Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Философия

Николо Макиавелли - Рассуждения о первой декаде Тита Ливия

Скачать Николо Макиавелли - Рассуждения о первой декаде Тита Ливия

Глава XXVII
                         ЛЮДИ ЛИШЬ В РЕДЧАЙШИХ СЛУЧАЯХ
                         УМЕЮТ БЫТЬ СОВСЕМ ДУРНЫМИ ИЛИ
                                СОВСЕМ ХОРОШИМИ
 
     В 1505 году папа Юлий II пошел походом на Болонью, дабы выгнать оттуда  род
де Бентивольи, владевший этим городом около ста  лет.  Ополчившись  против  всех
тиранов, занимавших  церковные  земли,  он  решил  также  выкинуть  Джовампаголо
Бальони из Перуджи, тираном которой тот был.  Подойдя к Перудже, папа Юлий II  с
его хорошо всем известной смелостью и решительностью не стал дожидаться  войска>
которое должно было подоспеть ему  на  помощь,  но  вошел  в  город  безоружным,
несмотря на то что Джовампаголо собрал в нем  довольно  много  людей  для  своей
защиты.  Увлекаемый тем яростным пылом, благодаря которому он подчинял себе  все
обстоятельства, Юлий II, сопровождаемый только свитой,  отдался  в  руки  своего
врага, которого затем увел с собой, оставив в Перудже собственного  губернатора,
установившего в ней власть Церкви.
     Людьми рассудительными,  находившимися  тогда  подле  папы,  была  отмечена
дерзновенная отвага папы и жалкая трусость Джовампаголо; они не могли уразуметь,
как получилось, что человек с репутацией Джовампаголо разом не подмял  под  себя
врага и не завладел  богатой  добычей,  видя,  что  папу  сопровождают  все  его
кардиналы со всеми их драгоценностями.  Люди эти  не  могли  поверить,  что  его
остановила доброта или что в нем  заговорила  совесть;  ведь  в  груди  негодяя,
который сожительствовал с сестрой  и  ради  власти  убил  двоюродных  братьев  и
племянников, не могло пробудиться какое-либо благочестивое чувство. Вот почему и
приходится сделать вывод, что люди не умеют быть  ни  достойно  преступными,  ни
совершенно хорошими: злодейство  обладает  известным  величием  или  является  в
какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться.
     Так вот,  Джовампаголо,  не  ставивший  ни  во  что  ни  кровосмешение,  ни
публичную резню родственников, не сумел, когда ему представился к  тому  удобный
случай, или, лучше сказать, не осмелился совершить деяние, которое заставило  бы
всех дивиться его мужеству и оставило бы по себе вечную память, ибо он  оказался
бы первым, кто показал прелатам, сколь мало надо почитать всех тех, кто живет  и
правит подобно им, и тем  самым  совершил  бы  дело,  величие  которого  намного
превысило бы всякий позор и связанную с ним, возможно, опасность.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0771 сек.