Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Евгений Федорович Богданов - Ожерелье Иомалы

Скачать Евгений Федорович Богданов - Ожерелье Иомалы

   Глава двенадцатая
   ЧУЖЕЗЕМНЫЕ ПАРУСА
 
   В становище Ой-Ял все  пришло  в  движение.  Биармы,  прознав  о  приходе
норманнов, отсылали жен и детишек  в  леса,  в  укромные  охотничьи  чумы  и
шалаши, поспешно закапывали в землю одежду, запасы пищи,  дорогие  украшения
и, у кого было, серебро. То тут, то там ширкало железо  о  точильные  камни:
мужчины вострили оружие, готовили доспехи на тот случай, если Вик-Инг пришли
с войной. Старейшина Хальмар отправил гонцов-охотников в соседние городища и
стойбища оповестить соплеменников о том, что гости на  подходе.  Слишком  уж
недоброй была слава норманнов. Чаще всего встречи  их  с  местными  жителями
начинались с торга и кончались грабежом.  Закованные  в  железо,  с  острыми
мечами и копьями, норманны лавиной устремлялись в леса и, встретив на  своем
пути хижины биармов, жгли и ломали их. Копьями,  точно  щупами,  разыскивали
ямы  с  запрятанным  добром,  насиловали  женщин,  врубались  в  ряды  плохо
вооруженных воинов лесных племен. Костяные стрелы охотников  мало  причиняли
вреда викингам, защищенным кольчугами и крепкими щитами. И только в  ближнем
рукопашном смертном бою отважные биармы топорами и  палицами  чинили  врагам
немалый урон.
   Зимними долгими ночами в хижинах, у очагов, старые  биармы  рассказывали,
что много лет назад на Вину пришел викинг Гаральд  Волчий  Зуб.  Он  сначала
открыл торг, а потом его викинги бросились с  оружием  на  биармов  и  стали
отбирать все, что продали им. Биармы взялись за кистени и рогатины, но битва
не принесла победы. Большой овраг, где звенели  щиты  и  летали  стрелы,  до
краев был заполнен трупами сынов Иомалы. Гаральд Волчий Зуб ушел  с  берегов
Вины целым и невредимым, потеряв лишь десяток людей.
   Насторожился дремучий лес. За  каждым  деревом  -  дозорный.  Одна  птица
передавала другой весть  о  том,  что  чужеземец  близко.  И  едва  норманны
появились, на всем пути к берегам Ой-Ял  их  провожали  зоркие,  недремлющие
глаза.
   Ватажный староста Владимирко привез новгородским поселенцам, жившим  выше
по реке, тревожную весть о подходе викингов, которые в  горле  моря  Ган-Вик
ястребами налетели на мирные поморские ладьи и потопили две из них.  Третьей
удалось спастись только чудом. Она ушла от погони, скрывшись в  волнах.  Всю
ночь гребцы, выбиваясь из сил и непрестанно отливая воду  из  ладьи  ведром,
гребли к берегу, где на спех починили посудину.
   Едва  Владимирко  добрался  до  острога  на  берегу  Вины  и  усталый  до
полусмерти ввалился в свою избу, к нему явился молодой биарм. Крепкая  обувь
из кожи на нерпичьей подошве разбита в прах, одежонка разодрана в  клочья  -
пробирался, видимо, ночью по лесу без пути, без  дороги.  Но  лицо  у  парня
молодое, не очень утомленное. Он подал Владимирку  горячую  крепкую  руку  и
залопотал по-своему, по-чудному. Владимирко плохо понимал его.
 Тогда биарм достал из-за пазухи небольшой скрученный лист бересты. На бересте были вырезаны ножом какие-то знаки. Владимирко накормил биарма. Жена принесла кусок холста и разодрала его надвое. Биарму дали сапоги и холст. Он переобулся в сухое и, приложив руку к сердцу, поблагодарил хозяев. Он все заглядывал в лицо Владимирка, силясь угадать мысли ватажного старосты. Владимирко задумчиво рассматривал рисунки на бересте. Мало-помалу значение рисунков стало для него понятным.
   Норманн стоял с мешочком денег в руках, биарм рядом с ним  держал  шкурку
песца - значит, норманны прибыли на торг. Следующие  рисунки  означали,  что
после торга норманны,  может  быть,  нападут  на  биармов.  Владимирко  знал
повадки викингов. Норманн держал в руке меч, биарм был с  луком  -  выходит,
будет бой. А кто же этот четвертый человечек? Судя по топору, который был  в
его руках, - ватажник, новгородец. Он должен быть рядом с биармом, прийти  к
нему на помощь.
   - Все понятно, - сказал Владимирко, свернув  бересту.  -  Ваш  старейшина
просит помочь ему в случае войны...
   Биарм, видя, как взгляд Владимирка прояснился, радостно закивал  и  опять
залопотал по-своему. Владимирко похлопал его по плечу:
   - Придем. Не оставим вас в беде! - он  показал  жестами,  что  новгородцы
непременно явятся на помощь.
   Затем Владимирко взял острый охотничий нож и  рядом  с  рисунком  биармов
стал вырезывать свои фигурки.
   Он вырезал новгородца и биарма рядом, со шкурками в руках, а  за  ними  -
норманна с мешочком денег. Это означало, что и  новгородцы  и  биармы  будут
вместе на торге. А когда норманны после торга вздумают  драться  -  об  этом
говорила фигурка норманна с мечом, -  то  биармы  возьмут  в  руки  луки,  а
новгородцы - топоры.
   Закончив работу, Владимирко поправил повязку на голове  и  подал  бересту
посланцу. Тот взял ее, посмотрел на фигурки и опять радостно закивал головой
и приложил руку к сердцу. Владимирко смотрел на него  с  улыбкой.  Он  вдруг
вспомнил что-то и радостно воскликнул:
   - Погоди, парень, это ты подъехал к нам на  лодке,  когда  мы  торопились
домой на своей ладье?
   Владимирко поднял руку с тремя растопыренными пальцами, потом загнул два.
Биарм радостно закивал и затыкал пальцем себе в грудь.
   - Я тогда встретил вас на реке утром! - сказал он.
   Это был Рейе.
   Владимирко дал пареньку на дорогу харчей и проводил  его  за  бревенчатый
острожек. Рейе шел, посматривая по сторонам на  высокие,  крепко  срубленные
избы, на женщин в длинных  сарафанах,  которые  несли  от  колодца  воду  на
коромыслах, похожих на луки.
   В тот же день Рейе, пройдя около тридцати верст, вернулся домой и передал
ответ Владимирка Хальмару.
 
   *
   * *
 
   Наступил тихий зоревой вечер. Вина лишь  кое-где  была  подсинена  рябью.
Полуночный ветер опустил свои крылья. И там, где небо взялось синей  хмарью,
лесные люди увидели большой полосатый парус. Отблески заката играли на  нем.
Красные полосы казались кровавыми, зловещими, а синие  напоминали  о  чужих,
неведомых морях.
   За полосатым парусом показался другой, поменьше, с  изображением  черного
морского орла. Драккары шли на веслах друг за другом.  Можно  было  опустить
паруса - ветер очень слаб, - но викинги хотели, чтобы лесные люди увидели их
быстроходные корабли во всей красе.
   Туре Хунд-Собака в голубом  шелковом  плаще  неподвижно  стоял  на  носу,
опираясь на меч, обшаривая берег прищуренными глазами. Туре догадывался, что
с берега за драккарами следят десятки биармов. Пусть жалкие  лесные  людишки
видят силу и могучесть викингов, богатых ярлов и  купцов,  сыновей  фиордов,
знатных воинов и настоящих мужчин!
   В конце пути, повеселев, викинги дружно и сильно  взмахивали  веслами,  и
радужные брызги, подсвеченные зарей, вспыхивали возле черных смоленых бортов
драккаров, на которых поблескивали развешанные боевые щиты.
   На носовую палубу поднялся Орвар. Он стал рядом с хозяином, сжав  крепкой
рукой рукоять меча. На телохранителе Туре - боевые  доспехи:  рогатый  шлем,
пластинчатая кольчуга, в левой руке овальный бронзовый щит.
   Зоркий взгляд Туре приметил в камышах под берегом кожаные  лодки.  Викинг
уверился в том, что городище биармов ,близко. Он поднял над  головой  меч  и
бросил его на палубу. Орвар снял шлем и также  положил  его  рядом  с  мечом
Туре.  Туда  же  он  сложил  и  щит  и  меч.  Затем  Орвар  поднял   заранее
приготовленный шест, на котором была привязана  заячья  шкурка.  Это  должно
было означать намерения гостей: "Мы пришли сюда  не  воевать,  а  торговать.
Бояться нас не следует".
   Биармы видели все это с берега, но  никто  из  них  не  показывался.  Они
выжидали.
   Викинги вынули  весла  из  весельных  дыр  и  сложили  их  вдоль  бортов.
Опустился полосатый парус. За борт  упал  якорь.  Рядом  с  драккаром  Хунда
бросил якорь корабль Карле.
   Викинги повскакали с румов и с любопытством смотрели на незнакомый берег.
Потом они стали приводить в порядок свои корабли.  Орвар  ударил  в  гонг  -
сигнал к ужину.
   Ночью вверх и вниз по реке шныряли дозорные лодки викингов с вооруженными
моряками. На кораблях усталые команды рано легли спать.
   По берегу, у городища Ой-Ял, крадучись и прячась за  деревьями,  до  утра
ходили дозорные биармов, стерегли каждый шаг незваных гостей.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1022 сек.