Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Эразм Роттердамский - Диатриба, или рассуждение о свободе воли

Скачать Эразм Роттердамский - Диатриба, или рассуждение о свободе воли


     И  снова  -  Второзаконие,  глава  тринадцатая:  "Подумай,  сегодня   Я
предложил тебе жизнь и добро и, напротив, смерть и зло,  чтобы  ты  возлюбил
Господа Бога твоего, ходил по путям Его, исполнял Его заповеди и  повеления.
Ты будешь жить и размножаться, и благословит Он тебя на земле, в которую  ты
идешь для обладания ею. Если же отвратится сердце твое,  и  ты  не  захочешь
слушать, и, обманувшись, станешь поклоняться чужим богам и  служить  им,  то
возвещаю тебе сегодня, что  ты  погибнешь  и  недолго  проживешь  на  земле,
владеть которой ты  хочешь,  переправившись  через  Иордан.  В  свидетели  Я
сегодня призываю небо и землю: Я предложил вам жизнь и смерть, благословение
и проклятие. Ты избери жизнь, чтобы жили ты  и  потомство  твое!"  Здесь  ты
опять слышишь слово  "предложил",  слышишь  слово  "избери",  слышишь  слово
"отвратится", которые не употреблялись бы постоянно, если бы  воля  человека
не была бы свободна творить добро, а могла творить только  лишь  зло.  Иначе
было бы вроде того, как если бы человеку, у которого руки связаны  так,  что
он может протянуть руку только  влево,  сказали:  "Вот  справа  стоит  очень
хорошее вино, а слева - отравленное; протяни руку, к какому хочешь".
     И это не отличается от того, что говорит тот же Господь у Исайи:  "Если
вы захотите и послушаете Меня,  будете  вкушать  блага  земли;  если  же  не
захотите и не послушаете Меня, то меч поглотит  вас".  Если  человек  никоим
образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые
говорят, ни для  добра,  ни  для  зла,  то  что  означают  эти  слова  "если
захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И
так как грешникам говорится много такого, что я не  представляю,  как  можно
избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть  сколько-нибудь
свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть  помышлением  или
движением души, а не волей, потому  что  воля  определенна  и  рождается  из
рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".
     К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К  тем,
у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы  похоже  на  то,
как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить:
"Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"
     То же самое  у  этого  пророка  в  главе  сорок  пятой:  "Соберитесь  и
придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в
главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними  цепи  с
шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься,  то
Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как
Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на  свободу  выбора.  Захария
еще яснее указывает на усилие свободной воли  и  на  благодать,  уготованную
тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит  Господь
воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит  господь".  У  Иезекииля  в  главе
восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый  покается  во  всех  грехах,
которые  он  совершил,  и  будет  верен  решению".  И  вскоре:   "Обо   всех
преступлениях его,  какие  он  совершал,  Я  вспомню".  А  также:  "Если  же
отвратится праведник от своей праведности и будет никоим  образом  не  имеет
свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни  для
добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"?  Тогда  больше
подходило бы: "Если Я захочу", "если Я  не  захочу".  И  так  как  грешникам
говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы
не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли,  если
только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души,  а  не
волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.
     И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой:  "Если  вы
спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1003 сек.