Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Эразм Роттердамский - Диатриба, или рассуждение о свободе воли

Скачать Эразм Роттердамский - Диатриба, или рассуждение о свободе воли


     Закон природы глубоко высечен в сердцах всех людей: как у скифов, так и
у греков. Он говорит, что несправедливо, если кто-нибудь делает другому  то,
чего не хочет, чтобы делали ему. И философы - без света веры  и  без  помощи
божественного Писания - по творению узнали  вечное  совершенство  и  величие
Бога и оставили много наставлений добродетельной жизни, весьма совпадающих с
евангельскими заповедями. Многие их  изречения  призывают  к  добродетели  и
обличают дурные дела. Вероятно, и у них была воля, которая каким-то  образом
склонялась к добру, но она не была способна (привести) к  вечному  спасению,
если по вере не приходила благодать.
     Закон же дел повелевает и грозит наказанием. Он умножает грех и рождает
смерть не из-за того, что он плох, но из-за того, что он приказывает  делать
то, что мы без благодати не в состоянии выполнить.
     Закон веры, хотя он и дает гораздо более суровые  заповеди,  чем  закон
дел, делает так, что если будет на то полнота благодати,  то  само  по  себе
невозможное она превратит не только в легкое, но даже  в  приятное.  Поэтому
вера исцеляет разум, поврежденный грехом; милость укрепляет бессильную волю.
     Таким образом, закон дел был таким: "Ешь с любого дерева в  раю,  но  с
дерева познания добра и зла не ешь, потому что в тот день, когда вкусишь  от
него, смертью умрешь". И далее опять Моисей приводит закон дел: "Не  убивай;
если убьешь - будешь убит.  Не  прелюбодействуй;  если  прелюбодействуешь  -
будешь побит камнями".
     Но что говорит закон веры, который приказывает любить  врагов,  который
приказывает каждый день нести крест, который приказывает презреть жизнь? "Не
бойся, малое стадо: ибо ваше  Царство  небесное".  И  -  "Надейтесь,  ибо  Я
победил мир". И -  "Я  с  вами  до  скончания  века".  Этот  закон  выразили
апостолы, и, несмотря но та что их били плетьми за имя Иисуса,  они  уходили
из синедриона радуясь. Поэтому и Павел говорил: "Все  могу  в  Том,  Который
укрепляет меня".
     Нет сомнения, что это же говорит Проповедник: "Я дал законы и  заповеди
Свои". Кому? Сначала сам тем двум  прародителям  рода  человеческого;  потом
иудейскому народу через Моисея и пророков. Закон указывает, что  хочет  Бог,
предлагает  наказание,  если  не  повинуешься;  предлагает   награду,   если
повинуешься. Относительно прочего он  предоставляет  возможность  выбора  их
воле, которую Он сотворил свободной, крутящейся в обе стороны. Поэтому, если
от человека скрыты различия между добром и злом и воля Божья, то ему  нельзя
вменять в вину, когда он выбирает плохое. Если бы воля не была свободной, то
нельзя было бы вменять в вину грех, потому что если нет свободы,  то  нет  и
греха. За исключением того, когда ошибка или скованность  воли  родилась  из
греха. Изнасилованной женщине не вменяют в вину то, от чего она потерпела.
     Хотя это место, которое мы привели из  Книги  Проповедника,  относится,
по-видимому, преимущественно  к  нашим  прародителям,  в  некотором  смысле,
однако, оно касается всех потомков Адама: оно не касалось бы, если бы у  нас
не существовало никакой свободной воли. Ведь несмотря на  то  что  свободная
воля была ранена грехом, она все-таки не уничтожена. Несмотря на то что  она
охромела и до получения благодати мы больше склоняемся к злу, чем  к  добру,
она, однако, не искоренена. Чрезмерность преступлений и  привычка  к  греху,
ставшая второй натурой, иногда так помрачает суждения разума и так сокрушает
свободу воли, что, кажется,  будто  воля  уничтожена,  а  свобода  полностью
исчезла.
     Что  касается  того,  на  что  способна  в  нас  свободная  воля  после
грехопадения и до получения благодати, то мнения как древних,  так  и  более
новых удивительно противоречивы, потому что один обращает внимание на  одно,
а другой на другое. Те, которые  были  против  отчаяния  и  беспечности,  но
хотели поощрить в людях  надежду  и  стремление,  -  ценили  свободную  волю
больше. Пелагий учил, что, после того как  человеческая  воля  по  благодати
была освобождена и исцелена, нет надобности в новой  благодати,  но  человек
может достигнуть вечного спасения при помощи свободной  воли;  однако  своим
спасением он обязан Богу, без благодати которого человеческая воля  не  была
бы свободна делать добро; и та самая сила духа, при помощи  которой  человек
воспринимает познанное добро, отвращаясь от того, что ей  противоположно,  -
это благодеяние Создателя, который вместо человека мог бы сотворить лягушку.
     Те, которые примыкают  к  взглядам  Скота,  еще  более  склонны  любить
свободную волю. Они думают, что она обладает такой  силой,  что  человек  не
только при помощи полученной  им  благодати,  которая  уничтожает  грех,  но
силами самой природы способен поступать нравственно, как говорят,  заслужить
- пусть  и  "не  полностью",  но  "соответственно"  -  "благодать,  делающую
благоугодным". Именно вот так они и говорят.
     Диаметрально противоположны им другие, так как настаивают на  том,  что
все эти дела, хотя они и нравственно добры, для Бога отвратительны не менее,
чем преступления вроде прелюбодеяния и убийства, потому что  они  происходят
не из любви к Богу и не из  веры.  Мнение  этих  людей,  кажется,  не  менее
милостиво, особенно потому, что философы имели другое представление о  Боге,
и могло быть так, что у них была и вера, и какая-то любовь к Богу, и не  все
они делали ради пустой славы, но от любви к добродетели и нравственности.  И
то, что они учили, следует знать  не  по  какой-нибудь  другой  причине,  но
потому, что это добродетельно. Ибо тот, кто для спасения  родины  подвергает
себя опасности ради славы, внешне делает добро, но я  не  знаю,  нравственно
это добро или же нет
     Святой Августин и его последователи, размышляя о том, как  пагубно  для
истинного благочестия, когда человек полагается только на свои силы,  больше
ценят благодать, которую везде вдалбливает  Павел.  Августин  отрицает,  что
человек, подвластный греху, может сам обратиться к исправлению  своей  жизни
или сделать что-нибудь еще,  имеющее  отношение  к  спасению,  если  Бог  не
побудит его посредством незаслуженной им благодати к тому, чтобы он  пожелал
того,  что  ведет  к  вечной  жизни;  эту   благодать   некоторые   называют
"опережающей"; а Августин - "творящей". Потому  что  и  вера,  которая  есть
врата спасения, - это незаслуженный дар Божий. Если - как великий дар Духа -
к  вере  добавлена  еще  и  любовь,  то  Августин  называет  ее  "сотворящей
благодатью", потому что она всегда есть у стремящихся, пока они идут к тому,
чего добиваются, но когда свободная воля и благодать свершают вместе одно  и
то же дело, благодать в этом деле - вожатый, а не спутник. Хотя и это мнение
некоторые тоже разлагают на части, говоря: если ты посмотришь с точки зрения
своей природы, то человеческая воля важнее; если в зависимости от того,  что
заслужено, то важнее благодать. Но вера существует затем,  чтобы  мы  хотели
того, что приносит  спасение,  и  любовь  существует.  Чтобы  мы  не  хотели
напрасно; и они не только разделены во  времени,  но  и  различны  по  своей
природе; однако со временем обе они могут возрасти и усилиться.
     Поэтому - так как  слово  "благодать"  обозначает  благодеяние,  данное
даром, можно, как мы сказали, предложить три или, если хочешь,  четыре  вида
благодати.
     Одна - присущая нам  по  природе  и  испорченная  грехом,  но,  как  мы
сказали, не угасшая. Некоторые  называют  ее  "естественным  влиянием".  Она
присуща всем, даже упорствующим в грехе. Они  свободно  могут  говорить  или
молчать, сидеть, вставать, помогать бедным, читать священные книги,  слушать
проповеди, но все это, по мнению некоторых, нисколько не ведет их  к  вечной
жизни.  Нет  недостатка,  однако  же,  и  в  таких,  которые,  рассуждая   о
неизмеримой доброте Божьей, говорят, что делами такого  рода  человек  может
подготовить себя к благодати и вызвать к себе милосердие Божье, хотя есть  и
такие, которые отрицают, что это может произойти без "особой" благодати. Эту
благодать, так как она присуща всем, они  не  называют  благодатью,  хотя  в
действительности это благодать и она каждый день  творит  чудеса  созидания,
спасения и управления, большие, чем  если  бы  Он  исцелял  прокаженных  или
вылечивал бесноватых. Однако это обыкновенно не  называют  чудесами,  потому
что такое каждый день равным образом распространяется на всех.
     Вторая благодать - "особая",  при  помощи  которой  Бог  по  милосердию
своему без заслуги побуждает  грешника  к  раскаянию,  однако  так,  что  не
наполняет его при этом высшей благодатью, которая уничтожает грех  и  делает
человека  богоугодным.  Поэтому  вторая  благодать,   которую   мы   назвали
"творящей", помогает грешнику не быть  довольным  собой;  и  хотя  он  и  не
отказался от страсти  грешить,  однако  милостыней,  молитвами,  постоянными
благочестивыми делами, слушанием  проповедей,  просьбами  молиться  за  него
Богу, свершением других, как их называют, нравственно  благих  поступков  он
может хотя бы надеяться обрести высшую благодать. Полагают, что в благодати,
которую мы обозначили здесь как вторую, по доброте Божьей не отказано никому
из смертных, так как божественная благодать каждому в этой жизни  предлагает
случаи, удобные для раскаяния, если есть  хоть  какая-то  воля  собраться  с
силами и прибегнуть к помощи Бога, который и  призывает  к  лучшему,  но  не
принуждает к нему. Они полагают, что мы вольны устремиться к  благодати  или
отвратиться от нее, подобно  тому  как  от  нас  не  зависит  открыть  глаза
навстречу свету или же, наоборот, закрыть их.
     Так как неизмеримая милость Божья по отношению к роду человеческому  не
терпит, чтобы человек обманывался в  той  благодати,  которую  они  называют
"делающую благоугодным", если он изо всех сил к ней стремится,  то  выходит,
что ни один  грешник  не  должен  иметь  уверенности  и  ни  один  не  смеет
отчаиваться. Выходит так, что если кто и погибнет, то разве только по  своей
вине.
     Поэтому  существует  естественная  благодать,  благодать   побуждающая,
которая,  конечно,  несовершенна,  а  благодать,  которая  возвращает   воле
действенность, - мы назвали ее сотворящей, потому что она продолжает то, что
начато. И есть благодать, которая доводит до конца. Полагают,  что  эти  три
благодати - одна и та же благодать, называющаяся по-разному в зависимости от
того, как она на нас действует. Первая побуждает, вторая  ограждает,  третья
завершает.
     Поэтому те люди, которые отстоят от Пелагия дальше всего, которые очень
много приписывают благодати, а свободной воле почти  ничего,  однако  же  не
устраняют ее  полностью,  отрицают,  что  человек  может  хотеть  добра  без
"особой" благодати, отрицают, что он может начать  дело,  может  продолжить,
может  завершить  без  первоначальной  и  постоянной   помощи   божественной
благодати.  Их  суждение  кажется  достаточно  приемлемым,  потому  что  оно
оставляет человеку устремление и усилие, однако не оставляет ему ничего, что
он мог бы приписать своим силам.
     Более сурово, однако, мнение тех, которые уверяют, что  свободная  воля
не способна ни к чему, кроме греха, и что  только  благодать  творит  в  нас
добро - не посредством свободной воли, и не вместе  со  свободной  волей,  а
против свободной воли. И наше воление здесь делает не больше, чем это делает
воск, который в руке воятеля принимает любой вид по усмотрению мастера.  Мне
кажется, что эти люди, убегая от веры в человеческие  заслуги  и  дела,  как
говорится, своей лачуги не замечают.
     Самым суровым изо всех кажется мне суждение тех, которые  говорят,  что
свободная воля - это пустое слово и что она не имеет  и  не  имела  никакого
значения ни у ангелов, ни у Адама, ни у  нас,  ни  до  благодати,  ни  после
благодати, но и добро и зло  творит  в  нас  Бог,  и  все,  что  происходит,
происходит по чистой необходимости.
     Поэтому больше всего я буду спорить с этими двумя последними.
     Нам  пришлось  несколько   многословно   повторить   все   это,   чтобы
недостаточно сведущий читатель легче понял дальнейший ход  доказательства  -
потому что миряне мы и пишем для мирян. Поэтому мы вначале и  привели  место
из книги  Проповедника,  в  котором,  кажется,  он  очень  хорошо  обрисовал
происхождение и силу свободной  воли.  Теперь  пройдем  бегло  по  остальным
свидетельствам Писаний. Мы это сделаем, но прежде напомним, что это место  в
издании Альда отличается от теперешнего латинского церковного текста. Ведь в
греческом тексте не добавлены  слова  "тебя  соблюдут".  Во  всяком  случае,
Августин - всякий раз,  как  он  приводит  это  место,  -  не  делает  этого
добавления, и я думаю, что ----- там написано вместо ------.
     Итак, подобно тому как бог в раю  предложил  избрать  и  смерть:  "Если
повинуетесь Моей заповеди - будете жить, если нет  -  умрете,  бойтесь  зла,
изберите добро", так же Он сказал  Каину  в  четвертой  главе  книги  Бытия:
"Почему ты гневаешься? Почему поникло лицо твое: Разве ты не поднимаешь его,
когда делаешь добро: А если делаешь зло, разве не появляется тотчас у дверей
твой  грех?  Но  в  твоей  власти  будет  влечение  к  нему  и   ты   будешь
господствовать над ним". Он предлагает награду, если человек захочет забрать
то, что благочестиво, предлагает наказание,  если  он  предпочтет  следовать
противоположному. И показывает, что дурное движение души  можно  преодолеть,
что грех отвратим. С этими местами совпадает то, что Господь говорит Моисею:
"Я положил перед лицом твоим путь жизни и  путь  смерти.  Избери,  что  есть
добро, иди за ним". Можно ли было  сказать  понятнее?  Бог  показывает,  что
хорошо и что плохо, показывает награду за то и за другое: смерть и жизнь. Он
оставляет человеку свободу выбора. Смешно, если  говорят  "избери"  тому,  у
кого нет возможности обратиться в ту или другую сторону! Все равно, как если
бы кто-нибудь сказал стоящему на распутье: "Видишь две дороги? Иди по  какой
захочешь", а одна из них непроходима.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0474 сек.