛАМПА ДЛЯ МЕДУЗЫ

Скачать Уильям ТЕНН - ЛАМПА ДЛЯ МЕДУЗЫ

     Перси с трудом переваривал полученную информацию.
     - То есть, насколько я понимаю, боги - вовсе не боги, а, как  называл
их один из людей, поймавших меня - олимпийские чудовища.
     - В общем, да. Чудовища в том  смысле,  что  их  внутренняя  сущность
отлична от человеческой, поскольку они происходят  из  другого  мира.  Но,
Перси, они во многом похожи на  нас!  Уровень  их  развития  намного  выше
нашего, и они не столь ужасны, как, к примеру, соплеменники Горгоны. Они -
гуманоиды, и потому должны происходить  из  мира  и  вселенной,  природные
законы которых подобны нашим; и они крайне  заинтересованы  в  том,  чтобы
помочь человечеству подняться до их собственного уровня. Люди  этой  эпохи
называют их олимпийскими чудовищами, кстати, потому, что в нашем мире  они
происходят с горы Олимп в Северной Фессалии.
     Я многим обязан одному из них,  по  имени  Гермес;  если  бы  не  его
помощь, я бы не обладал и третью тех знаний и богатства, которыми  обладаю
сейчас. Он нашел меня вскоре после того,  как  я  здесь  появился,  и  сам
предложил мне свои услуги. Сперва я испытывал к нему некоторое  недоверие,
как, впрочем, наверное, и вы. Но его искреннее дружелюбие быстро  развеяло
мои сомнения. Не понимаю, почему в возникших позднее мифах  он  фигурирует
как злой интриган! Конечно, вполне возможно, что мифы, которые возникнут в
этом мире, будут сильно отличаться от наших.
     Он задумчиво кивнул, склонив голову набок  -  словно  живо  вообразив
некий греческий миф с неким профессором классической  истории  в  качестве
главного героя.
     - Горгона по  сравнению  с  ним  намного  хуже,  да?  Если  я  должен
отправиться за ней на... на...
     - На Крит. Она обитает на острове Крит.
     - Не могли бы вы мне объяснить, что она из себя представляет?
 
 
     Профессор Грэй сел и подпер подбородок руками.
     - Могу, но прошу помнить, что то, что мне  известно,  -  некая  смесь
археолого-антропологических данных и того, что я узнал от Гермеса. Как  он
объяснил, практически  все  наиболее  отвратительные  чудовища  фактически
принадлежат к расе Горгоны, которая обладает многими чертами, свойственным
рептилиям. Горгоны происходят из вселенной или вселенных столь не  похожих
на нашу даже с точки зрения законов биологии и химии, что они, в сущности,
недоступны нашему пониманию. Например, у их предводительницы  человеческое
тело и голова, покрытая вместо волос извивающимися  змеями  -  что  вполне
соответствует описанию Медузы почти во всех текстах.
     Единственное, что меня слегка  беспокоит,  -  внезапно  нахмурившись,
продолжал профессор, - это прямая связь Медузы с культом  Богини-Змеи  или
Матери Всего Сущего древнего матриархального Крита. Собственно, в середине
микенской эпохи - незадолго до  настоящего  времени  -  религия  Триединой
Богини, как она тогда  называлась,  была  распространена  почти  по  всему
Средиземноморью, и  жрицы  этого  культа  были  не  только  ведущей  силой
общества, но и полностью контролировали сельское хозяйство и большую часть
местной промышленности.  В  хрониках  нашего  мира  эта  религия  внезапно
исчезла, и ее место занял олимпийский  пантеон.  Однако  здесь,  во  время
переходного периода, примерно  за  два  столетия  до  героев  Гомера,  нет
никаких следов какой бы то ни было религии. Это очень  странно.  Возможно,
ни одна еще не возникла; однако мне  очень  хотелось  бы  посмотреть,  что
происходит на Крите. Гермес говорит, что с  тех  пор  как  там  поселились
Горгоны,  остров  слишком  опасно  посещать  лишь  из  научного  интереса.
Однако...
     И еще один вопрос - почему Горгоны внешностью напоминают рептилий.  У
большинства древних народов змея была символом мудрости и плодородия. Лишь
в книге Бытия нашей Библии мы находим менее приятный образ змея, но даже и
там он исключительно  умен  и  хитер,  хотя  уже  более  и  не  дружествен
Человеку. Возможно, что...
 
 
     Измотанный первыми двумя днями в доахейской  Греции,  Перси  на  этом
месте уснул, и ему приснилось, будто он снова вернулся  в  свое  время,  и
хитрый торговец по имени Люцифер  Вельзевул  Гермес  уговорил  его  купить
очень дорогой ресторан, клиенты которого оказались исключительно гремучими
змеями, нетерпеливо требовавшими пищи. Когда он подошел к одной из  них  с
предложением расплатиться, тварь бросилась на него,  обнажив  тройной  ряд
быстро растущих ядовитых зубов...
     Он проснулся в довольно мрачном настроении, несмотря на то,  что  Энн
приготовила вкусный  завтрак  из  местного  хлеба  с  сыром  и  пяти  яиц,
принадлежавших различным птицам. Кроме  того,  профессор  Грэй  принес  им
вполне приличную одежду.
     Факт оставался фактом: чем бы ни была Медуза, как бы опасны  ни  были
Горгоны, он, Перси Сактрист Юсс, был обречен на то, чтобы избавить от  них
мир, в результате чего он, вполне возможно, мог избавить  мир  и  от  себя
самого.
     - У некоторых, - угрюмо сказал он Энн, - куча разнообразных талантов.
У меня же лишь один - быть неудачником. Но я - выдающийся неудачник, самый
законченный неудачник, какого только видел этот мир. В  данной  области  я
просто гений.
     - Твой главный недостаток, - заметила Энн, глядя на него  из-за  края
удивительно изящной чашки, - в  том,  что  ты  все  время  сам  стараешься
убедить себя в этом.
     - А что мне еще остается делать?
     Вошел профессор Грэй и настойчиво предложил Перси пойти вместе с ним,
чтобы испытать оружие, которое  предоставил  ему  Гермес  для  сражения  с
Горгоной. Перси неохотно последовал за  профессором.  Утро  было  ясным  и
солнечным - обычная погода для Восточного Средиземноморья.
     -  Это  шапка-невидимка,  -  сказал  профессор,  подавая  ему   набор
искривленных  металлических  пластинок,  соединенных  в   грубое   подобие
полусферы и украшенных проволочками и крошечными катушками. -  Выключатель
находится с краю - вот  здесь,  -  но  вы  должны  пользоваться  ею  очень
аккуратно, поскольку  Гермес  говорит,  что  запасы  энергии  невелики,  а
подзаряжать ее очень сложно. Ну что вы так уставились, Перси, она в  самом
деле работает! Я же вам говорил, что их наука намного опередила нашу.
     Он  полез  в  большую  плетеную  корзину  и  достал  черный  предмет,
напоминавший сумку на молнии с длинной ручкой в виде петли. Однако  вместо
молнии края сумки соединяла тонкая, едва заметная  линия,  так  что  сумка
была закрыта столь плотно, что казалась состоящей из единого куска.
 
 
     Профессор Грэй с важным видом похлопал по сумке.
     - Это кибисис, мешок, в который вы должны  поместить  голову  Горгоны
после того, как отрежете ее. Вероятно,  это  самый  важный  предмет  -  за
исключением сапог, - который  вам  дадут.  Видите  ли,  в  соответствии  с
легендой, даже после того, как голова Медузы будет отделена, она  все  еще
сохраняет способность мгновенно превращать людей в камень. Более того,  по
словам Гермеса, она обладает  столь  необычной  силой  -  даже  только  ее
голова, - что в состоянии разорвать в  клочья  любой  обычный  мешок.  Эту
сумку можно открыть только снаружи. Вы должны положить голову в кибисис  и
держать ее там, пока не передадите ее Гермесу.  А  теперь  главное:  каким
образом заполучить ее голову? Для этого вам послужит меч, знаменитый гарп.
     Перси  с  неудовольствием  отметил  в   речи   профессора   отеческую
фамильярность спортивного болельщика или тренера  по  боксу,  объясняющего
достоинства новой защитной стойки молодому претенденту на звание чемпиона.
     - Вы, наверное, довольны, профессор, что сами попали в ту историю,  о
которой читали лекции?
     - Попал в историю? Но я уже легендарная личность!  Профессор  Грэй  -
такая же часть настоящей истории, как Перси С. Юсс в качестве Персея и Энн
Драммонд в качестве Андромеды. Гесиод упоминает о сестрах Грайях,  которые
снабдили Персея всем необходимым для битвы с Медузой.  Я,  правда,  только
один, и во мне нет ничего женского, но все  же  это  достаточно  близко  к
реальному мифу. Так же, как, например, ваше  с  Энн  спасение  от  сциллы,
которая в классических  мифах  обитает  в  морских  глубинах  и  поглощает
корабли,  соответствует  исходной  легенде,  в  которой   Персей   спасает
Андромеду от морского чудовища - правда, лишь  после  того,  как  он  убил
Горгону.  Тот  факт,  что  вы  прибыли  на  Сериф  в  ванне  и   взрослым,
противоречит версии Ферекида,  в  которой  младенца  Персея,  запертого  в
сундуке вместе со своей матерью Данаей, спасает из моря рыбак Диктис, брат
царя  Полидекта.  Однако  именно  Диктис  вытащил  вас  своей   сетью   из
Средиземного моря...
     Как видите, что-то соответствует легенде, что-то  слегка  отличается.
Самое интересное, - продолжал старый ученый, -  искать  в  мифах  подобные
факты, словно самородки золота, и  уметь  их  распознавать.  Вполне  может
оказаться, что и в нашей истории был некий профессор Грэй - а его фамилия,
пол и... количество изменились в более поздних  преданиях.  Возможно,  что
одни  и  те  же  мифы  повторяются  в   каждой   пространственно-временной
вселенной, мифы, которые совпадают в общих чертах,  но  могут  дополняться
деталями почти из любой палитры.
     -  Вы  имеете  в  виду,  -  медленно  спросил  Перси,  чувствуя,  как
ускользает потаенная надежда, -  что  на  этот  раз  Горгона  может  убить
Персея, а не наоборот?
 
 
     Профессор Грэй кивнул с леденящим душу энтузиазмом.
     - Вы, кажется, начинаете понимать! Именно так.  Разве  не  ясно,  что
подобное всегда возможно, так же как возможно, что вы настоящий Персей  не
в большей степени, чем я настоящий Грэй - или Грайи? Вот  почему  все  это
чертовски интересно!
     Перси попытался улыбнуться, но без особого успеха.
     - Ясно, - сказал он. - Начинаю понимать.
     - Возьмите  меч,  -  предложил  профессор,  с  невероятными  усилиями
удерживая двумя руками огромную массу металла.
     Перси взял меч и, отчаянно напрягая мускулы спины, сумел положить его
на землю, прежде чем тот выпал из его рук.
     - Только не говорите мне, что я должен сражаться этой железякой!
     - Ничего, привыкнете! Обратите внимание - меч сделан из железа, не из
бронзы. Все лучшее - Персею!
     - Благодарю от всей души, но...
     - Конечно, на более поздних вазах,  -  вновь  обратился  профессор  к
археологии, - особенно краснофигурных, гарп Персея изображен в виде серпа.
Но на более ранних, чернофигурных вазах, он выглядит как прямой меч.  Так,
видимо, и должно быть, поскольку именно такой меч принес мне Гермес, чтобы
я хранил его до прибытия Персея.
     - Кстати, о прибытии, - заметила Энн,  стоявшая  у  двери  хижины,  -
поезд 8:45 прибывает на первый путь. Лучше отойдите!
     Они взглянули вверх и увидели Гермеса, спускавшегося с голубого  неба
несколько быстрее, чем обычно. К его поясу  был  подвешен  странной  формы
объемистый сверток. Как  только  его  ноги  коснулись  земли,  он  тут  же
направился к ним.
     - Он готов? Надеюсь, он потренировался с оружием?
     - Собственно говоря, - сказал профессор, потирая  лоб,  -  он  только
начал. Вы прилетели слишком рано, Гермес; не забывайте, эти  люди  прибыли
лишь вчера вечером.
 
 
     Золотокожий  человек  рассеянно  кивнул,  потом  нагнулся   и   начал
открывать свой сверток.
     - Я знаю. К несчастью, обстоятельства изменились. В течение ближайших
суток Горгоны совершат последнюю  попытку  одержать  победу.  До  полуночи
Медуза должна быть убита.
     - Я не хочу! - взвыл  Перси.  -  Нельзя  же  так  просто  выдергивать
человека из нормального, спокойного мира и  требовать  от  него,  чтобы...
чтобы...
     - Насколько я помню, - с расстановкой произнес Гермес,  поворачиваясь
к нему с парой металлических сапог в руках,  -  я  уже  выдернул  тебя  из
нескольких весьма неприятных ситуаций. Вряд ли ты хорошо себя чувствовал в
подземной темнице, и наверняка почувствовал бы себя  еще  хуже  на  другой
день, в некоем большом котле, который я  уничтожил.  Затем,  тебя  ожидала
встреча на арене...
     - Перси имеет в виду, - смущенно сказал профессор Грэй, - что он лишь
начал приспосабливаться к своему  нынешнему  положению  -  психологически.
Физически же - пока он не может даже взмахнуть мечом.
     - С этими трудностями я справлюсь! - пообещал посланец.  -  Вот  твои
сапоги. Если ты потрешь их друг о друга, вот так, ты начнешь  двигаться  в
двадцать раз быстрее. Надень их и выпей вот это.
     Перси с сомнением натянул сапоги, которые должны были в двадцать  раз
ускорить его движения. Подошвы неприятно завибрировали под ногами.
     Еще более неуверенно он глотнул какой-то  жидкости  из  напоминающего
пробирку сосуда, который дал ему золотой  человек.  Он  чуть  не  согнулся
пополам, когда напиток взорвался у него в желудке, словно ракета.
     - Ух ты! Сильная штука!
     Гермес самодовольно ухмыльнулся.
     - Погоди, тебе еще предстоит узнать ее  истинную  силу.  А  теперь  я
хочу, чтобы ты поднял меч, Перси. И ты поймешь, насколько сильным ты стал.
Да что там, ты теперь такой сильный, что я не удивлюсь, если увижу, как ты
крутишь им над головой, словно сухой веточкой.
     Перси нагнулся и с довольно глупой улыбкой  взялся  за  меч.  Хорошо,
конечно, что Гермес пытается вдохновить его своими  словами,  но  он  знал
свои возможности. Меч был тяжел, как...
     Но меч оказался очень легким.  Безо  всякого  труда  можно  было  его
поднять и взмахнуть им. Перси так и сделал, с восхищением ощущая силу мышц
плеча и запястья.
     - Великолепно! - выдохнул профессор Грэй. - В этом сосуде - сказочный
нектар, напиток богов?
     - Некоторым образом, - сказал посланец. - Некоторым образом...  Итак,
все готово, Персей, - собирай свое вооружение, и можем отправляться.
 
 
     Все последующее было как в тумане.  Перси  обнаружил,  что  с  трудом
вспоминает последовательность событий.  Несколько  раз  появлялась  Энн  и
сердито говорила кучу какой-то чепухи  профессору  Грэю,  который  казался
очень смущенным. Потом,  как  раз  в  тот  момент,  когда  она  собиралась
броситься Перси на шею, Гермес взял его за руку, и они взлетели. В  голове
у него несколько прояснилось, когда они мчались под облаками  на  юг,  над
испещренным точками островов морем.
     -  Почему,  -  спросил  Перси,  -  вы,  обладая  столь   невероятными
возможностями, не выступите против Горгоны сами?
     - Таково пророчество. Легенда о  Персее  должна  осуществиться  любой
ценой, - сквозь зубы процедил Гермес, с тревогой вглядываясь вдаль.
     Неудовлетворенный ответом, Перси начал размышлять,  есть  ли  в  этом
вообще хоть какой-нибудь смысл. Как и многое  из  того,  что  ему  недавно
говорили, это звучало так, словно крупицу правды добавили  для  аромата  в
большой кипящий котел бессмыслицы.
     Вероятно, он чувствует себя так из-за напитка,  решил  он.  Профессор
Грэй говорил  вполне  искренне,  хотя  порой  и  путался  в  рассуждениях.
Однако...
     - А почему вы сказали, что нас отправят обратно в наше время? Судя по
словам профессора Грэя, то время умерло навсегда.
     Золотой человек нетерпеливо  покачал  головой,  и  они  оба  чуть  не
перевернулись.
     - Сейчас не время рассуждать. Тебе надо еще выпить. Держи.
     Он почти силой сунул сосуд Перси. Снова в  его  внутренностях  что-то
взорвалось, хотя и не столь интенсивно, как в первый раз. Он с гордостью и
уважением посмотрел  на  Гермеса.  Как  можно  было  сомневаться  в  столь
замечательном друге?
     - Я расскажу тебе, что ты увидишь, когда окажешься в покоях Медузы, -
мягким, навевающим дремоту голосом говорил Гермес. - Сама  Медуза  кажется
ужасной, ужасной...
     Под ними весело резвились волны, бросая клочья пены в  неодобрительно
наблюдающее  за  ними  небо.  Перси  лениво  обмяк  в   руках   размеренно
говорившего золотого человека. Жить так просто,  подумал  он,  когда  тебе
говорят, что делать и чего ожидать. Все стало так легко...
     Он взглянул вверх, почувствовав, что  Гермес  отпустил  одну  руку  и
нащупывает выключатель на его шапке-невидимке. Потом та  же  рука  сделала
похожее движение у пряжки широкого пояса ее обладателя.
     - Вы делаете  нас  невидимыми,  -  прокомментировал  Перси,  медленно
кивнув. - Мы уже на месте?
     - Да. Тс-с-с! Тихо!
 
 
     Повернув голову, он увидел длинный,  зеленый  остров,  простиравшийся
внизу.
     - Почему вы потратили столько трудов,  чтобы  сделать  для  меня  эту
шапку и все прочее, вместо того чтобы дать мне что-нибудь из того,  что  у
вас уже есть - например, вроде этого пояса, - и я бы смог отправиться сюда
сам? Я имею в виду, - с  пьяным  добродушием  продолжал  он,  -  ведь  вы,
наверное, очень занятой человек, Гермес. Мне так стыдно, что я отвлек  вас
от...
     - Может быть, заткнешься? -  яростно  прошептал  Гермес.  Его  взгляд
блуждал во все  стороны,  пока  не  остановился  на  огромном,  молчаливом
городе, построенном из массивных блоков серого, покрытого мхом камня. - Мы
не дали тебе пояс по той же причине, по которой мы дали  тебе  меч  вместо
лучемета. Дефицит.
     - Де... дефицит? - с  глупым  видом  переспросил  Перси.  Он  поскреб
макушку и едва не сбил с головы шапку.
     - Дефицит. И, кроме того, неужели ты думаешь, что мы настолько глупы,
чтобы доверять человеку наше оружие?
     Их   ноги   коснулись   неровной   поверхности   каменного   балкона,
находившегося на большой высоте. Гермес оттащил Перси за  каменный  столб,
ограничивавший дверной проем. Перси почувствовал, как дрожит от напряжения
тело золотого человека, когда тот толкнул его к стене и замер в  ожидании,
чтобы убедиться, что никто не выйдет на балкон посмотреть, в чем дело.
     Он пытался вспомнить последнее, что говорил ему Гермес, и  обнаружил,
что не может этого сделать, отчаянно  желая,  чтобы  черный  туман  в  его
голове развеялся и мысли вновь обрели ясность. Но он помнил, что речь  шла
о чем-то страшном, что внезапно перед  его  мысленным  взором  возникло...
что? Что?
     - Тебе надо еще выпить, прежде чем ты войдешь  внутрь,  -  послышался
настойчивый шепот. Перси начал было протестовать, что выпил уже достаточно
этой странной смеси, но Гермес, как и в прошлый раз, сунул горлышко сосуда
ему в рот. Перси закашлялся, ему удалось пролить большую часть жидкости на
грудь, но в желудок попало все же достаточно, чтобы его мысли вновь окутал
туман.
     - Теперь ты знаешь,  что  делать.  Ее  спальня  -  первая  справа  по
коридору, ведущему с балкона. Даже не старайся думать, Персей: это  прямая
дорога к гибели! Все необходимые сведения уже погружены в твой мозг;  если
ты просто расслабишься и позволишь им всплыть на поверхность, ты в  каждый
момент будешь поступать так, как нужно.  Помни,  ты  не  можешь  потерпеть
неудачу! Не можешь! Теперь иди!
     Гермес подтолкнул его вокруг колонны в зал. Перси споткнулся  и  чуть
не упал, но сумел удержаться на ногах  и  двинулся  вперед.  Ему  хотелось
обернуться  и  обсудить  со  своим  проводником  несколько  очень   важных
вопросов, но почему-то более важно было идти вперед, держа руку на рукояти
громадного меча, с тревогой и в напряженном ожидании...
     Пол был  покрыт  ковром  из  столь  странного  материала,  что  Перси
казалось вполне естественным, что у него плывет перед глазами, как  только
он  пытается  разобрать  узор.  Ковер  закончился   перед   самой   аркой,
поддерживаемой спиральными каменными колоннами. Он вошел.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0989 сек.