Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Сергей Подгорный - Вторая возможность

Скачать Сергей Подгорный - Вторая возможность


   25

   "Трудно  назвать  гением  человека,  работающего  где-то   завхозом   и
снимающего  угол  у  сердобольной  старушки..."  -  хмуро  думал   Евтеев,
возвращаясь от Марфы Лукьяновны Панько.
   Стоял поздний субботний вечер. Медленно шагая, Евтеев проходил одну  за
другой троллейбусные остановки, но, несмотря на  мелкий  дождь,  продолжал
идти пешком.
   "Циолковский как-то написал, что в России каждый год умирало две тысячи
гениев,  но  все  считали  их  сумасшедшими   и   чудаками...   Бесполезно
доискиваться,  откуда  он  взял  эту  цифру:  калужский  учитель  сам  был
_странным гением_... Странным гением, которому повезло...
   Для таких натур, как Сюняев, не существует  традиционных,  общепринятых
путей  и  в  жизни...  К  нашему  громадному  сожалению,  идя  по  своему,
кажущемуся  им  более  разумным  и  кратким,  пути,  они  почти  неизбежно
запутываются и становятся завхозами, хотя по уму академики, и  оказываются
на краю, где совсем  рядом  отчаянье,  но  так  далеко  до  редакций  даже
научно-популярных изданий, и  так  недоступны  печатные  страницы  для  их
идей..." - с угрюмой печалью думал Евтеев.
   Он невольно взглянул на тяжелый портфель в своей руке, в котором лежали
те из бумаг Сюняева, что привлекли  его  внимание  в  первую  очередь;  за
остальными он договорился с Марфой Лукьяновной  заехать  завтра.  О  Марфе
Лукьяновне подумал с грустной теплотой и  глубокой  благодарностью:  Игорю
Ивановичу в свое время повезло на квартирную хозяйку...
   Сестер и братьев у него не было, отец и мать  погибли  в  автомобильной
катастрофе, когда ему было двенадцать лет, воспитывала его  бабушка,  мать
отца, тоже давно умершая. После гибели Сюняева отыскались какие-то дальние
родственники, но к бумагам не проявили ни малейшего интереса, а кроме  них
наследовать было,  в  общем-то,  нечего...  А  Марфа  Лукьяновна  даже  не
подумала  пустить  бумаги  на  хозяйственные  надобности  или  отдать  тем
книголюбам, которые рыщут в поисках макулатуры;  Евтеев  обнаружил  их  не
только в целости, но даже в том порядке, в  каком  в  то  апрельское  утро
оставил Сюняев.
   Найти бывшее место  жительства  Игоря  Ивановича  в  миллионном  городе
оказалось гораздо сложнее, чем Евтеев предполагал, потому что прописан тот
был под Киевом, но все-таки наступил  день,  когда  он,  напрасно  пытаясь
унять волнение, переступил порог квартиры  Марфы  Лукьяновны  Панько,  где
Сюняев снимал комнату.
   Есть старые женщины,  лица  которых  время  избороздило  морщинами,  но
стерло с них все мелкое, недостойное, суетное, оставив  доброту  и  мудрую
светлую печаль.
   - А кем вы будете Игорю? -  настороженно  спросила  она,  когда  Евтеев
представился и сказал о цели своего визита.
   - Другом, - чуть замявшись, твердо ответил он.
   - ...Одно время, когда он у меня поселился, у него было  много  друзей,
просто знакомых, - помолчав, горько  сказала  Марфа  Лукьяновна.  -  Часто
приходили к нему, спорили, пили чай... Я любила слушать их споры...  Потом
приходили все реже... да и он сам становился все замкнутее, отчужденнее  к
другим... Вас я не помню...
   - Я действительно его друг, - твердо повторил Евтеев.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1154 сек.